ПОЛЬСКИЙ КИНОФРОНТ


ПОЛЬСКИЙ КИНОФРОНТ

10

В 1943 году польские кинематографисты, заброшенные войной в разные концы Советского Союза, получили повестки из военкомата. Союз польских патриотов создавал свое первое боевое соединение — дивизию имени Костюшки. Александр Форд и оператор Адольф Форберт оказались в Ташкенте, Ежи Боссак — в Фергане, где он руководил плановым отделом текстильной фабрики. Станислав Воль и Людвик Перский были эвакуированы в Ташкент из Киева (они оба принимали участие в съемках фильма Марка Донского «Ра- дуга»).

Кроме военкоматовских повесток, все они получили телеграфный вызов, подписанный от имени Союза польских патриотов Вандой Василевской.

Людвик Перский рассказывает: «Через четыре дня мы были в Ташкенте. Но оттуда выехать было очень трудно. Тысячи офицеров и солдат, возвращавшихся на фронт из многочисленных в тех местах госпиталей, осаждали вокзальные кассы. Наши документы мало нам помогли, и мы пошли за помощью на Ташкентскую киностудию, где режиссер Леонид Луков снимал фильм «Два бойца». Эти «два бойца», самые популярные в то время советские киноактеры Борис Андреев и Марк Бернес, были командированы на вокзал, чтобы, используя свою популярность, проложить нам дорогу к билетной кассе. Андреев произнес пламенную речь о польско-советской дружбе, Бернес пропел для собравшихся «Темную ночь», а мы стали обладателями пропуска на санитарный поезд, возвращающийся на фронт».5

В Рязанской области польские кинематографисты встретились с Фордом, назначенным руководителем киногруппы дивизии. Так родилась знаменитая, существующая и поныне «Чолувка» («Czoiowka»), что в переводе на русский язык означает «передовой отряд», «авангард».

«Чолувка» оправдывала свое наименование. Менялось название польского соединения — дивизия имени Костюшки выросла в корпус, потом стала армией, затем получила название Польских вооруженных сил. Неизменным оставалось название «Чолувки», прошедшей длинный и трудный боевой путь от Рязани до Берлина.

15 июля 1943 года, в годовщину битвы под Грюнвальдом, была заснята первая лента «Чолувки» — «Присягаем земле польской», — акт торжественной военной присяги костюш- ковцев.

1 сентября закончилось формирование дивизии, и она была направлена на фронт.

Первая битва. Битва под Ленино. Первые фронтовые кадры — журнал «Борющаяся Польша» № 1.

Не обошлось без курьеза. Когда привезли заснятый материал в Москву и показали советским друзьям-коллегам, раздались возгласы недоверия. Атака костюшковцев была снята спереди, «на аппарат», «в лоб». Самые боевые операторы знали, что атаку можно снимать только в спину наступающим, следуя за ними. А тут такое! Грешным делом, заподозрили поляков в инсценировке.

А дело было так. Ночью, перед атакой, Форд, Воль и Форберт, взяв аппараты, пробрались на далеко выдвинутые вперед наблюдательные пункты и там залегли. Это был даже не столько акт отчаянной храбрости, сколько результат фронтовой неопытности. И когда началась атака, они оказались впереди наступающих.

Через два дня озвученная Юрием Левитаном на русский язык польская фронтовая хроника демонстрировалась в нескольких кинотеатрах Москвы. Появились первые рецензии, похвалы, поздравления. В своих воспоминаниях Людвик Перский писал: «Это был, вероятно, первый международный успех польской кинематографии». В этой шутке была большая доля правды.

Все новые и новые боевые репортажи «Чолувки» запечатлевали эпизоды борьбы, которую героически вели поляки плечом к плечу со своими советскими братьями. Бойцы польского киновойска сменяли автомат на съемочный аппарат и наоборот — в зависимости от ситуации.

Александр Форд, братья Владислав и Адольф Фор- берты, Станислав Воль, Ежи Боссак, Людвик Перский, Ольгерд

Самусевич и другие прошли боевой путь, который летом 1944 года привел их на землю Польши. Первые освобожденные польские города — Хелм и Люблин. Первые встречи с освобожденным народом. Горькая патетика этих встреч — радость освобождения и горе страшных потерь. Гневные кадры фиксируют руины, пожары, следы уничтожения и унижения, чтобы впоследствии стать обвинением, документом гнева и протеста.

Еще шли уличные бои в Люблине, еще далеко было до конца войны, а уже рождались планы возрождения национальной кинематографии. В Люблине начал регулярно выходить киножурнал «Polska Kronika Filmowa», редактируемый Ежи Боссаком. Думали уже о создании первой студии. А пока шли по горячим следам войны. Станислав Воль и Адольф Форберт сняли «Майданек» — первый документальный фильм о гитлеровских лагерях смерти. Потом наступила зима. 17 января 1945 года Московское радио передало сообщение об освобождении Варшавы. По замерзшей Висле шли операторы Войска Польского, чтобы заснять трагические руины польской столицы.

Многие из них — старые варшавяне — не узнавали город. Улиц не было, и только еле заметные тропинки, проложенные в развалинах, говорили о том, что где-то здесь есть и люди. Баррикады, перевернутые трамваи, могилы на каждом шагу были немыми свидетелями борьбы, героизма и трагедии Варшавы. Еще догорали пожары, и в воздухе пахло гарью, пылью развалин.

Потом Краков. Здесь начинается организация первой киностудии. Станислав Воль и режиссер Антони Богдзевич объявляют набор в «Киномастерскую молодых» (одним из принятых был Ежи Кавалерович). Начинает работать школе кинооператоров. Богдзевич ведет занятия, а Воль устремляется в Берлин, где снимает с Ежи Боссаком репортаж «Падение Берлина», а заодно достает оборудование для будущей студии.

Фильмы «Чолувки» фиксировали все новое, шли по горячим следам событий. «Свастика и виселица» (процесс палачей Майданека), «На запад», «Первый съезд профессиональных союзов», «Алло, говорит польское радио», «Битва за Ко- лобжег» (о выходе к Балтийскому морю), «Лодзь», «Строим Варшаву».

Решено было открыть киностудию не в Кракове, а в Лодзи. И вот в одном из лодзинских спортивных залов начала свою деятельность киностудия Войска Польского. Директором ее назначается Александр Форд, заместителем — Станислав Воль.

12

8 декабря 1945 года произошла «демобилизация» студии, она стала государственной организацией и получила название «Film Polski». Но Форд и Воль продолжали носить военную форму до 1947 года.



Кино Польши, 1965