«МАССОВАЯ КУЛЬТУРА» И ФАЛЬСИФИКАЦИЯ МИРОВОГО ХУДОЖЕСТВЕННОГО НАСЛЕДИЯ, стр 12

«массовой культуре» превратилась в жуткую повседневную реальность. Правда, в последние годы, когда обнаружилась недостаточная эффективность доктрины «массового общества» и на смену ей была выдвинута концепция «фрагментарного» общества, технология сплошной нивелирующей стандартизации стала постепенно и частично вытесняться более гибкой и вариативной. «Закон гомогенизации», который, по мнению Д. Макдональда, определяет функционирование «массовой культуры», в современных условиях действует несколько видоизмененным образом. Если прежде в. соответствии с этим «законом» разнородные элементы культуры смешивались подобно коктейлю в некоторую однородную духовную пищу, рассчитанную па всех и на каждого, то теперь, учитывал реальную демографическую и социокультурную неоднородность аудитории, с одной стороны, новые технические возможности (например, кабельное телевидение, видеокассетная техника, компьютеризация и спутниковые системы связи и др.) — с другой, хозяева «массовой культуры» стремятся приноровить ее продукцию к запросам и вкусам разнородных «фрагментов» современного общества.
Таким образом, речь идет лишь о большей дифферен
те
циации тактических средств для» более полного и более эффективного осуществления той же стратегической цели — утверждения всеохватывающей идеологической диктатуры над широчайшими массами населения.
Особенность этой диктатуры состоит в том, что она устанавливается не институтами политической власти, не административным распорядительством, а мощной и развернутой системой рыночных отношений, организуемых и контролируемых большим бизнесом. Не случайно «массовое искусство» часто именуют коммерческим. Джон Бенсон и Бернард Розенберг усматривают в «рыночной ориентации» «массовой культуры» тайну ее специфики. «Духовный Клондайк», «индустрия духа и мечты», «бизнес культуры», «индустрия развлечений» — эти и тому подобные определения, встречающиеся в западной печати, весьма красноречиво подчеркивают сращенность «массовой культуры» с монополистическим организованным капиталом. Превращая искусство в предмет купли-продажи, «массовая культура» подчиняет его производство финансово-экономическим расчетам, а не логике художественной структуры. Эстетика приносится в жертву экономике. В этом проявляется давно отмеченная Марксом враждебность капитала искусству, его развращающее влияние па многие стороны духовной жизни людей. В условиях буржуазного общества, писал К. Маркс, «высшие виды труда — умственный, художественный и т. д. — превратились в предметы торговли... стали оцениваться только лишь по их коммерческой стоимости»6. Следует, однако, иметь в виду, что «массовая культура» возникла и функционирует в условиях империализма, когда антагонизм между Капиталом и Искусством достиг особой напряженности.
В XX веке с изобретением и внедрением масскоммуникативной техники и появлением связанных с ней «технических искусств» — кино, радио, телевидения — художественная культура вступила на путь индустриализации и связанного с ней массового производства художественной продукции посредством многотиражной печати и многоточечной телетрансляции. В сфере художественной культуры утвердились й стали господствовать гигантские кинокорпорации, радиовещательные и телевизионные компании, синдикаты но производству аудиовизуальной техники, огромные издательские и