Паранойяльное развитие личности с бредом ревности при психопатиях 3
Клинические аспекты патологической ревности, Н.А. Опря, 1986

Анализ анамнестических сведений данного больного позволил выявить ряд аномальных черт характера, таких как повышенная раздражительность, эгоистичность, переоценка своей личности, капризность. Удельный вес социально-биологического фактора в генезе психопатических проявлений у этого больного настолько велик, что есть все основания говорить о «ядерной» психопатии (по терминологии О. В. Кербикова). К 25-летнему возрасту сложилась структура психопатии с определенной дисгармоничностью психики, выраженной эгоистичностью, повышенной эмо-тивностыо, возбудимостью, переоценкой своей личности, ревнивостью.

В результате постоянных семейных конфликтов у больного появилась склонность к состояниям декомпенсаций, во время которых идеи ревности приняли характер сверхценного комплекса, что привело к длительному нарушению супружеских взаимоотношений. Вначале у больного возникла паранойяльная реакция, после которой начался этап паранойяльного развития личности. Следует отметить, что идеи ревности не сразу приняли законченный и стойкий характер, а появлялись и усиливались при добавочных психогенных воздействиях. В дальнейшем с нарастанием подозрительности, гиперстеничности у больного сформировалась стойкая паранойяльная структура. При последующем поступлении в больницу особенности клинической картины с выраженностью бредовых идей ревности, охваченностью болезненными переживаниями, утратой критической оценки подтвердили установленный диагноз — паранойяльное развитие личности с бредом ревности.

При анализе клинического материала нам удалось выявить три этапа паранойяльного развития личности: 1) начальный; 2) генерализации и систематизации патологической симптоматики; 3) стабилизации паранойяльной структуры.

Поэтапное изучение паранойяльного развития личности с бредом ревности при психопатиях дало нам возможность не только описать клинику и динамику паранойяльного развития, но и раскрыть патогенетические механизмы бре-дообразования.

Начальный этап паранойяльного развития личности с идеями ревности у паранойяльных, истеровозбудимых и астенических психопатов проявлялся паранойяльной реакцией. После серии состояний декомпенсации вначале возникала психогенно-аффективная симптоматика Неоднократно повторяющиеся состояния психопатических (характерологических) реакций или паранойяльные реакции не только астенизировали личность, но и приводили к определенному сдвигу в структуре соответствующей психопатии с преобладанием мнительности и впечатлительности, тревожности и настороженности, гиперстеничности и подозрительности, односторонностью мышления, малой пластичностью психики, обусловливающей застреваемость на одних и тех же мыслях и эмоциях. Происходящий вследствие серий обострений психопатических черт характера динамический сдвиг повышал готовность к формированию идей ревности в ответ на малозначимые для личности внешние воздействия.

При всех формах психопатий после паранойяльной реакции идеи ревности то исчезали, то эпизодически возникали при различных бытовых неурядицах, характеризовались неустойчивостью и усиливались при добавочных психотравмирующих ситуациях. На начальном этапе психопатологическая симптоматика, даже достигнув степени бредовых переживаний, не все время оставалась стационарной. Идеи ревности то принимали характер бреда, то вновь переформировывались в комплекс навязчивых или сверхценных образований. Вместе с тем, хотя структура идей ревности изменялась, у больных создавался постоянный фон настороженности, тревожности, подозрительности, который в дальнейшем становился неотъемлемой чертой характера. Следовательно, начальный этап как бы подготавливал личность к паранойяльному развитию.

На втором этапе идеи ревности приобретали постоянное доминирующее свойство. В связи с этим нарушалось течение мыслительных процессов, терялся ход логических рассуждений. Мышление приобретало качество «кривой логики», которое, по существу, и являлось основной причиной необратимости сформировавшейся паранойяльной структуры. Заболевание принимало хронический характер. Бредовые идеи ревности полностью овладевали личностью больного. Психогенно-аффективные симптомы все меньше и меньше звучали в клинической картине. По мере углубления паранойяльного развития личности периодически наблюдались иллюзорные расстройства восприятия, при которых ускорялась систематизация бреда ревности, то есть иллюзорное восприятие способствовало формированию образного систематизированного бреда. Наряду с этим усиливалась бредовая интерпретация окружающих событий, что свидетельствовало о нарастании патологии личности. Больные во всем видели обиду и посягательство на них. Они с большим красноречием рассказывали окружающим об изменах жены, вследствие чего некоторые родственники склонялись на их сторону, индуцировались. Находя поддержку у индуцированных родственников, они с еще большим энтузиазмом отстаивали свои доводы относительно измены жен. Больные постоянно испытывали «недоброжелательность» со стороны жен, считали, что они относятся с пренебрежением к ним, и приходили к выводу, что они чужды своим семьям. Это нервировало больных, у них нарастали эмоциональная напряженность, аффективная неустойчивость, агрессивность. Бредовая система обычно не оставалась стационарной, а постоянно генерализовывалась. В период пребывания в больнице пациенты отличались доступностью, с ними легко было завязать беседу, они с аффективностью отстаивали свои доводы в отношении неверности жен.

У психопатических личностей генерализация бредовых идей ревности при паранойяльном развитии не безгранична. Обычно расширяясь до определенного предела,.в течение многих месяцев или лет бредовая структура остается постоянной, то есть наступает третий этап. В этих случаях бредовые идеи ревности несколько теряют свою актуальность, может появиться частичная критика, постепенно наступает компенсация паранойяльной структуры.

Наблюдения показали, что наряду с формированием паранойяльной структуры у больных выступали и премор-бидные особенности соответствующего типа психопатии, что создавало разноплановость структуры личности и вызывало известные трудности в диагностике.

Остановимся на описании клиники паранойяльного развития личности с бредом ревности при изученных нами формах психопатий.

Паранойяльное развитие личности с бредом ревности у психопатических личностей паранойяльного круга шло более ускоренным путем. На начальном этапе развития можно было наблюдать «деформацию» психопатических особенностей личности вследствие частых состояний психопатических декомпенсаций. В результате длительных психогенных травмирующих ситуаций у этих лиц нарастала уже имеющаяся склонность к паранойяльному бредообразо-ванию. Кроме того, в структуре психопатии появлялись новые черты — чрезвычайная обидчивость, склонность к застреванию на мелких семейных неурядицах, повышенная ревнивая подозрительность. Эти черты играли роль в формировании бредового синдрома Систематизация бреда наступала вследствие сложного взаимодействия психогенных факторов и преморбидных особенностей личности. В начале заболевания психогенная травматнзация как бы держала больных в эмоциональном напряжении (в состоянии декомпенсации) и препятствовала сглаживанию психопатических черт. На этом фоне у них возникали бредовые идеи ревности, которые принимали широкий размах. На втором этапе паранойяльного развития (генерализация и систематизация бреда ревности) нарастала бредовая фабула ревности с вовлечением окружающих лиц, склонностью к разоблачению «любовников» жены. Появлялась стойкая болезненная интерпретация как настоящих, так и прошлых событий. В бредовую систему вовлекалось все большее число лиц. Настроение у больных менялось от гипоманиакального до злобно-тоскливого. Паранойяльная бредовая система оставалась непоколебимой. На третьем этапе (стабилизация паранойяльной системы) эмоциональная напряженность снижалась. Образовавшаяся паранойяльная структура бреда ревности могла оставаться неизменной в течение многих лет с периодом компенсации и обострения.

У иетеровозбудимых психопатов паранойяльное развитие личности с бредом ревности наступало в результате динамического сдвига личностных особенностей в условиях длительной психотравмирующей ситуации. На начальном этапе развития у этих психопатических личностей при частой психогенной травматизации «взрывной синдром» терял свою остроту, и в структуре личности доминировали астенические и истерические компоненты. Явления астении и истерическая симптоматика облегчали фиксацию паранойяльных ревнивых образований.

В дальнейшем на фоне заострения психопатических черт каждый раз возникали ревнивые идеи, ранее бывшие как бы в «латентном» состоянии. Попытки разрешить взаимоотношения с женой ссорами, бранью, скандалами вызывали противодействие со стороны супруг, в связи с чем нарастала аффективная напряженность. Создавалась длительная конфликтная ситуация, на которую больные реагировали серией психопатических реакций, формировался своего рода «психопатический цикл» (КербиковО. В., 1962); психопатические свойства личности вели к конфликту. Последний вызывал психопатическую реакцию, во время которой происходило усложнение психопатических свойств личности. Раздражительность приобретала характер взрывчатости, фон настроения становился угрюмозлобным с депрессивным оттенком. Нарастали мстительность, неприязнь к жене. Аффекты обиды на жену из-за ревности начинали занимать ведущее место в психическом 'состоянии больных.

Наступал период генерализации, когда появлялись постоянная подозрительность, недоверчивость, формировалась стойкая бредовая структура.

У астенических психопатов паранойяльное развитие личности имело свои специфические особенности. Под воздействием психогенных и соматических факторов происходили изменения в самой структуре личности больного. Идеи ревности у данного контингента появлялись в результате суммирования ряда психопатических декомпенсаций и паранойяльных реакций. Основной синдром на начальном этапе паранойяльного развития личности у астенических психопатов был астенодепр#ссивным. На этом фоне в течение длительного времени у больных отмечалась функциональная импотенция, которая служила дополнительной патологической почвой для фиксации идей ревности. Вначале создавались навязчивые опасения о возможности измены, затем ревнивые представления. Нарастали эмоциональная лабильность, настороженность и тревожность, подозрительность. Навязчивые переживания ревности в дальнейшем полностью охватывали сознание больных как при отсутствии объекта ревности, так и при воздействии случайного впечатления или воспоминания Но несмотря на это, больные оставались работоспособными. Мысли о не-

верности жены временами ослабевали, но при повторных травмирующих ситуациях вновь возникали. При этом их интенсивность нарастала и наступал период генерализации и систематизации идей ревности. В это время астеноде-прессивный фон настроения заменялся стеничностью, гиперактивностью. Больные с большим упорством требовали от жен признания в измене, постоянно искали следы и доказательства их неверности. Клинически состояние больных в этот период характеризовалось усилением болезненных переживаний с нарушением критического осмысливания как собственного состояния, так и сложных взаимоотношений окружающего мира. Постепенно стабилизировалась систематизированная, довольно стойкая бредовая система ревности. Больные более дифференцированно интерпретировали окружающие события, несколько спадала эмоциональная напряженность. Они замыкались в себе и меньше высказывали вслух ревнивые подозрения. Однако критическая оценка полностью не восстанавливалась.