ПРОФИЛАКТИКА ОБЩЕСТВЕННО ОПАСНЫХ ДЕЙСТВИЙ И СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА БОЛЬНЫХ С ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ РЕВНОСТЬЮ
Клинические аспекты патологической ревности, Н.А. Опря, 1986

ПРОФИЛАКТИКА ОБЩЕСТВЕННО ОПАСНЫХ ДЕЙСТВИЙ И СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА БОЛЬНЫХ С ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ РЕВНОСТЬЮ. ВОПРОСЫ РЕАБИЛИТАЦИИ И ЛЕЧЕНИЯ

Лечебно-диагностическая и судебно-психиатрическая экспертная практика показывает, что под влиянием идей ревности сравнительно часто совершаются тяжелые правонарушения. При этом противоправовые действия больных с идеями ревности направлены, как правило, против личности, подозреваемой в супружеской неверности, в более редких случаях пострадавшими являются «любовники» жены или «любовницы» мужа. По словам Вальтера (цит. по Ус 3. Г., 1965), «бурная ревность совершает больше преступления, чем корысть и честолюбие».

Опасные действия душевнобольных, совершаемые под влиянием идей ревности, известны давно. Еще в период симптоматологического направления в психиатрии некоторые авторы описывали случаи совершения тяжких правонарушений по мотивам ревности (Deventer, 1888; Proal, 1900).

По данным А. П. Дементьева (1963), Л А. Алексеевой (1966), Hrebicekc, Topiar (1967) и других исследователей, число больных, совершивших правонарушения по мотивам ревности, колебалось от 21,9 до 25,0%.

В. С. Казаков (1972) наблюдал 119 больных с бредом ревности при параноидной форме шизофрении, из которых 52,1% совершили убийство, 25,2 — попытку к убийству и 22,7% обвинялись в нанесении тяжких телесных повреждений.

На большую социальную опасность больных с идеями ревности указывали многие отечественные и зарубежные психиатры—Я. М. Калашник (1965), Г. Н. Муравьева (1965), А. М. Писарницкая (1966), М. П. Цыцаркин, В. А. Бычков (1967), Tripkovie (1967), Steigleder (1967), Л. С. Мстиславская (1969), А. Г. Наку, Н. А. Опря (1969), Т. А. Колычкова (1970), А. К. Качаев, С. Э. Умаров (1972), Л Н. Бутеикова (1972), В. П. Котов (1976) и др.

Однако работ, посвященных исследованию роли лрс-морбидных особенностей в генезе правонарушений и cv-

дебно-психиатрической экспертизе при паранойяльных реакциях и развитии с идеями ревности, мы не встречали, Вместе с тем, как указывают Г. В. Морозов (1961), В. М. Шумаков (1968), Д. Р. Лунц (1969), Ф. В. Кондратьев (1972), В. М. Чижов (1973), Е. Д. Соколова, А. М. Суворова, Я. Е. Свириновский (1977) и другие, комплексная оценка биологических и социальных факторов (в том числе преморбидных) имеет большое значение в определении степени социальной опасности и судебнопсихиатрической оценки.

Среди 135 изученных нами больных, прошедших судебно-психиатрическую экспертизу, убийство совершил 41 (35,2%), покушение на жизнь — 37 (24,5), нанесение телесных повреждений — 31 (22,9), хулиганские действия с побоями— 23 (14,9); 3 человека (2,5%) обвинялись в поджоге. Анализ материала показал, что у больных с паранойяльными реакциями и развитием в преморбиде обнаруживались те или иные отклонения, которые несли определенный криминогенный «заряд». До появления паранойяльной симптоматики больные часто совершали различные антиобщественные поступки, хоть и не повлекшие за собой уголовной ответственности. В соответствии с этим важно определить опасные тенденции этих больных на начальном этапе нарастания паранойяльное™, так как «прежде чем стать людьми, опасными для общества, они обыкновенно сами же, так сказать, подают сигналы приближающейся бури, которая, к сожалению, остается без внимания окружающих лиц. Вот именно в это время крайне необходимо сделать больного безвредным» (Krafft-Ebing, 1895).

В ходе исследования прослежена значимая корреляционная связь между степенью нарастания качественного и количественного сдвига преморбидных особенностей и асоциальным поведением больных (г=+0,723). При появлении у больных с паранойяльными реакциями таких пре-морбидно-паранойяльных радикалов, как взрывчатость, несдержанность, недоверчивость, возбудимость, отмечался наибольший риск возможности совершения общественно опасных действий, чем при эмоциональной лабильности, обидчивости и ранимости, неуживчивости и конфликтности (Р<0,05).

Выявлен и контингент больных с повышенным риском социальной опасности при паранойяльных реакциях с идеями ревности. Оказалось, что наибольшее число правонарушений совершается больными с хроническим алкоголизмом (39,63%) и отдаленными последствиями черепномозговой травмы (19,33%). Значительное количество правонарушений отмечается при аффективно-эксплозивном варианте паранойяльных реакций. В данном случае в результате алкогольной интоксикации деформируются преморбидно-личностные особенности с появлением возбудимости, взрывчатости, недоверчивости. В состоянии опьянения превалируют изменения аффективности со склонностью к взрывчатости, конфликтности, агрессивности и интенсивности сверхценного комплекса ревнивых переживаний. В непосредственном совершении правонарушения важную роль играет усложнение структуры паранойяльной реакции за счет присоединения тревожной напряженности и иллюзорных расстройств эротического содержания. На таком дисфорически-раздражительном эмоциональном фоне и совершается большинство противоправо-вых действий.

При втором (депрессивном) варианте паранойяльных реакций правонарушения наблюдаются реже. Большинство больных сохраняют относительную упорядоченность поведения в обществе. На всем протяжении заболевания основная симптоматика характеризуется сверхценными идеями ревности и депрессивным фоном настроения. Опасные действия совершаются больными под влиянием того или иного средового фактора, действующего непосредственно перед правонарушением. Помимо ситуационной мотивации дополнительную роль играет аффективная напряженность, которая в момент криминала достигает наивысшего накала.

Необходимо отметить, что несмотря на проявление агрессивных тенденций в отношении объекта ревности, а также нанесение телесных повреждений, состояние больных длительное время расценивается окружающими и медицинскими работниками как реакция пьяного человека. В результате лица с паранойяльными реакциями при хроническом алкоголизме госпитализируются в поздние сроки— спустя 4,2±1,2 мес от начала заболевания. По тем же мотивам нарастает криминогенность и у больных с отдаленными последствиями черепно-мозговой травмы Еще до развития паранойяльных реакций у них наблюдаются утяжеление аффективно-волевых преморбидных черт и дисфорические расстройства настроения Ранним признаком возможности совершения больными опасных дойгтшш при паранойяльных реакциях служит нарастание инттсии ности ревнивой настроенности с расстройством сна, колебаниями настроения, головными болями, головокружениями и различными вегетативно-сосудистыми нарушениями. Опасность возрастает, когда помимо указанной симптоматики возникает патологическая бредовая интерпретация окружающих событий с тревогой, страхом и дисфоричес-ким фоном настроения. Наибольшая вероятность совершения больными опасных действий в состоянии паранойяльной реакции с идеями ревности при травматическом поражении головного мозга наблюдается в случае появления преморбидно-паранойяльных радикалов — несдержанности, неуживчивости и конфликтности, взрывчатости.

В период паранойяльной реакции с идеями ревности общественно опасные действия совершают и психопатические личности. Присущие им в «обычном» состоянии повышенная раздражительность, вспыльчивость, эгоистичность усиливаются в период возникновения паранойяльной реакции. Несмотря на то, что истеровозбудимые психопаты в период паранойяльной реакции проявляют агрессию против объекта ревности или мнимого любовника, они реже совершают особо тяжелые правонарушения, а обвиняются в основном в хулиганстве. В состоянии паранойяльной реакции с идеями ревности наиболее опасны астенические и паранойяльные личности. В силу своей замкнутости, асте-ничности психопаты даже в состоянии паранойяльной реакции не всегда высказывают ревнивые подозрения, поэтому они считаются здоровыми и несвоевременно осматриваются психиатрами.

Наибольшую опасность больные представляют в период появления преморбидно-паранойяльных радикалов (недоверчивость, обидчивость и ранимость, эмоциональная лабильность) , возникающих на депрессивно-раздражительном фоне настроения с усилением психогенно-аффективной симптоматики (бессонница, слезливость, тревожность). Они совершают преступный акт (нанесение тяжких телесных повреждений или убийство) неожиданно для окружающих.

Общественно опасные действия психопатических личностей паранойяльного круга наблюдаются при появлении преморбидно-паранойяльных радикалов (недоверчивость, несдержанность), которые, обостряясь в состоянии паранойяльной реакции, усиливают готовность к иллюзорному расстройству восприятия «издевательского» характера (Ушаков Г. К., 1971), что приводит к эмоциональной напряженности с последующими агрессивными действиями против виновников переживания. Поскольку паранойяльные психопатические личности всю жизнь склонны к чувству ревности, их бредовые высказывания в состоянии паранойяльной реакции расцениваются окружающими как бытовая ревность. Некоторые считают, что, если человек правильно ведет себя на работе, трудится, а дома проявляет ревность, следовательно, это говорит лишь о его любви к жене, по принципу: «если ревнует, значит любит». Поэтому знакомые, сослуживцы, родственники не видят основания для помещения этих лиц в стационар. Это мешает своевременной госпитализации, что часто приводит к совершению противоправовых действий.

Как показывает многолетняя практика судебной психиатрии, антисоциальные поступки большинства больных с паранойяльными реакциями при церебральном атеросклерозе обусловлены заострением и динамическим сдвигом преморбидных особенностей личности. Агрессивные действия этих лиц проявляются заострением свойственных им преморбидных черт (раздражительность и вспыльчивость, эгоистичность, повышенная внушаемость), нарастанием дисгармоничности личности и появлением премор-бидно-паранойяльных радикалов (недоверчивость, обидчивость и ранимость, взрывчатость). Последние приобретают при паранойяльных реакциях с идеями ревности резко выраженную заостренность и обусловливают агрессивную целенаправленность больных против лиц, подозреваемых в измене. Стремясь отомстить за «измену», больные совершают жестокие криминальные акты.

Опасность совершения антисоциальных поступков больными, страдающими шизофренией, возрастает в период возникновения острых паранойяльных состояний с идеями ревности. На фоне невротических жалоб или беспричинного колебания настроения у больных внезапно возникает подозрительность в неверности супруга или супруги. Уже в начальном периоде они высказывают идеи ревности и отношения, которые постепенно усиливаются. В это время они «подают сигналы опасности», совершая различные противоправовые действия — нанесение телесных повреждений, хулиганские поступки и др.

В период обострения шизофренического процесса опасность, несомненно, возрастает, поскольку помимо бреда ревности возникают страх, тревога за счет появления идей преследования, воздействия, колдовства, т. е. усложняется клиническая картина. Злоупотребление спиртными напитками усиливает социальную опасность больных шизофренией. Это связано с тем, что кроме паранойяльного бреда ревности на определенном этапе заболевания эпизодически возникают и слуховые галлюцинации эротического содержания, которые на фоне интеллектуальной сохранности воспринимаются как реальные. Больные, будучи убежденными в неверности супруга или супруги, предпринимают неадекватные противоправовые действия.

Недостаточность разработки критериев риска социальной опасности при паранойяльном развитии личности с бредом ревности сказывается на определении степени криминогенное™ и выработке целенаправленных комплексных профилактических мероприятий. Больные с паранойяльным (патологическим) развитием личности существенно отличаются от лиц с паранойяльными реакциями. До начала паранойяльного развития первые обнаруживают в премор-биде повышенную раздражительность, вспыльчивость, злопамятность, эгоистичность, склонность к частым аффективным реакциям и состояниям декомпенсации. Все они до начала паранойяльного развития совершали различные мелкие антисоциальные действия (хулиганские поступки, семейные скандалы и т. д.), то есть криминогенный «заряд» у них был достаточно выражен. Социальная устойчивость резко нарушается в период заострения присущих больным прсморбидных черт характера и появления не свойственных им ранее преморбидно-паранойяльных радикалов — подозрительности, настороженности и тревожности. Ко времени совершения общественно опасных действий больные с паранойяльным развитием обнаруживают искаженный преморбид и бредовые идеи ревности. В ряде случаев несмотря на систематизацию бредовых идей ревности и наличие в преморбиде качественного сдвига в виде таких преморбидно-паранойяльных радикалов, как эмоциональная лабильность, мнительность и впечатлительность, опасные антисоциальные поступки совершаются реже и, как правило, обусловлены внешним поводом. Это еще раз доказывает, что степень частоты и тяжести про-тивоправовых действий при паранойяльном развитии личности коррелирует с характером преморбидных особенностей личности.

Нами выявлены периоды наибольшего риска совершения общественно опасных действий при паранойяльном развитии. В случае психопатий наиболее криминогенным оказался начальный этап, хронического алкоголизма этап сверхценных образований и интерпретативной бредовой настроенности, церебрального атеросклероза — этап кристаллизации паранойяльного бреда, в случае отдаленных последствий черепно-мозговых травм — этап становления паранойяльной структуры.

На начальном этапе паранойяльного развития личности при хроническом алкоголизме опасные действия, совершаемые в состоянии опьянения, обусловлены заострением преморбидных особенностей (раздражительность, вспыльчивость, дисфоричность) с появлением настороженности и тревожности. После употребления даже небольших доз спиртного больные становятся настороженными, придирчивыми, пристально следят за женами, высказывают подозрения и устраивают сцены ревности в присутствии окружающих. Они могут всю ночь анализировать «поведение жен», требуют у них признания, подвергают пыткам, угрожают расправой, избивают. Опасные действия, совершаемые больными в этой стадии, чаще ограничиваются хулиганскими действиями.

Агрессия нарастает на этапе формирования комплекса сверхценных идей. В это время появляются другие премор-бндно-паранойяльные радикалы — подозрительность, повышенная ревнивость. Более резко выступают изменения в эмоционально-волевой сфере. Больные становятся грубыми, раздражительными, циничными, жестокими. Идеи ревности бывают постоянными и стойкими, достигая большей интенсивности в состоянии опьянения Накапливается и эмоциональный заряд с напряженностью и ненавистью к объекту ревности. Незначительный внешний повод приводит больных в возбуждение с агрессивными действиями против объекта ревности и мнимых любовников. По нашим данным, большое количество правонарушений (45,02%) приходится именно на этот этап бредообразования. Моно-тематичность идей ревности, их конкретность воспринимаются окружающими как нормальная ревность. Так, больной Р. постоянно избивал жену на почве ревности, но, несмотря на ее неоднократные обращения к психиатру и в милицию, его поведение расценивалось как реакция пьяного человека. Однажды отсидел 15 суток за хулиганские действия по отношению к жене. Вернувшись домой обозленным на супругу, раздел ее, намочил платье, заставил вновь надеть его и привязал к ее спине мешок со снегом. Затем закрыл жену в погребе, где она пролежала 5 часов,

сказав:    «Это наказание за твои позорные поступки,

будешь знать, как изменять». Только после этого больной был госпитализирован.