ЭТО ИСКУССТВО ДОЛЖНО БЫТЬ ПОЛЕЗНЫМ!


ЭТО ИСКУССТВО ДОЛЖНО БЫТЬ ПОЛЕЗНЫМ!

Сначала были встречи за чашкой кофе. Собирались, спорили, размышляли. От разговоров решили перейти к действиям. Начали разрабатывать программу. Кто-то предложил новое общество назвать «Stowarzyszenie milosnikow filmu ar-tystycznego» («Общество любителей художественного кино»)— сокращенно «Start». Так в 1930 году возник знаменитый «Старт» — одна из наиболее ярких страниц в довоенной польской кинематографии.

Активными членами «Старта» были известные сейчас режиссеры Александр Форд, Антони Богдзевич, Ежи Боссак, Людвик Перский, Ванда Якубовская, Ежи Зажицкий, Станислав Воль, оператор Адольф Форберт, киновед и критик профессор Ежи Теплиц.

Не случайно это прогрессивное объединение возникло в период наиболее напряженного экономического кризиса и в годы «звуковой революции». Это определило политическую и эстетическую программу стартовцев — пропаганду новых путей в кинематографе. Критически резко оценивая ситуацию в польском

кино, стартовцы призывали «начать все с начала», то есть с радикальных перемен в кинодраматургии и кинопроизводстве.

Главную беду они видели в состоянии сценарного дела. Шаблон, рутина, безыдейность, оторванность от фактов и процессов польской действительности, культ низменных инстинктов, заигрывание с мещанством, отсутствие профессионального умения — так характеризовали стартовцы состояние драматургии. Многие фильмы тех лет были откровенными и далеко не лучшими копиями с заграничных (опять же не лучших) образцов. Иногда менялись только имена и географические названия, а сюжетные схемы, режиссерские решения полностью переносились из американских, французских кинобоевиков.

Следовал вывод — не было своей драматургии, не было квалифицированных кадров, не было производственной базы, не было требовательного зрителя. Решено было начать с последнего — с воспитания зрителя.

«Старт» организует показ лучших фильмов мирового экрана, проводит обсуждения, дискуссии, доклады, сообщения. Борьба за зрителя становится одним из главных лозунгов «Старта». Знакомя зрителя с эстетикой хорошего фильма, обучая его языку кино, стартовцы стремились заразить зрителя истинным искусством.

Людвик Перский предложил лозунг: «Аплодируйте хорошим фильмам, освистывайте плохие!» — и этот призыв был, взят на вооружение.

Новые требования предъявили стартовцы и критике. Эти требования •— объективность, конкретность, воспитательность и действенность. Одной из первоочередных задач критики и своего общества они считали борьбу против фашизации сознания зрителя, антивоенную пропаганду.

Председатель «Старта» — его теоретик и идеолог Эуге- ниуш Ценкальский — писал:    «При капиталистическом строе киноискусство непременно

деформируется, и эта деформация вызвана давлением со стороны капиталиста, который в большинстве случаев стремится снизить художественный уровень, стремится удовлетворить «массовые вкусы».4

С ненавистью писали стартовцы о современном кинозрелище, о голливудском кинотоваре, притупляющем сознание зрителя. Они называли это кино «бегством от мучительных вопросов времени, которые должны быть разрешены».

Другой теоретик «Старта», Ежи Теплиц, писал: «Кино должно стать полезным искусством, а мыслящий зритель должен выходить из кинотеатра с чувством полного удовлетворения не только от совершенства формы, но и от интересного содержания, дающего материал для размышления».5Требуя, чтобы фильм был документом жизни, стартовцы призывали запечатлеть на экране безработицу, которая была, по их мнению, свидетельством не только экономического, но и идеологического кризиса. Будущее киноискусства они видели в предельной его документализации — «строка в газете может дать тему для трагедии или комедии».

Интересны были положения, выдвинутые стартовцами в области языка кино, его эстетики. Они безоговорочно ратовали за реализм, объявив борьбу коммерческому кино с его трусостью, схематичностью, приглаженностью и конформизмом, они предостерегали от увлечения броскостью, непонятностью, трюкачеством. Кино должно говорить со зрителем простым и понятным языком,— утверждали они.

С воодушевлением приняв звук, стартовцы очень точно определили и возможные потери при «доминанте звука» — это ограничение возможностей монтажа, тирания микрофона над камерой, замедленность ритмов, снижение пластических качеств фильма. Они боялись, что фильм станет «экранной пародией театра» и поток слов, бедных смыслом и эмоциями, подавит все остальные компоненты фильма. Эти мысли были выражены в докладе Ценкальского, прочитанного им в Варшавском университете, во многих статьях и выступлениях стартовцев. Режиссер Антони Богдзевич так кратко сформулировал свое отношение к звуку: «Образ навсегда останется главной эссенцией фильма, а звук является только его дополнительным элементом».

Силами членов «Старта» или же под влиянием этого общества в эти годы создаются фильмы, разрушающие привычную эстетику «иллюзиона». Это короткометражные ленты Ценкальского, Зажицкого и художественные картины Александра Форда. Наибольший интерес и сегодня представляет первый звуковой фильм Форда «Легион улицы», снятый в 1932 году.

Фильм рассказывал о мальчишках-газетчиках, мечтающих о приобретении велосипеда. Велосипед означал для них, прежде всего, заработок, возможность обогнать «конкурентов» — кто первый доберется в центр, тот и больше заработает.

Один из них, чтобы завоевать приз, участвует в гонках, но попадает под колеса трамвая и остается без ноги.

Форд показывает несколько драматических судеб молодых людей, раскрывая социальные причины их драм.

Картина представляет для нас сегодня большой интерес и в другом аспекте.

Острая социальная проблематика картины породила поиски новых путей выражения — предельно достоверных, почти документальных. Форд снимает на улице, снимает непрофессиональных актеров, «натура» и «павильоны» фильма были подчеркнуто достоверны. Сюжет картины не был строго драматургически организован. Короче говоря, в поэтике «Легиона улицы» содержалось в зародыше многое, что позже стало эстетическими законами итальянского неореализма.

Не отказался Форд от социальной проблематики и в следующем своем фильме, «Пробуждение» (1934), но цензура постаралась его так изуродовать, что зритель увидел вещь далекую от оригинала — значительно приглушенную, неровную и подчас даже непонятную.

Как ни стремились стартовцы к радикальному изменению ситуации, их максимальные усилия заканчивались минимальными результатами. Они убеждались на практике, что в условиях буржуазного общества не смогут осуществить свою программу. «Искусство кино в клещах бизнеса» — так называлась одна из публичных дискуссий, организованных «Стартом». И вот эти-

то «клещи» привели общество к кризису. В 1935 году «Старт» был распущен. Но его лозунги продолжали жить.

В 1937 году была сделана попытка возродить деятельность «Старта». Ценкальский, Форд, Зажицкий, Воль, Якубовская и другие организовывают «Spoldzielnie Autorow Filmowych» (SAF) — «Кооперацию киноавторов». Это новое общество стало активно снимать фильмы — сначала короткометражные, а потом и полнометражные.

Но и этим планам не суждено было свершиться. Началась война. Польская кинематография на территории Польши перестала существовать.



Кино Польши, 1965