Паранойяльное развитие личности с бредом ревности при психопатиях
Клинические аспекты патологической ревности, Н.А. Опря, 1986

Паранойяльное развитие личности с бредом ревности при психопатиях

Многие психиатры подчеркивали, что паранойя представляет собой патологическое (паранойяльное) развитие психопатической личности (Kretschmer, 1924; Витке, 1924; Ганнушкин П. Б., 1933; Фелинская Н. И., 1963; Керби-ков О. В., 1965; Печерникова Т. П., 1979; и др.). При этом с самого начала развития учения о паранойе выдвигалась роль конституциональных особенностей личности в генезе бредообразования (Krepelin, 1912; Витке, 1924; Гуревич М. О., 1949; Schneider, 1962; и др.)-

Krepelin (1912) писал, что у паранойяльных психопатов под воздействием внешних обстоятельств по «внутренним» закономерностям очень медленно развивается паранойяльный бред, который, подвергаясь психической переработке, постепенно систематизируется и приобретает стойкий непоколебимый характер. К разновидностям паранойи автор относит сутяжное развитие, но допускает возможность появления в некоторых случаях и бреда ревности.

По мнению А. Н. Молохова (1934), параноическая конституция является благоприятной почвой для паранойяльного развития, причем основной предпосылкой для развития служит наличие в преморбиде эпилептоидных черт — самоутверждения, целеустремленности, вязкости мышления, эгоцентризма. Большое значение в параноическом развитии автор придает как «внутренним», так и «внешним» конфликтам.

Согласно В. А. Гиляровскому (1954), паранойя развивается у людей эгоцентричных, самолюбивых, с повышенной самооценкой, склонных к фантазии и исканию правды. Как отмечает автор, главным при паранойе является особое развитие личности с изменением установок на все окружающее. Течение заболевания хроническое с временными обострениями.

Наиболее подробно вопрос о паранойяльном развитии личности разработан П. Б. Ганнушкиным (1933), который рассматривал параноическое развитие (паранойю) в рамках специфического параноического характера. По мнению автора, параноическое развитие происходит путем суммирования реакций на жизненные раздражения, образования тех же определенных патологических установок и закрепления последних благодаря выработке привычек. Кроме параноиков, паранойяльное развитие часто наблюдается у шизоидов, мечтателей, фанатиков. Заболевание характеризуется медленно прогрессирующим течением с формированием стойкого непоправимого бреда. П. Б. Ганнушкин выделил два типа развития: конституциональный и ситуационный. По мнению автора, конституциональное развитие берет свои характерные особенности из самой личности. В противоположность этому ситуационное развитие начинается от травмы, и в начале его всегда можно отличить определенный качественный сдвиг, после которого нередко устанавливается более или менее стационарная картина или даже иногда происходит обратное развитие. Ситуационный тип развития, по П. Б. Ганнушкину, является звеном, соединяющим реакции и развитие, между которыми нет резкой границы, а происходит лишь ряд постепенных переходов.

Противоречивость взглядов на происхождение параноического бреда ревности побудило Jaspers (1910) рассматривать последний, с одной стороны, как развитие особой личности, с другой — как «процесс». В первом случае Jaspers пишет об установлении психологически «понятной связи» между преморбидными особенностями личности и появлением бреда ревности. По мнению автора, бред ревности возникает у личности, предрасположенной к ревности с юношеских лет. В течение жизни бредовые идеи ревности могут обостряться даже независимо от определенных ситуаций и имеют тенденцию то к обострению, то к ослаблению.

При второй форме (бред ревности — «процесс») развивается качественно иное состояние, ведущее к необратимым изменениям. Установить «понятные связи» между преморбидными особенностями личности и бредом ревности у таких больных не удается.

Д. Ю. Фрагина (1961), А. Ф. Москвичева (1961) отмечают, что склонность к паранойяльному развитию с бредом ревности свойственна лицам с психопатическими чертами характера, такими как эгоцентризм, стеничность, целеустремленность, борьба за справедливость. Бредовые идеи ревности развиваются постепенно, становясь как бы неотъемлемой чертой характера больного, полностью овладевая его психикой, вызывая патологическое развитие личности.

А. С. Пурас (1967) выделил у паранойяльных психопатов четыре этапа формирования бреда ревности. В пре-морбиде у этих лиц отмечались выраженная возбудимость, раздражительность, недоверчивость, мнительность, упрямство, повышенное самолюбие, переоценка личности, обстоятельность мышления, настойчивость, стеничность. На первом этапе развития наблюдается заострение паранойяльных черт, связанное с каким-либо психогенным моментом. Личность больного в данном случае незначительно охвачена ревнивыми переживаниями. Второй этап — невротический — характеризуется появлением навязчивых мыслей о «неверности». Больной понимает нелепость своих подозрений и пытается бороться с ними, но, как правило, безуспешно. Третий этап — переходный. Переживания ревности все больше приобретают сверхценный характер. В дальнейшем они фиксируются и систематизируются^ Незаметно происходит переход к четвертому — бредовому этапу.

Несмотря на имеющиеся в литературе сведения о возможности паранойяльного развития с бредом ревности при психопатиях, до настоящего времени многие вопросы, касающиеся этих состояний, остаются неразработанными и требуют дальнейшего изучения. Это такие вопросы, как роль преморбидных особенностей личности, содержание, интенсивность и повторяемость психотравмирующих факторов в происхождении паранойяльного развития личности с бредом ревности. Известную трудность представляют дифференциальная диагностика, а также экспертиза (особенно судебно-психиатрическая) больных с паранойяльным развитием.

' ^Паранойяльное развитие личности у психопатов сопря-жено~~с~~в?)зможностью постепенного образования стойких патологических симптомокомплексов с бредовыми идеями ревности. В эту группу включены психопаты паранойяльного, истеровозбудимого и астенического круга. Для паранойяльных психопатов характерны такие черты, как переоценка личности (41,34%), склонность к сверхценным образованиям (38,63), настойчивость и стеничность (30,08), скупость (18,42), раздражительность и вспыльчивость (9,16%); для истеровозбудимых — злопамятность (46,66%), раздражительность и вспыльчивость (37,08), театральность (30,18), эгоистичность (21,69), настойчивость и стеничность (16,72), лживость (10,16%); для астенических психопатов — нерешительность и неуверенность (39,18%), эгоистичность (25,3), склонность к депрессивным реакциям (17,61), сверхценным образованиям (12,34), ипохон-

дричность (10,03), раздражительность и вспыльчивость (7,52%).

В ходе дальнейшего исследования выявлены стержневые личностные особенности, имеющие наибольшее значение в генезе паранойяльного развития: переоценка личности, склонность к сверхценным образованиям, настойчивость, злопамятность, раздражительность и вспыльчивость. Эти характерологические особенности создавали определенную готовность к нарушению взаимоотношений супругов и социальной адаптации.

Паранойяльное развитие личности с бредом ревности наступало в процессе длительных семейных психотравмирующих ситуаций, конфликтных эпизодов на производстве, соматических и сексуальных расстройств (10,42%). Та или иная обида, возникающая у психопатической личности по отношению к супруге, надолго застревала в памяти. Не понимая, что семейный конфликт чаще происходил по их вине, больные трактовали это как своего рода «чувственное охлаждение» супруг, их невнимательное отношение и т. д. Конфликтные столкновения на производстве, соматические и сексуальные расстройства способствовали заострению психопатических черт. В итоге возникала хроническая травматизация, создающая условия для «непереносимой ситуации» (Кербиков О. В., Гиндикин В. Я., 1962), при которой наступало ухудшение состояния больных, связанное с трудностью переносимости сложившихся обстоятельств. Данные ухудшения проявлялись состояниями декомпенсации, описанными в литературе О. В. Кербиковым и Н. И. Фелинской (1965), Н. К. Шубиной (1965), А. Г. На-ку, М. Г. Ревенко, Н. А. Опрей (1976) и др. Такие состояния приводили к ухудшению супружеских взаимоотношений и качественному сдвигу характерологических особенностей с появлением мнительности и впечатлительности (52,94%), повышенной ревнивости (37,19), эмоциональной лабильности (21,16), гиперстеничности (15,83), настороженности и тревожности (13,63), подозрительности (13,17%). В отличие от паранойяльной реакции, при паранойяльном развитии личности формируется иной эмоциональный фон с преобладанием самоуверенности (38,32%), высокомерности (23,68), упрямства (21), настойчивости (17%) в своих мировоззрениях, которые вместе с систематизированными бредовыми идеями ревности соединяются с преморбидными особенностями личности и определяют все дальнейшее течение заболевания и поведения больных.

При всех трех изученных формах психопатий (паранойяльные, истеровозбудимые и астенические) преобладали те или иные преморбидно-паранойяльные радикалы, которые, по существу, играли ведущую патогенетическую роль в паранойяльном (патологическом) развитии личности.

У паранойяльных психопатов наибольший риск начала паранойяльного развития личности наблюдался при весовой значимости (R) подозрительности (2,34), гиперстенич-ности (1,26), повышенной ревнивости (1,09); у истеровоз-будимых — гиперстеничности (3,16), мнительности и впечатлительности (2,08), эмоциональной лабильности (1,32); у астенических психопатов — настороженности и тревожности (2,16), эмоциональной лабильности (1,94), подозрительности (0,94).

Происходящий динамический сдвиг в преморбиде как бы «сенсибилизирует» личность, то есть создается повышенная готовность к формированию идей ревности в ответ на малозначительные внешние воздействия. Для подтверждения сказанного приведем следующее клиническое наблюдение.