ОБЩИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ РЕВНОСТИ
Клинические аспекты патологической ревности, Н.А. Опря, 1986

ОБЩИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ РЕВНОСТИ

Вопрос о патологической ревности всегда оставался актуальным. В литературе прошлых лет большое внимание уделялось клиническому описанию паранойяльного синдрома с бредом ревности. Авторы придерживались мнения, что ревность чаще проявляется в виде моносиндрома и занимает ведущее положение в клинической картине (иногда на всем протяжении) заболевания.

Еще С. А. Громов (1832), выделяя две формы помешательства — слабоумие и бред, — подчеркивал, что бред ревности в виде моноидеи сопровождается повышенной аф-фективностью, недоверчивостью, подозрительностью. Находясь под властью этих идей, больные могут быть опасны для окружающих.

Приоритет в клиническом описании паранойяльного бреда ревности в донозологическом периоде принадлежит отечественному психиатру П. Н. Ковалевскому (1881), который, подробно останавливаясь на формировании паранойяльного бреда, утверждал, что вначале у больных появляются подозрительность, недоверие, чувство сомнения, сверхценные идеи ревности. В дальнейшем наступают «внутренняя ассимиляция, чрезмерная наблюдательность и крайне болезненное сомнение», сменяющиеся «активным и агрессивным» состоянием.

Важно отметить, что в указанных работах не только приведены отдельные описания ревнивых переживаний, но и предпринята попытка дать новое объяснение причинам возникновения ревности.

Определенную роль в этом направлении сыграла концепция «хронического бреда», созданная французским психиатром Magnan (1893). Учитывая основное положение этой концепции о том, что «важно не содержание бреда, а его происхождение и развитие», некоторые исследователи стали рассматривать паранойяльный бред ревности как разновидность хронических бредовых психозов (Bombardo, 1902; Clerambo, 1942; Guirand, 1959; и др ). При этом одни

авторы (Borel, 1952; Baruk, 1959) относили бред ревности к группе «страстных психозов», другие (Genie-Perrin, 1926; Claude, 1935; и др.) — к «бреду толкования». В исследованиях французских психиатров до сих пор сохраняется синдромологический подход к изучению бреда ревности как одной из форм «хронического бреда» (Wuss, 1960).

Учение о «хроническом бреде» сыграло существенную роль при детальном клиническом описании больных и глубоком анализе психопатологической природы бредовых интерпретаций. Было отмечено, что патологические идеи ревности формируются путем толкования реальных обстоятельств, и больные проявляют повышенную активность для достижения своих целей. Французскими авторами подчеркивалось также значение наследственной отягощен-ности в появлении бреда ревности. Ими было доказано, что бред ревности возникает при различных психических заболеваниях.

В дальнейшем немецким психиатром Kahlbaum (1863) было создано учение о «паранойе». Автор предложил называть этим термином психические заболевания, не сопровождающиеся нарушением интеллекта. Krafft-Ebing (1891) отнес бред ревности к «паранойе», под которой подразумевал наличие стойких систематизированных бредовых идей, не связанных с первичным нарушением аффективной сферы. Более подробно учение о паранойе разработал Krepelin (1912). По мнению ученого, паранойя характеризуется «...возникшей из внутренних причин, медленно развивающейся непоколебимой бредовой системой при полной сохранности личности и упорядоченности мышления». Согласно Krepelin, бред при паранойе, в том числе бред ревности, не поддается лечению, так как «развивается из особенностей личности», и при паранойе «...мы имеем собственно дело не с болезнью, а с ненормальным развитием, которое представляет богатый простор своеобразию личности».

Бред ревности описывался в рамках «паранойи» и некоторыми другими психиатрами (Корсаков С. С., 1900; Суханов С. А., 1914; Молоденков Н. С., 1925; и др.), рассматривающими его как медленно развивающуюся систематизированную бредовую систему с сохранностью интеллекта, мышления, жизненной адаптации.

Несмотря на то, что учение о паранойе способствовало накоплению клинических фактов и значительному углублению знаний о паранойяльном бреде ревности, оно не смогло охватить всех вопросов, относящихся к изучению генеза и клинической динамики соответствующих расстройств. Однако уже тогда было подмечено, что паранойяльный бред ревности часто возникает при хроническом алкоголизме. Поэтому В. П. Сербский (1900) не без ос-нования назвал бред ревности «клеймом алкоголизма».

И. Н. Введенский (1929) писал, что бредовые идеи ревности у хронических алкоголиков возникают легко и занимают ведущее место в клинической картине. По мнению В. А Гиляровского (1931), у больных хроническим алкоголизмом на фоне ослабления интеллекта и изменения характера постепенно складывается убежденность в том, что их жены изменяют им. Бредовые идеи ревности у них сохраняются довольно стойко, несмотря на то, что в действительности никаких оснований для подозрений нет. В. А. Гиляровский описал две формы алкогольного бреда ревности: бредовые идеи ревности резидуального характера, формирующиеся в результате перенесенного острого алкогольного психоза, и бредовые идеи ревности, формирующиеся постепенно по типу бреда толкования, со склонностью к систематизации и дальнейшему развитию.

Л Я. Штиллер (1947) приводит несколько вариантов течения алкогольного бреда ревности: острый алкогольный психоз, протекающий с бредом ревности; резидуальные бредовые идеи ревности; алкогольный бред ревности с кратковременным течением; реактивно-паранойяльное развитие с бредом ревности.

И. Ф. Случевский (1957) описал так называемый «алкогольный затяжной бредовый психоз» с бредовыми идеями ревности, развивающийся по параноическому типу.

Г. Н. Соцевич (1971) выделила два этапа формирования паранойяльного бреда ревности при хроническом алкоголизме. начальный (интерпретативный) и систематизации («нагнетания» аффекта). Первый этап характеризуется «накоплением» материала. Бредовой трактовке подвергаются события, отдельные эпизоды, детали поведения в прошлом и настоящем. Высказывания больных в этот период свидетельствуют о диффузных бредовых идеях, в их содержании отсутствуют конкретность и убежденность. Длительность данного этапа может быть различной — от недели до нескольких месяцев. Второй этап характеризуется систематизацией или конкретизацией бреда ревности. Первым признаком перехода бреда в эту фазу является смена аффекта. Ровный пониженный фон настроения сменяется напряженным, злобным аффектом, учащаются взрывы ярости, иногда с агрессией, больные ведут себя как «обличители», преследуя свою жертву, проверяя, выясняя отношения. В этот период наступает полная систематизация бреда, появляются конкретные «действующие» лица, устанавливаются доказательства «измены», которые основываются на интерпретации прошлого с накоплением новых толкований.

По Г. М. Бельской (1961), бредовые идеи ревности при хроническом алкоголизме не развиваются как психогенная реакция на реальные травмирующие ситуации. Они появляются на высоте алкогольного эксцесса и исчезают с прекращением его. Течение алкогольного бреда ревности волнообразно, с периодами улучшений и ухудшений в зависимости от интенсивности алкогольной интоксикации.

Д. Ю. Фрагина (1970) отмечала, что алкогольный бред ревности начинается остро после массивной алкоголизации, носит характер систематизированного паранойяльного бреда, опирающегося на целую систему доказательств неверности жены.

Согласно А. Ф. Москвичевой (1972), бред ревности при хроническом алкоголизме не возникает на начальных стадиях заболевания. Паранойяльные бредовые идеи ревности нередко переходят в параноидные, включаясь обычно в общую структуру алкогольного параноида.

Большое внимание алкогольному бреду ревности уделял И. В. Стрельчук (1970). Автор подчеркивал, что алкогольный бред ревности формируется постепенно. При злоупотреблении алкоголем бред ревности усиливается, а в период ремиссии — ослабевает. Бред ревности бывает легкой, средней и тяжелой степени.

В. М. Банщиков и Ц. П. Короленко (1968), описывая бред ревности у хронических алкоголиков, отмечали, что вначале он появляется только во время алкогольного опьянения. Дальнейшая динамика заключается в усилении идей ревности в состоянии опьянения и сохранении их в трезвом виде.

Э. Э. Зурмухташвили (1970) наблюдал паранойяльный бред ревности у больных с длительностью хронического алкоголизма от 12 до 23 лет, который долгое время носил монотематический характер.

Аналогичные высказывания относительно «моносиндрома» ревности при хроническом алкоголизме имеются в работах Р. А. Наджарова (1968), Н. П. Калининой (1976), В. П. Котова (1977), Е. И. Терентьева (1982) и др.

Несмотря на многочисленные публикации, в которых описаны идеи ревности при хроническом алкоголизме, име-

ю

ется еще ряд неизученных проблем, таких, например, как роль преморбидно-личностных особенностей в генезе бре-дообразования, динамика паранойяльного синдрома с бредом ревности в зависимости от стадии хронического алкоголизма и характера злоупотребления спиртными напитками, паранойяльные реакции и паранойяльное развитие личности с бредом ревности.

Изучение паранойяльного бреда ревности проводилось и в рамках пограничных состояний, в частности при психопатиях. Так, А. Кюллер (1890) обратил внимание на большую аффективную насыщенность бредовых идей ревности у таких больных.

С. С. Корсаков (1891), описывая бред ревности как разновидность «ревнивого помешательства», указывал на появление его и у истерических женщин.

О склонности психопатических личностей (гиперэмотив-ных, тревожных и конституциональных ревнивцев) к формированию «гипостезической ревности» писал Bombardo (1902).

П. Н. Ковалевский (1905) наблюдал параноический бред ревности у лиц раздражительных, слишком впечатлительных, неуравновешенных, с неустойчивым характером, лишенных «полноты жизненного идеала». Автор различает три периода в течении параноического бреда: скрытого состояния, внешнего агрессивного проявления ревности, параноического состояния.

Mairet (1908) подчеркивал, что бредовые идеи ревности у психопатических личностей могут внезапно возникать и быстро исчезать. Больные в этот период испытывают «страх, подавленность, чувство неполноценности и ущемления, боязнь потерять любимого человека». Этот тип ревности встречается и у женщин, но не достигает степени систематизированных, интерпретативных бредовых идей. Скорее он носит характер сверхценности. При этом в становлении бреда ревности наблюдаются три этапа:    дебют,

этап становления, этап развития.

Более подробно формирование бреда ревности на фоне параноической конституции описано Rewitch (1954). Автор отмечает, что задолго до возникновения бреда ревности у больного наблюдаются недоброжелательность, неприязнь к супруге. Спустя несколько лет появляются бредовые идеи ревности. При этом больной нередко сам распускает слухи о жене, чтобы настроить против нее окружающих, часто прибегает к клевете, ищет доказательство виновности. В дальнейшем мысли о неверности супруги не дают ему

покоя. Бредовые идеи ревности у этой категории больных сохраняют известную стабильность и остаются почти не* изменными на протяжении 15—30 лет. Больные продолжают работать, интересы у них прежние, глубоких изменений в характере не отмечается.

Наблюдая 60 больных с бредом ревности, А. Б. Смуле-вич (1966) выделил 20 человек с психопатией, среди которых преобладали паранойяльные личности из группы «патологических ревнивцев». Вначале у них наблюдался период неясных сомнений и опасений, затем возникали определенные подозрения, переходящие в полную убежденность, с формированием систематизированной бредовой системы. А. X Лазарова (1967) выделила у больных с психопатией четыре этапа формирования паранойяльного бреда ревности. сомнений, подозрительности, внутренней убежденности, выраженного бреда ревности.

О Е. Фрсйеров (1970) подразделил период формирования бреда ревности у паранойяльных психопатов на четыре этапа: инкубационный, монотематического бреда, несистематического бреда, угасания бредовой системы. Первый этап характеризуется появлением сверхценных идей ревности С наступлением второго этапа нарастают аффективная напряженность, раздражительность, сверхценные идеи переходят в бредовые. Постепенно к бредовым идеям ревности (третий этап) присоединяются и другие бредовые идеи (отношения, преследования, воздействия), которые тесно связаны со «стержневой» идеей супружеской неверности На четвертом этапе наступает угасание бредовоц системы

Л Н Степанова (1972), наблюдая доминирующие сверхцепные идеи и паранойяльный бред с идеями реформаторства, сутяжничества и ревности при психопатиях, пишет, что они обладают мощным эмоциональным зарядом, большой аффективной насыщенностью. Доминирующие идеи носят сугубо конкретный характер, тесно связаны и проистекают из сложившейся ситуации, имеющей особую значимость для личности. Временами при них отмечаются «светлые промежутки» в случае разрешения ситуации. Паранойяльные бредовые идеи характеризуются стойкостью и нередко сопровождаются тревогой, нарушением сна, отрывочными идеями отношения, тесно связанными с основным переживанием.

Изучив паранойяльный бред ревности при психопатиях, Г. Н. Соцевич (1971) отметила следующие особенности: структура бреда представляет систему «выводов и заключений», полученных в процессе бредового анализа сложных форм поведения объекта ревности; «бредовое мировоззрение» как бы предшествует появлению «конкретных» признаков измены; аффективные нарушения относительно стабильны, появляются в форме депресссии, тесно связаны с этапами бредообразования; бред в значительной степени f отражает особенности личности больного.