КЛИНИКА И ДИНАМИКА ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ РЕВНОСТИ ПРИ ЦЕРЕБРАЛЬНОМ АТЕРОСКЛЕРОЗЕ 5
Клинические аспекты патологической ревности, Н.А. Опря, 1986

На роль преморбидно-личностных особенностей в паранойяльном бредообразовании указывают и другие авторы. Так, А. Е. Бланкфельд (1950), касаясь формирования паранойяльного бреда у больных с травматическим поражением головного мозга, отмечал значение психогенных факторов. По мнению автора, посттравматические изменения личности создают фон, который вместе с премор-бидными (характерологическими) особенностями личности при воздействии психогений способствует формированию бреда. При некоторой интеллектуальной недостаточности и усилении астенизации существующие длительное время отдельные паранойяльные идеи могут переходить в бредовые. Иными словами, вышеуказанные факторы нередко дают толчок к паранойяльному развитию.

Б. С. Трахтенберг (1956) считает, что у больных с травматической энцефалопатией основную роль в развитии бреда ревности играют преморбидные особенности личности с чертами подозрительности, недоверчивости, ревнивости.

По нашим наблюдениям, в результате перенесенных черепно-мозговых травм у больных наступает динамический сдвиг преморбидно-личностных особенностей и уже к моменту развития преморбидная посттравматическая структура приобретает еще большую возможность к паранойяльному бредообразованию. Аффективные нарушения становятся более значительными. Отмечаются взрывчатость, склонность к дисфорическим реакциям с агрессивными и разрушительными тенденциями. Помимо аффективных взрывов в преморбиде больных появляются повышенная ревнивость (27,27%), подозрительность (26,82), настороженность и тревожность (26,5), эмоциональная лабильность (22,5), мнительность и впечатлительность (12,81%). Эти радикалы достигают наибольшей выраженности в период от 11 до 16 лет с момента перенесении черепно-мозговой травмы.

Важно подчеркнуть, что в формировании паранойяльной структуры наибольшее весовое значение имеют настороженность и тревожность (/? = 1,25), повышенная ревнивость (/? = 0,94), подозрительность (R = 0,42).

Приведем пример.

Больной К54 лет, находился на стационарном обследовании в психиатрической клинической больнице М3 МССР в течение 3,5 месяцев.

Анамнез. Наследственность не отягощена. В детстве рос и развивался нормально, ничем не болел В школу пошел с 7 лет, окончил 7 классов. В настоящее время работает слесарем. По характеру раздражительный, эгоистичный, упрямый, ревнивый. Был участником Великой Отечественной войны. На фронте получил тяжелую череппо-мозговую травму. Трое суток находился в бессознательном состоянии. После демобилизации вернулся домой. В 1950 г. женился, взаимоотношения с женой были удовлетворительными. Алкогольные напитки употребляет в основном по праздникам. На работе считается хорошим специалистом, пользуется авторитетом у товарищей, но чрезвычайно упрям, самолюбив, раздражителен. Со слов жены, за последние 5 лег больной сильно изменился: стал очень раздражительным, впечатлительным, придирчивым, настороженным, подозрительным. После конфликтов жаловался на головные боли, повышенную слабость. Требовал, чтобы жена приходила с работы вовремя, настаивал на «идеальном» порядке в доме. Иногда в состоянии аффекта высказывал идеи ревности. С 1978 г. стал часто приходить на работу к жене, подозрительно осматривал ее кабинет, старался всегда быть с ней рядом. Перед отъездом жены в санаторий предупредил ее, чтобы она вела себя там прилично. Тяжело переживал разлуку с ней, постоянно думал о том, что она может изменить ему. По возвращении супруги из санатория стал искать «следы измены». Отнес ее белье начальнику отделения милиции как доказательство измены. В связи с таким поведением больного впервые госпитализировали в психиатрическую клиническую больницу М3 МССР 6.06.79 г. В отделении был крайне напряженным, настроение подавленное, высказывал идеи ревности в отношении жены. В результате лечения несколько успокоился и был выписан домой 17.07.79 г. с диагнозом: остаточные явления черепно-мозговой травмы у личности с психопатическими чертами характера; паранойяльная реакция со сверхценными идеями ревности.

Катамнез. После выписки из больницы проживал с семьей, работал слесарем. Однако с первого же дня стал упрекать жену в измене. Написал письмо в санаторий с просьбой сообщить, как вела себя там жена. Постоянно требовал от нее признания в неверности. «Находил» среди окружающих мужчин «любовников» жены. Проявлял агрессивность по отношению к ней. Был повторно госпитализирован в психиатрическую клиническую больницу М3 МССР 16.10.79 г.

Соматическое состояние. Больной пониженного питания, кожные покровы чистые. В легких везикулярное дыхание, местами прослушиваются сухие хрипы. Тоны сердца несколько приглушены. Артериальное давление 140/90 мм рт. ст. Живот мягкий, отмечается болезненность в эпигастральной области при пальпации. Заключение терапевта: язвенная болезнь желудка.

Неврологическое состояние. Зрачки округлой формы, реакция на свет живая. Отмечается сглаженность левой носогубной складки. Сухожильные рефлексы слева выше, чем справа. Выраженный красный разлитой дермографизм. Заключение невропатолога: остаточные явления перенесенной черепно-мозговой травмы с органической микросимптоматикой.

Психическое состояние. Больной на вопросы отвечает медленно, монотонно. Обстоятельно, с излишней детализацией рассказывает о том, как он изобличил жену в измене. Говорит, что уже много лет следит за ней и, наконец, заметил, как она назначает мужчинам свидание путем различных условных знаков. «Любовники» для встречи с его женой «ставили возле калитки какие-то палки», «под орехом высыпали листья клена». В ходе беседы больной с большой эмоциональной охваченностью рассказывает об изменах супруги. При возражении легко аффектируется, плачет, дрожит, перестает отвечать на вопросы, в течение нескольких дней ни с кем не разговаривает. В отделении настроение больного изменчиво: то приподнятое, то подав-.к!иное Нередко он в страхе прибегал к врачу и говорил, что в отделении видел любовника жены. Приставал к одному больному, требуя, чтобы тот признался в сожительстве с его женой. Высказывал стойкий систематизированный бред ревности. В письмах, адресованных жене, упрекал ее в измене, оскорблял. На свидании с ней оставался напряженным, плакал, требовал, чтобы она призналась в измене. В ходе беседы больной быстро утомлялся, жаловался на головные боли, общую слабость. Мышление было вязким, торпидным. Па мять и интеллект несколько снижены. В результате лечения (аминазин, седуксен, гипогликемические дозы инсулина) состояние больного несколько улучшилось. Уменьшилась аффективная напряженность, несколько поблекли бредовые идеи ревности, но критическая оценка к ревнивым высказываниям не восстанавливалась. Тем не менее при встрече с женой говорил ей, что он запутался в своих мыслях и суждениях, и намеревался урегулировать семейный конфликт. Был выписан домой 25.01 80 г с диагнозом: отдаленные последствия черенно мозговой травмы у личности с психопатическими чертами характера, паранойяльное развитие личности с бредом ревности.

Катамнез 28 11.80 г. больной приехал но вызову врача вместе с женой. Со слов жены, после выписки из больницы в течение месяца открыто не высказывал идей ревности, но всегда старался быть рядом с женой. Однако после очередного семейного конфликта вновь стал говорить, что она ему изменяет, «находил» среди окружающих мужчин «любовников» жены. В настоящее время продолжает следить за лей, конфликтует, если жена опаздывает с работы, придирается к ме лочам. Больной при беседе не отрицает, что ревнует жену, называет ее «аморальной».

19.05.82 г. приехал к лечащему врачу с требованием сиять ем> диагноз заболевания, так как он вполне здоров, а его часто вызывает районный психиатр на беседу. Сообщил, что в настоящее время с женой не живет, так как она «совсем распустилась», «завела много любовников и настраивает их против него».

Из приведенной истории болезни видно, что в премор-бидс больного обнаруживались -определенные психопатические черты характера:    раздражительность, эгоистич

ность, упрямство, ревнивость. После перенесенной черепно-мозговой травмы эти черты еще больше обострились. Кроме того, черепно-мозговая травма способствовала возникновению новых черт — неустойчивости настроения, повышенной ранимости, впечатлительности, болезненной настороженности, подозрительности, повышенной утомляемости. Указанные особенности закрепились, стабилизировались и стали неотъемлемыми чертами характера больного. На этом фоне время от времени возникали сверхценные идеи ревности. Постепенно с нарастанием стеничности, подозрительности и патологической интерпретации окружающего сверхценные переживания ревности переросли в бредовые. Стойкость образовавшейся паранойяльной структуры с бредовыми идеями ревности, спаянность последних с личностными особенностями больного позволили нам говорить о паранойяльном развитии личности с бредом ревности.