КЛИНИКА И ДИНАМИКА ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ РЕВНОСТИ ПРИ ХРОНИЧЕСКОМ АЛКОГОЛИЗМЕ
Клинические аспекты патологической ревности, Н.А. Опря, 1986

Глава 4

КЛИНИКА И ДИНАМИКА ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ РЕВНОСТИ ПРИ ХРОНИЧЕСКОМ АЛКОГОЛИЗМЕ

Исследованию патологической ревности при хроническом алкоголизме посвящены работы многих отечественных и зарубежных психиатров. Интерес к этой проблеме остается в центре внимания ученых и в настоящее время.

Феномен патологической ревности при хроническом алкоголизме многообразен, поэтому некоторые ее проявления остаются еще малоизученными. В частности, не исследованы динамика формирования, течение, судебно-психиатрическая оценка и специфические особенности паранойяльных состояний (реакции и развитие личности) с идеями ревности, а ведь эти вопросы имеют практическое значение как для клиники, так и для судебно-психиатрической экспертизы.

Частота возникновения идей ревности у хронических алкоголиков требует их четкой психопатологической классификации. Особенно это касается тех случаев, когда идеи ревности появляются остро под влиянием алкогольной интоксикации и конфликтов в семье. Речь идет о паранойяльных реакциях, описания клиники которых мы не нашли в доступной нам литературе.

Л. А. Тамашунене (1975) описала остро возникающие аффективные реакции с идеями ревности у хронических алкоголиков в состоянии опьянения. Автор разделила всех •больных на три группы. У лиц первой группы идеи ревности возникали в состоянии опьянения по типу психопатической реакции. Они вступав в конфликты с предполагаемыми «любовниками» жен, совершали хулиганские действия. Такие реакции, пишет автор, давали липа с отдельными психопатическими чертами характера в премор-биде. Во второй группе (наркотическая стадия хронического алкоголизма) идеи ревности носили дисфорический характер, то есть у больных появлялось желание нанести супруге как можно больше оскорблений. Третья группа включала лиц с алкоголизмом в энцефалопатической стадии. Больные в состоянии опьянения высказывали идеи ревности, которые по своей структуре были близки к паранойяльному бреду, доминировали в переживаниях в состоянии опьянения и продолжали звучать на высоте похмелья По выходе из состояния похмелья идеи ревности исчезали, больные относились достаточно критично к своим переживаниям, не предъявляли женам никаких претензий в плане супружеской неверности.

Статистический анализ групп больных с паранойяльными реакциями при хроническом алкоголизме не выявил особой патологии личности до злоупотребления алкоголем. Большинство из них (71%) считались практически здоровыми и лишь у 29% обнаруживались склонность к депрессивным реакциям (42,85%), театральность (36,66), упрямство (30,95), эгоистичность (28%) Синдром похмелья наблюдался у всех. Анамнестические данные и клинические исследования свидетельствовали о наличии у больных признаков I, II, III стадий хронического алкоголизма.

При изучении патогенетических механизмов паранойяльных реакций с идеями ревности у больных хроническим алкоголизмом мы установили, что большую роль играют изменения в аффективной сфере. Как показывают наблюдения, под влиянием хронической алкогольной интоксикации характерологические особенности личности претерпевают ряд изменений: в структуре личности появляются элементы чрезвычайной раздражительности и вспыльчивости (40,6%), лживости (25%), дисфоричности (18,9%). Эти изменения постепенно приобретают патологический характер и способствуют появлению у больных в определенный момент паранойяльной реакции с идеями ревности. Однако наибольший риск возникновения паранойяльных реакций отмечается при появлении преморбидно-паранойяль-ных радикалов:    возбудимости (70%), неуживчивости

(63,09), взрывчатости (58,86), эмоциональной лабильности (52,69), несдержанности (52,97), недоверчивости (50,86%).

Среди выявленных преморбидно-паранойяльных радикалов наибольшее весовое значение имеют эмоциональная лабильность, недоверчивость, несдержанность.

Проведен параллелизм между качественным и количественным изменением личностных преморбидных признаков и частотой паранойяльных реакций. Анализ взаимосвязи преморбидных особенностей личности со стадиями хронического алкоголизма показал, что чем сильнее отклонение личности от ее первоначальной структуры, тем больше вероятность возникновения паранойяльных реакций с идеями ревности. Корреляционная зависимость в этом случае остается высокой и носит положительный характер (г= +0,843).

По результатам исследований, наибольшая вероятность возникновения паранойяльных реакций с идеями ревности отмечается на II стадии хронического алкоголизма, при которой наблюдаются выраженные отклонения от первоначальных личностных особенностей.

На I стадии хронического алкоголизма, при которой изменения личностно-преморбидных стигм мало выражены, мало связаны между собой и выступают чаще в состоянии алкогольного опьянения, наблюдается депрессивный вариант паранойяльных реакций. Анализ группы больных с этим вариантом паранойяльных реакций показал, что в преморбиде они были в меру общительными, спокойными, уравновешенными и отличались сравнительной ограниченностью интересов.

Массивная и длительная алкогольная интоксикация психопатизировала больных, поэтому в момент исследования они обнаруживали некоторую эмоциональную неустойчивость, склонность к депрессивным реакциям. В состоянии алкогольного опьянения появлялись повышенная раздражительность, придирчивость. Нередко отмечался депрессивный фон настроения с плаксивостью, истерическими проявлениями. Постепенно наступали настороженность и тревожность, недоверчивость. Периодически (в состоянии опьянения) в разных ситуациях внезапно возникали ревнивые переживания, носящие кратковременный и обратимый характер. Болезненно реагируя на те или иные замечания и шутки окружающих, нередко связанные с ревнивым поводом, больные подолгу застревали на них, длительное время помнили обиду. Образовывался своего рода специфический «личностный фон», на котором после какого-либо случайного повода остро развивались паранойяльные реакции с идеями ревности. Мысли об измене жен глубоко охватывали больных, они плохо спали по ночам, были задумчивыми, беспокойными, тревожными. Жалобы на тоску больные предъявляли крайне редко, но испытывали внутреннее беспокойство, соматический дискомфорт. Депрессивный фон не сопровождался двигательной заторможенностью и скованностью, больные чаще бывали подвижными, следили за объектом ревности и искали новые доказательства измены. В подобных случаях можно было говорить скорее об активной депрессии. Эти лица выполняли свою привычную работу и внешне не производили впечатления больных, так как редко делились своими переживаниями с окружающими. Однако, оставаясь наедине с собой, они рисовали в своем воображении различные картины измены жены. Попытки отвлечься от одолевавших их ревнивых мыслей не приводили к успокоению. Идеи ревности достигали сверхценного комплекса и всецело охватывали больных. В это время нарастала раздражительность, а иногда даже злобность с дисфорическим оттенком. На высоте тревожно-тоскливого настроения, когда у больных наступало довольно выраженное тягостное переживание, они совершали опасные действия, направленные против объекта ревности или себя. Депрессивный вариант паранойяльных реакций с идеями ревности длился 48,75± ±8,13 дня. В процессе угасания психопатологической симптоматики длительной астении не наблюдалось, появлялись психопатологические высказывания относительно ревнивых переживаний с соответствующей их критической оценкой. Рецидивы при этом варианте отмечались редко. Депрессивный вариант паранойяльных реакций, в клинической картине которого присутствует и психогенный момент, более характерен для больных с сохранностью интеллектуальных функций. Нами установлена такая закономерность: чем выраженнее личностные изменения, тем меньшую роль играют психогенные моменты в симптомо-образовании паранойяльных реакций. Это можно проследить при эксплозивно-аффективном варианте.

Эксплозивно-аффективный вариант паранойяльных реакций с идеями ревности наблюдался при II и III стадиях хронического алкоголизма. Непосредственной причиной возникновения паранойяльных реакций с идеями ревности служили малозначительные семейные конфликты и даже неосторожно сказанное посторонним мужчиной слово в адрес жены больного. При этом варианте паранойяльных реакций ревнивые представления появлялись внезапно, быстро нарастали в состоянии опьянения и становились центральными переживаниями, охватывая все мысли больных и определяя их действия. Больные возбуждались, конфликтовали, обвиняли жену в присутствии окружающих в измене, проявляли агрессивные действия против объекта ревности и мнимых любовников. Приведем пример.

Больной М„ 38 лет, находился на стационарном лечении в психиатрической клинической больнице в течение 2 месяцев. Злоупотреблял спиртными напитками на протяжении 7 лет. За последние 3 года снизилась толерантность, часто амнезировал период опьянения и похмелья. Женат 15 лет. До злоупотребления спиртными напитками взаимоотношения в семье были удовлетворительными, жену не рев-новая С ее слов, за последние 3 года муж изменился: стал раздражительным, вспыльчивым, обидчивым, недоверчивым, часто по пустякам сердился и конфликтовал, особенно невыносим в состоянии опьянения. Однажды, вернувшись в нетрезвом состоянии, не нашел жену дома. От соседей узнал, что жена хорошо оделась и ушла гулять. Больной решил, что она ушла на свидание с посторонним мужчиной. Когда через полчаса жена вернулась домой, он «заметил» синяки под глазами, а на платье какие-то «подозрительные» пятна. Устроил ей сцену ревности, требовал признания в измене. С тех пор больной стал ежедневно следить за женой, будучи в нетрезвом состоянии, устраивал скандалы, избивал ее. Для разоблачения супруги выплачивал соседу по 60 рублей в месяц, чтобы тот следил за ней., Сосед, получая вознаграждение, рассказывал больному различные неправдоподобные версии относительно неверности жены, что еще больше травмировало его. Постоянные семейные ссоры с агрессивными тенденциями послужили поводом для госпитализации.

Со стороны соматического и неврологического состояния отклонений не выявлено

Психическое состояние. Больной в ясном сознании. В беседе быстро аффектировался, краснел С самого начала разговора сказал, что жена изменяет ему. Понял это якобы из рассказов соседа. Он «поте* рял покой», «мысли о неверности жены постоянно беспокоят», «на душе тяжело, поэтому часто выпивал, чтобы забыться, однако в состоянии опьянения мысли об измене еще больше мучат», «охватывают обида и зло». Был напряженным, злобным. На свидании с женой разговаривал повышенным тоном, заявлял, что «все равно поймает с любовником и расправится с ними». Часто отказывался от беседы с женой, намеревался развестись с ней.

После лечения состояние больного значительно улучшилось, нормализовалось настроение, изменилось отношение к жене, просил у нее прощения. Говорил, что за время пребывания в больнице все обдумал и пришел к заключению, что необоснованно ее ревновал Критически оценивал свое поведение. При психологическом исследовании отмечено снижение механической, слуховой памяти и логической сообразительности. Выставлен диагноз: хронический алкоголизм, II стадия, смешанный, паранойяльная реакция со сверхценными идеями ревности.

Катамнез. После выписки не пил в течение 5 месяцев, работал в садоводческой бригаде. Взаимоотношения в семье были хорошими. Однако с б марта 1981 г. вновь запил и опять стал обвинять жену в измене из-за того, что «она весело разговаривала с посторонним мужчиной». Спустя месяц после лечения состояние нормализовалось, критически оценивал свое поведение, приветливо встречал жену. Выписан домой 18.04.81 г.

Катамнез. 18 05 82 г. больной пришел по вызову с женой Со слов жены, работает в садоводческой бригаде, спиртные напитки не употребляет, идей ревности не высказывает.

Как показывает анализ данного наблюдения, вследствие систематического злоупотребления спиртными напитками у больного возникло состояние похмелья и снизилась толерантность, что свидетельствует о наличии признаков хронического алкоголизма. Под влиянием алкогольной интоксикации и незначительного внешнего повода, который оказался для больного психогенным, внезапно появились сверхценные идеи ревности с выраженным эмоциональным напряжением. Острое возникновение идей ревности вслед за алкогольной интоксикацией, сопровождающееся аффективной напряженностью с последующей обратимостью этого состояния, дает нам право констатировать у больного наличие паранойяльной реакции со сверхценными идеями ревности.

При II стадии хронического алкоголизма паранойяльные реакции отличались малой дифференцированностью и протекали чаще по типу взрывов аффектов. Основная симптоматика паранойяльных реакций характеризовалась сверхценными идеями ревности, быстрым ростом аффективной напряженности с двигательной расторможенностью, истерическими реакциями и демонстративным нанесением самоповреждений и т. д. Больные часами рассуждали сами с собой об изменах жены и долго не могли успокоиться. Протрезвев (а это бывало редко), они оставались относительно спокойными, говорили, что им «померещилось». Однако очередная выпивка быстро приводила к возникновению ложных ревнивых подозрений с еще более яркой эмоциональной окраской, аффективной напряженностью и иллюзорными компонентами. Последние способствовали усилению недоверчивости и расширению психопатологической симптоматики до комплекса бредовых образований. Хотя идеи ревности не бывали конкретными, нарастали злоба и агрессивность, нередко сопровождающиеся убийствами, увечьями, хулиганскими поступками по отношению к жене, что часто служило поводом для госпитализации.

В стационаре больные с большой охваченностью рассказывали об «изменах» жен. Однако их высказывания бывали малообоснованными, с элементами неуверенности. Поэтому во время беседы иногда удавалось убедить их в ошибочности суждений. В дальнейшем с нормализацией настроения идеи ревности становились менее значимыми и появлялась критическая оценка.

При III стадии хронического алкоголизма паранойяльные реакции имели другие особенности. Они появлялись на фоне выраженного абстинентного синдрома и более глубоких личностных изменений. Эмоциональная сфера у этих больных характеризовалась повышенной раздражительностью, взрывчатостью, злобностью, склонностью к нарастанию настороженности и тревожности, недоверчивости. Наряду с этим наблюдалось сужение круга интересов, а в состоянии опьянения чаще обнаруживались амнезии.

При этом особенно выраженными были застойность аффектов, вязкость и обстоятельность мышления, которые исключали возможность урегулирования конфликтной семейной ситуации и уменьшение ревнивых переживаний. Отмеченные особенности психики создавали готовность к пролонгированному течению паранойяльных реакций.

Возникнув по какому-либо случайному поводу, паранойяльная реакция быстро нарастала. В клинической картине доминировали бредовые идеи ревности со злобностью, мрачностью, агрессивной направленностью против жен. Наблюдался речевой напор с повторением одних и тех же «фактов измены». В состоянии опьянения больные бывали придирчивыми, у них возникали ложные, мучавшие их воспоминания. Особенность паранойяльных реакций при III стадии хронического алкоголизма заключалась и в том, что вскоре клиническая симптоматика усложнялась за счет появления аффективных иллюзий (шаги удаляющегося любовника, звуки поцелуев и др.). Появление аффективных иллюзий свидетельствовало о расширении и систематизации идей ревности. Фон настроения оставался напряженным, иногда на короткий срок приобретал дисфо-рический характер с раздражительностью и злобностью по отношению к жене. Хотя доказательства неверности жены бывали примитивными, ограниченными и стереотипными, бредовые идеи ревности продолжительное время сохранялись неизменными. Отмеченные особенности психики и па-ранойяльно-преморбидные радикалы создавали готовность к пролонгированному (6,54=2,48 мес) течению паранойяльных реакций. В тех случаях, когда в преморбиде у больных до злоупотребления спиртными напитками отмечались отдельные психопатические черты, паранойяльные реакции носили более затяжной характер (10,8±3,56 мес), а иногда намЛался переход в патологическое (паранойяльное) развитие личности.

При психологическом исследовании у некоторых больных выявлялось некоторое снижение слуховой, механической памяти и логических суждений.