РОЛЬ ПРЕМОРБИДНЫХ И СРЕДОВЫХ ФАКТОРОВ В ЭТИОПАТОГЕНЕЗЕ ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ РЕВНОСТИ
Клинические аспекты патологической ревности, Н.А. Опря, 1986

РОЛЬ ПРЕМОРБИДНЫХ И СРЕДОВЫХ ФАКТОРОВ В ЭТИОПАТОГЕНЕЗЕ ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ РЕВНОСТИ

Для выяснения значения различных факторов в этиопа-тогенезе патологической ревности клинико-катамнестичес-ки и клинико-статистически изучены 589 больных. Для сравнительного анализа использовалась контрольная группа (63 человека) с неотягощенным преморбидом.

Разработка материала проводилась на кибернетической машине БСЭМ-4М по специальной программе с применением таких методик, как вычисление процента, среднего арифметического (М), средней ошибки (т), коэффициента квадратичного отклонения (о), коэффициента корреляции (г), определение критерия независимости, основанного на распределении Хи-квадрат, степени достоверности различий (/) Стыодента. Для того чтобы установить, какой из выявленных преморбидных и средовых факторов создает наибольший риск возникновения патологической ревности, использовался коэффициент весового значения признаков (R).

Результаты клинико-статистического и катамнестичес-koVo методов исследования показали, что клиническая структуда^тшхолошческой ревности определяется двумя ведущими факторами: преШр~бидным и средовым. Поэтому применительно к нашему материалу целесообразно говорить о преморбиде как о результате множества сложных взаимодействий биологических и экзогенных вредностей, которые в итоге формируют определенный (специфический) вариант, предрасполагающий к паранойяльному реагированию.

При анализе личностного преморбида обследованных больных выявлены облигатные (раздражительность и вспыльчивость — в 16,66% случаев, эгоистичность — 16,06, упрямство — 14,68, злопамятность — 8,92, эмоциональные колебания типа дисфорий — 8,33, переоценка личности — 7,34, склонность к формированию комплекса сверхценных образований — 7,14, повышенная внушаемость — 6,84, настойчивость и стеничность — в 4,76% случаев) и факуль-

тативные (замкнутость — у 10,91% больных, театральность — 7,53, лживость — 6,65, склонность к депрессивным реакциям — 5,55, нерешительность и неуверенность — 2,77, скупость — 2,09, ипохондричность — у 1,58% больных) черты, участвующие в формообразовании паранойяльных состояний с идеями ревности. Отмеченные личностные особенности в разной степени выраженности наблюдались при всех изученных нами заболеваниях: психопатиях, хронической алкоголизме, церебральном атеросклерозе, черепно-мозговой травме, шизофрении.

Вместе с тем, как показывают исследования, выявленные личностные стигмы являются потенциальным условием возникновения паранойяльных реакций и развития с идеями ревности, поэтому необходимо было выяснить, под влиянием каких патогенных факторов (условий) потенциальные возможности становятся клинической реальностью. Имеющиеся данные свидетельствуют о большом удельном весе алкогольной интоксикации (36,95%) и черепно-мозговых травм (24,20%). Из других причин следует отметить длительную психотравмирующую ситуацию в семье (18,84%) и на производстве (12,8%), церебральный атеросклероз (12,30), импотенцию (6,54), соматические заболевания (2,18), нарушение привычного динамического стереотипа (1,78), генерационные изменения (1,14%).

Наиболее высокий риск появления паранойяльных состояний с идеями ревности наблюдался в основной группе больных (Р<0,001), у которых происходили отклонения в преморбидном состоянии (под влиянием вышеотмеченных вредностей) и формировались вторичные, «осложняющее» преморбид признаки, названные нами преморбидно-пара-нойяльным и радикалами. Под ними мы понимаем комплекс вновь появляющихся сочетанных признаков, влияющих гна возникновение паранойяльных состояний с идеями ревности.

Клинико-статистически выявлено 12 преморбидно-пара-нойяльных радикалов:    эмоциональная лабильность

(83,13%), взрывчатость (42), несдержанность (40,1), подозрительность (40), недоверчивость (34), возбудимость (26,5), настороженность и тревожность (26,2), повышенная ревнивость (24), гиперстеничность (23), обидчивость и ранимость (22,02), мнительность и впечатлительность (20), неуживчивость и конфликтность (16,6%). Они оказывают существенное влияние на формообразование паранойяльных состояний с идеями ревности.

Большую роль в формообразовании паранойяльных со-

стояний с идеями ревности играют и следующие средовые факторы:

1)    внутрисемейные (45,38%) — длительные семейные конфликты, систематическое унижение больного и восхваление посторонних лиц, частые оскорбления и пренебрежительное отношение супругов друг к другу, сексуальная дисгармония вследствие снижения половой активности и импотенции;

2)    бытовые (37,18%) — временная разлука в связи с поездкой в командировку или на лечение в санаторий* больницу, ложное (шутливое) сообщение о возможной измене, повышенная внимательность и веселый разговор объекта ревности с посторонним лицом, нарушение привычного стереотипа жизни;

3)    истощающие средовые и экзогенные факторы (17,44%) — длительное эмоциональное и физическое перенапряжение, связанное со служебными конфликтами и тяжелой работой, соматически ослабляющие организм заболевания, интоксикационные вредности (острая алкогольная интоксикация)

Воздействие выявленных средовых факторов на личность было различным. Важное значение имела индивидуальная восприимчивость к патогенному фактору, то есть* пользуясь терминологией Kretschmer (1915), психотрав-^ирующие «переживания должны подходить к личности как ключ к замку».

В результате проведенного исследования удалось установить зависимость между «ключевым» (средовым) переживанием и особенностями формирующегося специфического преморбида («замком»), показать своеобразие «ключевых» факторов и их взаимосвязь с особенностями пре-морбидных признаков.

Полученные данные позволили выделить два типа течения паранойяльных состояний с идеями ревности: непрогредиентное, относительно доброкачественное (паранойяльные реакции) и прогредиентное, неблагоприятное (паранойяльное развитие личности). Под паранойяльной реакцией с идеями ревности мы понимаем временный, обратимый, остро возникающий психопатологический сдвиг, вызванный взаимодействием экзогенных патогенных факторов с преморбидными особенностями личности, при котором наряду с заострением личностных особенностей формируется качественно новый паранойяльный симптомо-комплекс

В отличие от паранойяльной реакции, паранойяльное развитие личности с идеями ревности является более сложным образованием и определяется постепенным, медленным качественным сдвигом преморбидных особенностей под воздействием длительно существующих патогенных вредностей, на фоне которых в дальнейшем формируются стойкие систематизированные бредовые идеи ревности, продолжающие, несмотря на прекращение влияния первопричины, нарастать, то есть происходит как бы отрыв патологических изменений личности от первопричины и начинается патологическое «саморазвитие» (Кербиков О. В., 1965).

Удалось установить, что с появлением у больного таких сочетанных иреморбидно-паранойяльных радикалов, как эмоциональная лабильность, взрывчатость, несдержанность, недоверчивость, возбудимость, неуживчивость и конфликтность (выявленный комплекс преморбидных признаков соответствует классическому описанию возбудимых психопатий — Гиляровский В. А., 1935; Кербиков О. В., Фелинская Н. И., 1965), развиваются в основном паранойяльные реакции с идеями ревности. С появлением же подозрительности, настороженности и тревожности, гипер-стеничности, повышенной ревнивости, мнительности и впечатлительности, обидчивости и ранимости (этот премор-бидный комплекс соответствует описанию гипопаранойяль-ной конституции — Kleist, 1913) возникает паранойяльное развитие личности.

Паранойяльные реакции с идеями ревности и паранойяльное развитие личности имеют свои закономерности, специфические особенности и зависят от той патологической почвы, на которой они возникают. Об этом пойдет речь в последующих главах.