КЛИНИКА И ДИНАМИКА ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ РЕВНОСТИ ПРИ ЦЕРЕБРАЛЬНОМ АТЕРОСКЛЕРОЗЕ 2
Клинические аспекты патологической ревности, Н.А. Опря, 1986

Несмотря на то, что бредовые переживания не имели склонности к дальнейшему расширению, они оставались на всем протяжении паранойяльной реакции актуальными и значительно усиливали депрессивный аффект. Настроение колебалось в довольно широких пределах — от элементов легкой подавленности до тяжелых депрессивных состояний. Выход из паранойяльной реакции был постепенным, через стадию глубокой астении, на фоне которой идеи ревности утрачивали аффективность, принимали навязчивый характер и продолжали существовать в сознании больных несколько месяцев. При появлении частичной или полной критики, улучшении общего психического и соматического состояния они выписывались домой.

У больных второй возрастной группы (61—70 лет) паранойяльные реакции с идеями ревности проявлялись на фоне более глубоких эмоциональных и органических изменений личности, которые выражались в угрюмо-раздражительном настроении, ворчливости, эгоистичности и эгоцентричности, мелочности и скупости. Отмечались более грубые изменения памяти и интеллектуально-мнестических функций. В ряде случаев наблюдалась гиперсексуальность с отсутствием эрекции. Патологическое переживание старения, увядания в сочетании с общим регрессом личности, несомненно, приводило к изменению отношения к жене и развитию болезненной недоверчивости. Одними из главных факторов возникновения паранойяльных реакций с бредом ревности являлись половое бессилие и падение социального престижа. В ответ на незначительный семейный конфликт больные становились недоверчивыми по отношению к женам, анализировали каждый их шаг, действия и застревали на той или иной обиде, нанесенной женами во время ссоры. В клинической картине паранойяльных реакций довольно ярко звучали бредовые идеи ревности. Больные обвиняли жен в сожительстве с сыновьями, близкими родственниками, в «распущенности». В отличие от больных предыдущей группы у лиц данной группы бредовые идеи ревности не систематизировались, а ограничивались узкими бытовыми отношениями. Вместе с тем больные упорно отстаивали свои болезненные убеждения. Появляющаяся ситуационно обусловленная аффективно-психогенная симптоматика (депрессивные расстройства, тревога, слезливость) была однообразной. Поскольку в клинической картине паранойяльной реакции отмечались возрастные компоненты стареющей личности и явления сосудистой патологии, аффективно-психогенная симптоматика была скрытой, и на первый план выступала картина органического процесса. Иногда аффективно-психогенная симптоматика так тесно переплеталась с атеросклеротической, что трудно было провести четкую дифференциацию и выявить природу заболевания. Однако постепенно депрессивные расстройства с тревожным оттенком утрачивали свою силу и заменялись слабодушием и другими симптомами, характерными для церебрального атеросклероза. С исчезновением аффективно-психогенной симптоматики и спадом первоначального напряженного фона настроения бредовые идеи ревности суживались и впоследствии исчезали.

У больных третьей возрастной группы (71—80 лет) паранойяльные реакции встречались реже. В их возникновении играли роль возрастные особенности, которые способствовали заострению преморбидных черт и частым конфликтам с окружающими. Больные становились недоверчивыми и чрезвычайно скупыми. Создающиеся конфликтные семейные ситуации, чаще из-за скупости, служили причиной возникновения паранойяльных реакций с идеями ревности. В клинической картине паранойяльной реакции на первый план выступали аффективные нарушения в виде угрюмо-угнетенного настроения с длительным застреванием на семейном конфликте. Специфической особенностью паранойяльных реакций в этой группе является то. что идеи ревности исходили из эмоционально-личностных изменений и носили абсурдный, нередко конфабуляторныи характер. В клинической картине паранойяльной реакции поя^’ я/ ись и отдельные идеи порчи, ущербности, тесно связанные с идеями ревности («жена крадет деньги, покупает любовникам вино, отдает им мою одежду»). Вскоре угрюмо-угнетенное настроение сменялось благодушием, -jh-форией. В это время больные становились суетливыми, умешивались в разговор окружающих, с большой охваченностью рассказывали об «изменах» жен, приводя много ложных стереотипных эпизодов из отдаленного прошлого, являющихся темой постоянных рассуждений. Спустя некоторое время это состояние сменялось вялостью, безучастностью, сонливостью. Бредовые идеи блекли, и в клинической картине нарастали вязкость, обстоятельность, туго-подвижность мышления и интеллектуальные изменения старческого характера.

При психологическом исследовании у больных выявлены слабость внимания, снижение памяти за счет нарушения фиксационного компонента, расстройство мышления в уиде застреваемости, а также общее интеллектуальное снижение с нарушением критической оценки.

Как показывают катамнестические данные, паранойяльные реакции при церебральном атеросклерозе нередко Рецидивировали. Клиническое содержание рецидивов Обычно соответствовало симптоматологической структуре предыдущих эпизодов заболевания. Вместе с тем при рецидивах идеи ревности теряли прежнюю яркость, динамичность, а больные надолго застревали на одних и тех же ревнивых переживаниях. В ряде случаев намечался переход в Паранойяльное развитие личности с бредом ревности.

Многими психиатрами (Rohschild, Sharp, 1942; Щирица М. Г, 1964; Гордова Т. Н., 1966; Печерникова Т. П., 1969; Фрагина Д. Ю., 1970; Смулевич А. Б., Щирица М. Г., 1972) давно подчеркивалась роль преморбидно-личностных особенностей в формировании различных видов бреда при церебральном атеросклерозе. Однако работ, посвященных паранойяльному развитию личности с бредом ревности при церебральном атеросклерозе, насколько нам известно, мало.

A.    Н. Бунеев (1930) проанализировал паранойяльное развитие с бредом ревности у психопатических личностей .пилептоидного круга с возрастными и атеросклеротиче-:кимн изменениями и пришел к выводу, что в развитии бреда ревности участвуют три фактора: атеросклеротические и возрастные изменения, особенности личности и психическая травма.

B.    Я. Семке (1965) описал паранойяльное развитие тичности с бредом ревности у четырех психопатов в позднем возрасте. По данным автора, в прошлом все пацпотт-

отличались ревнивостью, подозрительностью, педантизмом и выраженными гиперсоциальными уста попка ми В

течение жизни у них эпизодически появлялись сверхценные идеи ревности. Период полового увядания приводил к обострению психопатических черт:    нарастали взрывча

тость, аффективная неустойчивость, подавленное настроение с озлобленностью и агрессивностью. Присоединение явлений церебрального атеросклероза вело к резкому усилению патологического реагирования психопатической личности. Сверхценные идеи ревности перерастали в бредовые, сохраняя склонность к систематизации.

При изучении паранойяльного бредообразования с идеями ревности в случае церебрального атеросклероза М. Г. Щирина (1963) обратила внимание на преморбидные особенности больных в виде, с одной стороны, тревожномнительных черт характера со склонностью к ипохондрической фиксации, а с другой — стеничности, «правдолюбия».

Ю. Е. Рахальский (1962) утверждает, что бредовые идеи ревности представляют собой наиболее частую форму паранойяльных состояний при церебральном атеросклерозе сосудов головного мозга.

По мнению В. М. Банщикова (1967), в развитии паранойяльных состояний с идеями ревности при церебральном атеросклерозе большое значение имеют преморбидные особенности личности больного, в частности повышенная подозрительность и ревнивость.

В приведенных работах в основном констатируется возможность возникновения паранойяльного развития с бредом ревности при церебральном атеросклерозе. Нами изучены клиника, динамика, формообразование и специфические особенности паранойяльного развития личности с бредом ревности при этом заболевании.

В отличие от паранойяльных реакций, паранойяльное развитие личности с бредом ревности при церебральном атеросклерозе возникает на фоне более сложного премор-бида — эгоистичности (22,95%), склонности к сверхценным образованиям (8,32), переоценки личности (5,40), злопамятности (2,22%), — который, подвергаясь в процессе нарастания признаков церебрального атеросклероза качественному сдвигу, приобретает новые преморбидно-паранон-яльные радикалы, такие как гиперстеничность (27,5%), подозрительность (26,09), настороженность и тревожность (20,45), мнительность и впечатлительность (14,88), повышенная ревнивость (12,39%). Среди них наибольшее весовое значение имеют подозрительность, настороженность, тревожность, гиперстеничность. По существу, они и содействуют началу паранойяльного развития личности, достигая самого интенсивного проявления при выраженной стадии церебрального атеросклероза. Важно подчеркнуть, что при церебральном атеросклерозе темп прогредиентности паранойяльного развития с бредом ревности значительно возрастает в случае влияния на преморбидные особенности дополнительных вредностей. Семейные конфликты, отрицательные воздействия микросоциальной среды, острая алкогольная интоксикация, создающая эмоциональный и психологический стресс напряженности и тревожности, способствуют более быстрому формообразованию паранойяльной структуры с бредом ревности.

У некоторых больных церебральный атеросклероз осложняется гипертонической болезнью. В этих случаях паранойяльная структура бреда ревности отличается большой динамичностью и в период гипертонических кризов достигает значительной интенсивности, обрастая новой психопатологической симптоматикой. В состоянии нормализации артериального давления бредовые идеи ревности несколько блекнут, спадает эмоциональная напряженность. Это можно проследить на примере следующего клинического наблюдения.

Больной П., 59 лет. Поступил в психиатрическую клиническую больницу М3 МССР в третий раз.

Анамнез Наследственность не отягощена. В детстве болел корыо, трахомой, малярией По характеру капризный, упрямый, эгоистичный, самолюбивый. Окончил 7 классов, работал разнорабочим, затем шофером. Женат с 1946 г. Детей нет. Впервые идеи ревности возникли в 1950 г., когда жена уехала на курорт. Больной слышал от окружающих, что некоторые женщины ведут себя на курортах аморально. У него появилась некоторая тревога, стал опасаться, что жена может ему там изменить. Решил поехать в Пятигорск к жене. Там все ему казалось подозрительным и наводило на мысль, что жена сожительствует с другими мужчинами Больной решил забрать жену домой, несмотря на то, что она не окончила курс лечения. После приезда в течение двух месяцев не находил себе места, упрекал жену в изменах, в «голове все время крутились эти мысли, но доказать не мог». Затем успокоился В 1957 г почувствовал головные боли, головокружение, утомляемость, шум в голове. Врач выставил диагноз: гипертоническая болезнь. Лечился у терапевта. С 1963 г. состояние ухудшилось: больной стал более раздражительным, вспыльчивым, появились недоверчивость, подозрительность, настороженность, легко застревал на ревнивых подозрениях. В 1964 г., когда жена уехала в санаторий, вновь возникла мысль, что она может изменять ему там. При возвращении супруги больной «заметил», что она похудела, побледнела, выглядела усталой, и сделал вывод, что это «результат измены». В 1968 г идеи ревности обострились, больной следил за тем, чтобы жена вовремя возвращалась домой с работы, уточнял у ее сослуживцев, не ходила ли она куда-нибудь, требовал, чтобы она созналась, с кем сожительствует в его отсутствие. Спрашивал об этом даже по ночам. Обвинял жену в том, что она стала менее активной в половом отношении Стал крайне требовательным, настойчивым, раздражительным, вспыльчивым. Жаловался на головные боли, головокружение, шум в голове. Появились бессонница, онемение в левой руке и ноге, кратковременные обморочные состояния. Ежедневно упрекал жену в изменах, требовал признания, угрожал расправой и разводом. Был впервые госпитализирован в психиатрическую клиническую больницу М3 МССР 10.01.73 г.

При обследовании в больнице терапевтом выставлен диагноз: гипертоническая болезнь II степени; гипоацидный гастрит. Артериальное давление держалось на высоких цифрах— 170/100 мм рт. ст.

Заключение невропатолога: церебральный атеросклероз; гипертоническая болезнь II степени с динамическим нарушением мозгового кровообращения.