«МАССОВАЯ КУЛЬТУРА» И ФАЛЬСИФИКАЦИЯ МИРОВОГО ХУДОЖЕСТВЕННОГО НАСЛЕДИЯ, стр 19

видимости, «массовая культура» столь же враждебна классическому искусству прошлого, сколь и «элитарная».
«Массовая культура» коренным образом отличается от классического искусства прежде всего по своей социальной функции. Если последнее служило и служит целям духовного обогащения личности, прогрессу ее творческих сил, то «массовая культура», напротив, выполняет функцию антикультуры — отупляет личность, духовно растлевает массы. В контексте этих коренных различий выявляется и истинный смысл взаимодействия «массового» искусства и классического. Последнее используется первым, но используется в соответствии с его (т. е. «массового искусства») паразитарной природой, в соответствии с его низменными целями наркотизации масс. Внешнее следование классическим традициям проявляет зависимый, несамостоятельный характер «массовой культуры» и принимает форму хамелеонствующего эпигонства. Поэтому ее претензии на традиционализм нельзя истолковывать как стремление сохранить художественные традиции. Практика «массовой культуры», напротив, неизбежно ведет к их вырождению и разрушению.
Подобным же образом обстоит дело и с «реализмоподобностью» «массовой» культуры. Если «элитарное» искусство и по форме и по существу отрекается от реалистической художественной структуры, свойственной классике, то «массовая культура», сохраняя видимость реалистической формы, но существу, выхолащивает реалистические традиции классики, превращая их в собственную противоположность — в художественную систему, извращающую и мистифицирующую действительность. Классическое искусство смело, порою дерзновенно поднимало глубокие, волнующие, жизненные проблемы. II хотя не всегда оно было способно найти им верное решение, но сама их постановка будила мысль и чувства, развивала самосознание личности: «Массовая культура» чуждается таких проблем, она оперирует псевдопроблемами, лежащими па поверхности, не требующими серьезных усилий для своего решения. Жизненные конфликты уступают место сенсации, трагедия — мелодраме, искусство — развлечению. Истинность и глубина чувства подменяются дешевой сентиментальностью, оригинальность художественных поисков — безвкусной претенциозностью и пошлом банальностью.
Типизация и индивидуализация как диалектически взаимосвязанные аспекты реалистического отражения действительности отбрасываются «массовой культурой». Ее идеологические цели и художественные установки не нуждаются в изображении социальных типов, воплощающих «сгустим самой жизни». Для мистификации действительности, для конформистской стандартизации сознания масс более подходящими социально-психологическими качествами обладают стереотипы. Исследования американского социолога Уолтера Липнмана о роли стереотипов в формировании общественного мнения буржуазного общества хорошо усвоены продюсерами «массовой культуры». И даже тогда, когда они вовлекают в оборот «массовой культуры» какое-нибудь классическое произведение, типические персонажи последнего непременно модифицируются и низводятся до уровня плоских стереотипов. Становится очевидным, что формалистическое разрушение типического образа, с одной стороны, и подмена его стереотипическим шаблоном — с другой, это лишь две стороны одной и той же медали. Реализму классического искусства противостоят не только антиреализм элитарного искусства, но и псевдореализм «массового искусства».
Адресованность «массовой культуры» к широкой аудитории в определенной