«МАССОВАЯ КУЛЬТУРА» И ФАЛЬСИФИКАЦИЯ МИРОВОГО ХУДОЖЕСТВЕННОГО НАСЛЕДИЯ, стр 18

в повседневной жизни: люди и страсти».
Другой причиной отвержения искусства XIX века служит его реализм.
Речь идет об отвержении не какого-либо отдельного направления, а практически всей художественной традиции прошлого в той мере, в какой она противостоит оголтелому формализму эстетики «нового» искусства. Здесь «новизна» модернистского искусства претендует не на относительный, а абсолютный смысл, несовместимый с какой-либо преемственностью. «Новизна» эта по самой природе своей нигилистична и деструктивна по отношению к культуре прошлого в целом.
Наконец, неприемлемость классического искусства для «элитарной» культуры вытекает из антидемократической установки последней. Этот антидемократизм носит комплексный характер. В нем сочетаются одновременно и социальный и эстетический аспекты. Ортега-и-Гассет — ив этом надо отдать ему должное — верно ощущает сопряженность художественных и социальных факторов в развитии искусства, во взаимодействии искусства и публики. В этой связи он даже пытается сформулировать нечто вроде своеобразного закона, действующего на протяжении всей истории искусства: «Надо помнить, — пишет он, — что во все эпохи существовало два типа искусства — одно для меньшинства, а другое для большинства, причем последнее всегда было реалистическим».
Именно эта внутренняя связь реалистического искусства с большинством, с человеческой массой характерна и для классического искусства. Так, по мнению Ортеги, популярность «искусства XIX века» объясняется тем, что оно отражало человеческие реальности, что «оно являлось не искусством, а сгустком самой жизни» и потому «предназначалось для однородных, находящихся на одном уровне масс».
Итак: «элитарное» искусство как искусство «творческого меньшинства» не может быть реалистическим, «гуманизированным». Классическое искусство, будучи реалистическим, «гуманизированным», не может быть искусством для «меньшинства». Отвергая реалистическое искусство большинства, «элитарная» культура неминуемо должна отвергнуть на том же основании искусство классическое. Таков несложный, практически укладывающийся в логический алгоритм силлогизма ход рассуждений, вытекающий из элитаристского решения проблемы взаимоотношений искусства, элиты и масс и соответственно определяющий позицию элитарного искусства по отношению к классическому наследию.
На первый взгляд может показаться, что по отношению к классическому искусству позиция «массовой культуры» диаметрально противоположна позиции «элитарной». В противовес модернистско-авангардистским течениям, которые в своей художественной практике открыто отбрасывают классическое наследие, «массовая культура» стремится ассимилировать классику, вовлечь ее в свою сферу. Если «элитарное» искусство, отвергая классиков, претендует на «развитие» искусства, на «художественное новаторство», то «массовое» искусство обычно чуждается формалистических «новаций». Внешне подражая классике, оно довольствуется позицией консервативного традиционализма в искусстве. Художественная система модернистско-авангардистских течений резко противопоставляется принципам реализма, лежащим в основе классического искусства. Продукция «массовой культуры», внешне следуя этим принципам, «реализмоподобна»... Элитарные течения отвергают классическое наследие как искусство, рассчитанное на большинство, на массы. «Массовая культура» на том же основании стремится использовать для своих целей классику. Подобное противопоставление можно продолжить, но чем больше накапливается таких антитез, тем более становится очевидным, что, вопреки