КЛИНИКА И ДИНАМИКА ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ РЕВНОСТИ ПРИ ПСИХОПАТИЯХ 3
Клинические аспекты патологической ревности, Н.А. Опря, 1986

До заболевания всем больным были присущи недоверчивость, несдержанность, возбудимость, эгоистичность, упрямство, раздражительность, вспыльчивость, лживость, склонность к навязчивости. Паранойяльные реакции появлялись даже по незначительным поводам: шутливый разговор жены с посторонним мужчиной, восхищение кем-либо и др. Они быстрее возникали у лиц с частыми психопатическими реакциями на фоне соматического неблагополучия, снижения половой потенции, у тех, у кого в семье были постоянные конфликты. Появляющиеся мысли о возможности измены жены «застревали» в памяти больных, фиксировались и в дальнейшем не покидали их. Анализируя прежнее поведение жены и сопоставляя различные факты, больные приходили к выводу о правильности своих подозрений. Вначале наблюдалось заострение премор-бидных особенностей личности. Роль психогении сводилась к пусковому механизму, имеющему значение в формировании ревнивых образований. Затем сами идеи ревности приобретали патогенный характер. Больные обостряли взаимоотношения с женой, и таким образом создавалась длительная конфликтная семейная ситуация. Это усугубляло состояние больных. Нарастала охваченность переживаниями, вытеснялись все остальные жизненно важные события, идеи ревности вскоре теряли конкретность, и больные начинали ложно интерпретировать окружающие события В это время подозрения о неверности жены перерастали в уверенность, появлялись новые доказательства неверности, росло количество «любовников». Больные постоянно находились в движении, каждому встречному рассказывали об «аморальности» жены, строго следили за каждым ее шагом. Одновременно с этим они разыскивали «любовников», вступали с ними в объяснение, приходили к ним домой и на работу. Некоторые писали письма по месту работы жены и ее «любовников» с требованием публичного осуждения их поступков. В связи с этим они создавали вокруг себя дополнительные психотравматиза-ции, общественный конфликт с вовлечением многих административных лиц. Не получая удовлетворительного ответа, они с еще большей охваченностью добивались разоблачения жены и ее «любовников», их наказания. Фон настроения оставался гипоманиакальным, больные держались с чувством собственного достоинства, с гордостью говорили о разоблачении жены. Вскоре гипоманиакальный фон настроения сменялся подавленностью, плаксивостью, на фоне которых больные высказывали отдельные интерпретативные идеи отношения и отравления. На высоте эмоционального напряжения им казалось, что окружающие знают об измене их жен, при встречах с ними сторонятся, усмехаются, плохо думают о них. Постоянно растущая аффективная напряженность заканчивалась «разрядкой» с агрессивными действиями против виновников переживаний, нанесением тяжелых телесных повреждений или убийством. Паранойяльные реакции этого контингента больных часто принимали стройкий и затяжной характер, а в некоторых случаях намечался переход в паранойяльное развитие личности.

У истеровозбудимых психопатических личностей патогенез паранойяльных реакций с идеями ревности сводится к первоначальному изменению самих характерологических особенностей, создающему определенные предпосылки для появления и фиксации идей ревности. Изучение особенностей характера больных с момента его формирования показало, что в процессе становления психопатической структуры одновременно происходила выработка определенного способа реагирования. Как правило, в ответ на те или иные неблагоприятные факторы окружающей среды эти лица давали аффективные реакции, сопровождающиеся заострением психопатических черт в пределах возможностей самой личности. При этом, как показали наши наблюдения, аффективные реакции достигали чрезвычайной остроты в период заканчивающегося формирования психопатической структуры (18—25 лет). Некоторые больные сообщали, что в этом возрасте они становились крайне несдержанными, нетерпеливыми, раздражительными. По незначительному поводу готовы были ударить, оскорбить, хотя понимали, что этого делать нельзя. Частое

столкновение с окружающими и семейные конфликты изменяли формы реагирования с появлением таких черт, как неуживчивость, взрывчатость, недоверчивость. Мысль об измене жены не покидала больных, а наоборот, служила поводом для дальнейших конфликтов. Появлялись спонтанные колебания настроения, когда эмоциональный фон на короткий срок приобретал злобно-тоскливый оттенок. Все казалось безрадостным, все раздражало, мысли о неверности жены приобретали интенсивный характер. По словам больных, наступали «внутреннее возбуждение», чрезвычайная раздражительность и злобность к жене, хотелось «что-то сделать», «разрядить обстановку». Больной П., будучи в таком состоянии, писал: «Настроение с утра ужасное, испортилось, не знаю от чего, не понимаю, что со мной случилось. Мысли о неверности жены не дают покоя, все время лезут в голову. Какое-то искусственное раздражение, безразличие и упадок сил». Больной М. заставил свою жену под угрозой смерти написать кровью клятву следующего содержания:    «Обязуюсь до смерти

любить тебя, вечно быть с тобой, ни на кого из мужчин не смотреть, не изменять, люблю только тебя».

На фоне отмеченных колебаний настроения происходило усиление преморбидных особенностей, что создавало готовность к конфликтам с окружающими и в первую очередь с женой. Спонтанные колебания настроения служили началом паранойяльной реакции. Больные высказывали свои подозрения не только жене, но и окружающим. Часто приводили мелкие, необоснованные доказательства, угрожали жене расправой.

Нарастающая недоверчивость, излишняя прямолинейность, отсутствие гибкости в суждениях приводили к временному снижению критической оценки. Наряду с заострением преморбидных черт характера и наличием сверхценных идей ревности у больных возникали и другие симптомы — депрессивные состояния, слезливость, нарушение сна, потеря аппетита, ипохондрические высказывания. Аффект тоски у них сопровождался не двигательной заторможенностью, как это наблюдалось у астенических психопатов, а эмоциональной озлобленностью, гневливостью. Временами отмечалось истерическое возбуждение с нанесением самоповреждений. Однако, несмотря на данный симптомокомплекс в клинической картине, продолжали выступать и преморбидные личностные особенности, что указывало на неглубокий психопатологический сдвиг в структуре заболевания.

Аффективно-психогенные симптомы в клинической картине паранойяльной реакции бывали кратковременными и исчезали вслед за компенсацией преморбидных черт и ликвидацией семейного конфликта. Идеи ревности у этих лиц редко достигали бредового построения. Клиническая картина паранойяльной реакции даже в течение дня менялась, но носила более длительный характер, чем обычные психопатические (характерологические) реакции, описанные в литерат\ре В. А. Гурьевой (1959), Н. И. Фелинской (1963), А Г Наку, М. Г. Ревенко, Н. А. Опрей (1971) и др. По нашим данным, длительность паранойяльной реакции составляет от двух до четырех месяцев. Стационарное лечение больных давало положительный эффект. Постепенно нирмалнзовывалось настроение, исчезала психопатологическая симптоматика, и больных можно было выписывать домой

Психологическое исследование больных указывало на временное снижение интеллектуальной продуктивности, выражающееся в непоследовательности мышления со склонностью к самоанализу, поверхности суждений, затруднении при решении несложных заданий, недоучете конкретно-реальной ситуации.

Паранойяльные реакции с идеями ревности имеют как общие, так и сугубо индивидуальные специфические особенности при каждой форме психопатии. Общие специфические признаки паранойяльных реакций с идеями ревности при психопатиях проявляются заострением преморбидных особенностей личности, ревнивыми переживаниями, аффективно-психогенной симптоматикой с последующей обратимостью психопатологических проявлений. Наряду с этим паранойяльным реакциям с идеями ревности при различных формах психопатий свойственны специфические особенности, которые отличают их от других заболеваний, в частности от реактивных психозов.

К специфическим особенностям при астенической психопатии можно отнести следующие: 1) психогенная травма, вызвавшая преморбидный сдвиг, звучит только в начале заболевания; 2) аффективно-психогенная симптоматика появляется спустя некоторое время после психогенной травматизации и нарастает постепенно. Вначале идеи ревности носят невротический характер (навязчивые воспоминания, мудрствование), а затем приобретают бредовое содержание. Астенодепрессивный фон настроения и другая психопатологическая симптоматика нивелируют психопатические особенности характера, поэтому временно

(в разгар заболевания) нозологическая симптоматика специфичности психопатии утрачивается. Выход из паранойяльной реакции происходит постепенно, через астению, при которой вновь выступают особенности личности и медленно восстанавливается критическая оценка.

Специфичность паранойяльных реакций при паранойяльных психопатиях заключается в том, что в клинической картине постоянно прослеживаются характерологические черты. Другой особенностью является этапность развития психопатологической симптоматики. Вначале возникает динамический сдвиг с появлением недоверчивости, несдержанности, возбудимости, в результате чего появляются идеи ревности и депрессивный фон настроения, затем происходят систематизация и формирование стойкого бреда ревности, которые придают течению паранойяльной реакции затяжной характер.

У возбудимых психопатов паранойяльные реакции также приобретают специфические особенности: психогенная травма является толчком заострения психопатических особенностей и видоизменяет их, а они служат движущим моментом в возникновении паранойяльных реакций; аффективно-психогенная симптоматика носит парциальный, невыраженный характер, поэтому характерологические особенности личности проявляются довольно ярко; на всем протяжении заболевания у больных сохраняется угрюмозлобный фон настроения со спонтанными дисфорическими приступами; идеи ревности редко достигают бреда; наступает состояние компенсации с критической оценкой.

Результаты отдаленного катамнестического обследования свидетельствуют о менее благоприятном течении паранойяльных реакций с идеями ревности у психопатических личностей по сравнению с контрольной группой (Р<0,01) с тенденцией к неполной обратимости психопатологической симптоматики (11,03%), рецидивированию (16,86%) и затяжному течению (9,68%). В ряде случаев обнаруживается склонность к перерастанию в патологическое (паранойяльное) развитие личности (26,7%).

Знание специфических клинических особенностей паранойяльных реакций с идеями ревности при каждой форме психопатии необходимо для проведения дифференциальной диагностики с другими реактивными психозами, предсказания прогноза и правильного решения судебно-психиатрических и трудовых экспертных вопросов.