КЛИНИКА И ДИНАМИКА ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ РЕВНОСТИ ПРИ ПСИХОПАТИЯХ
Клинические аспекты патологической ревности, Н.А. Опря, 1986

КЛИНИКА И ДИНАМИКА ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ РЕВНОСТИ ПРИ ПСИХОПАТИЯХ

Патологическая ревность может возникать при различных формах психопатий (Ганнушкин П. Б., 1933; Морозов В. М., 1934; Семке В. Я., 1965; Фрейеров О. Е., 1967; Печерникова Т. П., 1969; и др.) и проявляется в основном в виде паранойяльной реакции или паранойяльного развития личности.

Паранойяльные реакции с идеями ревности при психопатиях

Отдельные высказывания о клинических проявлениях паранойяльных реакций с идеями ревности мы находим у

С. С. Корсакова (1901), который допускал возможность возникновения «взрывов аффекта» с идеями ревности под влиянием случайного неприятного внешнего впечатления.

А. Н. Молохов (1934) считал биологической предпосылкой для развития параноической реакции в виде сверхценной идеи ревности более или менее выраженную эпи-лептоидную конституцию.

О. В. Кербиков (1958) отмечал, что развитию острой паранойяльной реакции может способствовать ослабление нервной системы, вызванное переутомлением, недосыпанием и т. д. Если подвергнуть сравнительному изучению все разновидности паранойяльных реакций, писал О. В. Кербиков, нетрудно установить, что между силой психической травмы, вызывающей расстройство, и патологическими особенностями личности существует обратная связь: чем более отклоняющейся от нормы является личность, тем меньшая травма может вызвать паранойяльную реакцию.

А. С. Пурас (1966) описал остро возникшие реакции в форме реактивных сверхценных идей ревности не только у психопатических личностей, но и у здоровых лиц.

И. П. Калинина (1976) наблюдала острые паранойяльные реакции с идеями ревности у больных с параноической

психопатией. Во всех случаях паранойяльным реакциям предшествовали психотравмирующие ситуации, вызванные семейным конфликтом. При этом трудно было отграничить реальные события от приводимых больными фактов, при проверке оказывающихся элементами бредообразования.

Паранойяльные реакции с идеями ревности описаны А. Г. Наку, М. Г. Ревенко, Н. А. Опрей (1980) у психопатов паранойяльного круга. Реакции возникали остро и сопровождались аффективной напряженностью и злобностью. Наряду с этим у больных отмечались подавленность настроения, нарушение сна, ситуационные сновидения.

Вышеприведенные работы касаются общих вопросов паранойяльных реакций. Специальных же исследований, посвященных клинике, динамике, патогенезу, специфическим особенностям паранойяльных реакций с идеями ревности при различных формах психопатий, раньше не проводилось.

Нами изучены паранойяльные реакции с идеями ревности при астенических, паранойяльных и истеровозбуди-мых типах психопатий. Для астенических психопатов характерны повышенная внушаемость (37,14%), склонность к навязчивости (35,7), раздражительность и вспыльчивость (31,9), склонность к депрессивным реакциям (21,42), нерешительность и неуверенность (16,84%); для паранойяльных психопатов — эгоистичность (40,54%), упрямство (36,26), раздражительность и вспыльчивость (26,5), эмоциональные нарушения типа дисфорий (19,48), лживость (8,33), склонность к навязчивости (5,06%); для истеровозбудимых психопатов — театральность (40%), раздражительность и вспыльчивость (39,08), эгоистичность (26,13), повышенная внушаемость (23,16), упрямство (12,6%).

Многолетние наблюдения позволили нам установить, что у психопатических личностей в течение ряда лет, постепенно, исподволь, как бы латентно, складывается определенная тенденция к появлению в острой психотравмирующей ситуации ревнивой подозрительности. Этому способствуют особые изменения в преморбиде. Причинами, вызывающими динамический сдвиг преморбидных особенностей у больных с паранойяльными реакциями, могут быть психопатические реакции (87,5%) (психопатический цикл, по Кербикову О. В., 1960), обусловленные разностью характеров супругов (38,96%), сексуальными конфликтами (28,38), эмоциональной адаптацией (15,65), алкогольной интоксикацией (4,61%).

Различные психотравмирующие факторы (ссоры в семье, конфликты на производстве, снижение половой функции) через определенное время приводили к «накоплению» у больных эмоционального напряжения, и в дальнейшем наступало заострение психопатических особенностей. В сложившейся ситуации более резко выявлялась и разность характеров супругов.

Как известно, вступление в брак — это соединение двух характеров, и от того, сблизятся ли супруги, сроднятся или, наоборот, будут постоянно не доверять друг другу, зависит их семейное счастье. Большинство наших пациентов с первых же дней семейной жизни проявляли эмоциональную неустойчивость, что приводило ко всякого рода семейным конфликтам. Раздоры в семье, домашние заботы изменяли характер жен, делая их капризными, неуравновешенными. Повышенная раздражительность супруг, грубость, отказ в близости расценивались больными как «охлаждение».

В патогенезе паранойяльных реакций с идеями ревности немаловажное значение имели снижение половой потенции у мужа и нередко активизация сексуального поведения жены по сравнению с начальным периодом совместной жизни. Возникающие «ножницы» в сексуальной жизни супругов, несомненно, играли определенную роль в появлении или усилении имеющихся ревнивых подозрений.

Приведенные факторы создавали предпосылки для проявления паранойяльных реакций. Под воздействием различных экзогенных вредностей у психопатических личностей усугублялись уже имевшиеся и появлялись новые, ранее не свойственные им патологические черты характера: обидчивость и ранимость (37,83%), неуживчивость и конфликтность (21,42), недоверчивость (19,07), взрывчатость (18,4), эмоциональная лабильность (17,96), возбудимость (12,68%). При этом, сохраняя свою типологическую структуру при каждой форме психопатии (астенической, паранойяльной, истеровозбудимой), преобладали те или иные вновь появившиеся специфические радикалы. Для астенических психопатических личностей наибольшее весовое значение (R) имели недоверчивость (0,88), обидчивость и ранимость (0,53), эмоциональная лабильность (0,23); для паранойяльных — недоверчивость (1,88), несдержанность (0,76), возбудимость (0,34); для истеровозбудимых — неуживчивость и конфликтность (0,85), взрывчатость (0,34), недоверчивость (0,11).

По нашим наблюдениям, паранойяльные реакции протекали наиболее часто и тяжело у психопатических личностей астенического круга. Приведем пример.

Больной К., 34 лет, находился на стационарной судебно-психиатрической экспертизе в течение 1,5 месяцев.

Анамнез. В детстве развивался нормально. В школе учился удовлетворительно, окончил 7 классов. По характеру был робким застенчивым, нерешительным, замкнутым, повышенно внушаемым, обидчивым. В 20 лет женился. Взаимоотношения с женой сложились неудачно. В семье часто возникали конфликты. Больной опасался, что не удовлетворяет жену в половом отношении, хотя половой слабости не ощущал. Стал обидчивым, довольно эмоционально реагировал на малейшие жизненные ситуации. Избегал шумных компаний, терялся в кругу малознакомых людей, поэтому чаще находился с женой дома. В период усталости «все раздражало», ничего не хотелось делать, предпочитал одиночество Алкоголь употреблял редко. Из характеристики явствует, что на работе больной был исполнительным, его не раз поощряли, награждали денежными премиями Вместе с тем был несколько замкнут, болезненно реагировал на замечания товарищей. После рождения второго ребенка больной заметил, что жена стала меньше уделять ему внимания, «охладела к нему», часто заводила разговоры на сексуальные темы. Тогда у него зародилась мысль, что жена может ему изменить. Его подозрения пали на одного из соседей, о котором жена часто говорила. К тому же соседка сказала ему: «Посматривай за Иваном» (имя соседа). После этого в семье стали часто возникать конфликты на почве ревности Мысли о неверности супруги не покидали его. Однажды жена случайно похвалила соседа. Больной насторожился, и его поведение резко изменилось, нарушились сон, аппетит, он стал следить за каждым шагом жены, наблюдал за ней, даже когда она выходила на общую кухню или в туалет Проверял ее белье, «находил подозрительные пятна» Запрещал жене разговаривать с соседом. В течение месяца до содеянного он не давал жене покоя ни днем, ни ночью, грозился ее искалечить, носил при себе нож и на ночь прятал его под подушку. На работу, однако, выходил регулярно, но после работы нигде не задерживался, возвращался домой для того, чтобы продолжать слежку за женой. Однажды больной после работы зашел к соседу Ивану, к которому ревновал жену, угостил его вином. Затем стал расспрашивать Ивана, где он был днем, что делал, жаловался, что больше так жить не может, хочет уехать на родину и взять с собой детей. На следующее утро он снова зашел к соседу, предлагал ему выпить. В тот день еще два раза заходил к Ивану, опять предлагал выпить, но тот отказывался. Вечером снова зашел к нему, требуя признания в сожительстве с женой. Дома жена рассказала, что встретила супругу Ивана, и та назвала ее соперницей. Это «взбесило» больного и окончательно убедило его в неверности жены. В ярости он бросился на жену с ножом и порезал ей лицо. Жена побежала к соседям, которые вызвали скорую помощь, а больной сам пошел в милицию и сообщил о содеянном. Был направлен на судебно-психиатрическую экспертизу.

Соматическое состояние — без отклонений от нормы.

Неврологическое состояние: зрачки округлой формы, реакция на свет живая; конвергенция и аккомодация удовлетворительные; сухожильные рефлексы равномерные, живые с обеих сторон; патологических рефлексов нет.

Психическое состояние. Больной несколько подавлен, угрюм, но в беседу вступает охотно, отвечает на вопросы правильно, сведения о себе дает последовательно и подробно. В беседе постоянно чувствуется его эмоциональная откликаемость, тонкое понимание интонации и выражения лица собеседника. Жалоб на состояние здоровья не предъявляет и не критичен к своим высказываниям. Подробно, с излишней детализацией останавливается на своих взаимоотношениях с женой. Сообщает, что с весны 1979 г. начал замечать невнимательное, «холодное» отношение жены, она якобы стала меньше уделять внимания семье, часто заводила разговоры на сексуальные темы. Возникли мысли, что он не удовлетворяет жену в половом отношении. Все это насторожило его, подумал о возможной измене жены Убедился в ее неверности, когда она похвалила соседа Однажды в беседе с соседом больной сказал, что его жена до замужества была девушкой, но тот не поверил. Больной сразу понял, что сосед сожительствует с его женой. Он стал следить за ней, проверял белье, «находил» на теле синяки, требовал признания в неверности Потерял покой, возникло душевное расстройство Плохо спал по ночам, мысли о неверности жены не покидали ни днем, ни ночью. Не мог сконцентрироваться на работе. Замечал, что окружающие при виде его улыбались, а сотрудники на работе подшучивали над ним и говорили, что у него «хороший» сосед, но нужно за ним следить

В отделении настроение больного было подавленным, большую часть времени проводил в постели Был озабочен создавшейся судебной ситуацией, сожалел о содеянном, понимал, что должен понести соответствующее наказание Во время разговоров о правонарушении волновался, на глазах появлялись слезы, говорил, что любит жену, но она занимается «грязными делами» Заявлял, что окружающие в отделении знают об измене жены, так как часто улыбаются, подмигивают ему. дают понять, что осведомлены о содеянном им. Иногда утверждал, что во всем виноват он, гак как уделял мало внимания жене. Первое время на свидания к жене не выходил, высказывал полную уверенность в ее измене. Большую часть времени находился в состоянии угнетения Временами его настроение менялось, он становился тоскливым, раздражительным, недовольным собой и окружающими. Целыми днями бродил по отделению или лежал в постели, прислушиваясь к высказываниям больных Довольно тонко интерпретировал их разговор. Был несколько встревоженным, недоверчивым, считал, что его слишком тщательно наблюдают и исследуют.

При психологическом исследовании выявилось незрелое мышление со склонностью к самоанализу. Формальные способности не изменены, но заметно снижена интеллектуальная продуктивность, что выражается в поверхностном, неустойчивом внимании, повышенной утомляемости, затруднении при решении несложных заданий

Экспертной судебно-психиатрической комиссией было дано заключение, что больной обнаруживает признаки психопатии астенического круга В отношении инкриминируемого ему деяния, совершенного в состоянии временного болезненного расстройства психической деятельности в форме паранойяльной реакции с бредом ревности, был признан невменяемым.,

Находился на принудительном лечении в течение четырех месяцев. Назначались мелипрамин по 200 мг/сут, инсулин до 30 ком. Постепенно нормализовалось настроение, наладился сон, больной стал более общительным, приветливо встречал жену, просил у нее прощения, говорил, что любит ее и они должны жить вместе. Критически оценивал свои ревнивые высказывания. Был выписан домой в удовлетворительном состоянии.