КЛИНИКА И ДИНАМИКА ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ РЕВНОСТИ ПРИ ПСИХОПАТИЯХ 2
Клинические аспекты патологической ревности, Н.А. Опря, 1986

Катамнез. После выписки живет с семьей, приступил к прежней работе. Ведет себя нормально, первое время редко выходил из дому, ссылаясь на то, что над ним смеются из-за его поступка. Считал, что на работе несколько сторонятся его. Вновь явился к лечащему врачу, ему было назначено лечение. Через год больной был приглашен в психиатрический диспансер г. Кишинева. Состояние хорошее. Ревности не высказывает.

Данное наблюдение свидетельствует о возможности возникновения паранойяльной реакции с идеями ревности у психопатической личности астенического круга. Из анамнеза следует, что больной с малых лет обнаруживал определенные психопатические особенности характера, выражающиеся в нерешительности, замкнутости, повышенной застенчивости, раздражительности, в результате чего возникали трудности в приспособлении к жизни. Особенно четко это стало проявляться при перемене жизненного стереотипа — обзаведении семьей. В это время у больного выявляется недостаточность адаптационных механизмов, так как малозначительные ситуации вызывают у него многократные «взвешивания», «копание» в одних и тех же жизненных обстоятельствах.

Под влиянием семейных неурядиц у больного наступило состояние выраженной паранойяльной реакции, что проявлялось нарастающей недоверчивостью, замкнутостью, отгороженностью от окружающего, трудностями в выполнении обычных заданий, утратой прежних интересов, эмоциональной напряженностью. Возникшие на этом фоне навязчивые идеи ревности стали центральным переживанием, подвергались бесконечной внутренней переработке, причем вначале они носили конкретный характер, а в дальнейшем полностью овладели сознанием больного, постепенно расширяясь и переформировываясь в бредовые идеи. В клинической картине заболевания доминировали депрессивный фон настроения, бессонница, бредовая интерпретация, связанная с психогенией, растерянность. Все это свидетельствует об определенной структуре болезненного состояния, укладывающегося в клинику паранойяльной реакции, что и определяет признание больного невменяемым в отношении правонарушения.

В результате формирующегося преморбида (крайне вы-

^шкенные обидчивость и ранимость, эмоциональная ла-1ил ыюсть, недоверчивость, повышенная внушаемость, склонность к навязчивости и депрессивным реакциям, раздражительность и вспыльчивость) паранойяльные реакции возникали у больных с астенической психопатией даже в ответ на незначительные психогенные переживания, всегда связанные с недоверием к женам. Это недоверие складывалось постепенно на основании услышанных рассказов об аморальном поведении некоторых женщин во время командировок, туристических поездок, при отсутствии дома мужей и т. д. В подобных случаях на протяжении 1—2 месяцев у больных наблюдалась повышенная готовность к реакциям. В ответ на мелкие житейские конфликты и при физическом и умственном переутомлении у них нарастали раздражительность, обидчивость, ранимость, внутреннее беспокойство и недоверчивость, ревнивая настроенность.

Клинические наблюдения позволили нам выделить два варианта паранойяльных реакций с идеями ревности у астенических личностей: обсессивный и бредовый. При первом варианте паранойяльная реакция исчерпывалась навязчивой ревностью, при втором — формировалась более сложная психопатологическая симптоматика с переходом навязчивых идей ревности в бредовые.

Паранойяльные реакции по типу навязчивой ревности возникали на фоне заострения преморбидных черт характера и часто принимали стойкое, затяжное течение. Возникшие навязчивые идеи не покидали больных ни днем, ни ночью и обострялись при семейных конфликтах, сопровождаясь душевным беспокойством. Больные заявляли: «Печаль сжимает мою грудь», «Я словно парализован тоской», «Мне тяжело, как будто на сердце лежит камень». Они без конца анализировали свою семейную жизнь, сопоставляли различные эпизоды для выяснения верности жен. Появлялись яркие навязчивые воспоминания, при которых в памяти всплывали давние события, дающие повод для ревнивого подозрения. Мысли об измене жен так сильно захватывали больных, так тяжело переживались ими, что они опускались до тайной слежки, хотя иногда осознавали бессмысленность своих поступков. Чем больше они искали следы измены, тем больше находили «фактов», наводящих на мысль об «истинной», но «скрытой» измене жен. Нередко появлялось навязчивое мудрствование. Больные постоянно размышляли об изменах жен, строили планы разоблачения, мести, пытались предугадать, как бы жена поступила и что бы сказала, если ее застать врасплох.

У некоторых больных на высоте развития паранойяльной реакции утрачивалась критическая оценка пережива-

ний, и навязчивые идеи ревности перерастали в бредовые. В подобных случаях идеи ревности генерализировались, появлялись ложные интерпретации окружающей действительности: жена плохо к нему относится, лучше одевается, старается быть в кругу мужчин, отказывает в близости. В такие периоды, которые длились от двух до четырех месяцев, у больных под влиянием ярких навязчивых представлений, воспоминаний снижалась трудоспособность, они погружались в мир переживаний. Паранойяльные реакции характеризовались выраженностью и яркостью психопатологических проявлений. Переживания ревности все больше приобретали бредовый характер. Больные были полностью охвачены идеями ревности, постоянно искали доказательства измены. Встречая отпор со стороны жен (из-за ложного обвинения в неверности), они все больше озлоблялись, создавалась длительная конфликтная ситуация, в которой наступала дисгармония сексуальной жизни, что довольно тяжело отражалось на психике супругов. Нервозная обстановка, недоверчивость, настороженность, мысль о собственной неполноценности еще больше снижали потенцию больных, и соответственно возрастала их подозрительность. Малейшее успокоение со стороны жен: «Ты не должен себя так терзать, надо реже вступать в интимную связь» больные воспринимали как упрек:    «Ты не мужчина».

Создавался «порочный круг». Конфликтная ситуация подавляла стремление к близости. Больные на некоторое время прекращали половую жизнь, что приводило к ослаблению гормональной функции простаты и снижению эрекции, а это еще сильнее укрепляло чувство неполноценности.

Наряду с заострением преморбидных особенностей личности и наличием бредовых идей ревности у больных отмечались нарушение сна, потеря аппетита, различные неприятные соматические ощущения, слезливость, аффект тоски. Депрессивный фон настроения сопровождался двигательной заторможенностью. Больные становились задумчивыми, малообщительными. В ряде случаев наблюдалось нарастание реактивной психопатологической симптоматики, и в клинической картине заболевания появлялись нестойкие идеи самообвинения, когда больные пересматривали свою семейную жизнь, обвиняли себя в недостаточно внимательном отношении к жене, в неблагоприятных поступках по отношению к ней. Постепенно аффект тоски сменялся состоянием усталости, и клиническая картина

принимала вид общей астении, на фоне которой бредовые идеи ревности несколько блекли.

После лечения у больных появлялась более адекватная реакция, исчезали бредовые идеи ревности и постепенно восстанавливалась психическая деятельность, хотя еще длительное время наблюдались состояние астении и медленное восстановление критики к перенесенному заболеванию

Анализ психопатических личностей паранойяльного круга показывает, что паранойяльные реакции у них именит свои специфические особенности. Паранойяльные реакции возникали на преморбидной структуре личности, которая характеризовалась целой гаммой эмоциональных нарушений.