«МАССОВАЯ КУЛЬТУРА» И ФАЛЬСИФИКАЦИЯ МИРОВОГО ХУДОЖЕСТВЕННОГО НАСЛЕДИЯ, стр 4

свойственна и его утвердившимся течениям, и тем его модификациям, которые только пробивают себе дорогу к признанию. Показательно, что даже сам протест против культуры и искусства буржуазного «истэблишмента», исходящий из леворадикальных кругов
5
мелкобуржуазной интеллигенции, облекается в формы анархо-нигилистических эксцессов, сопровождающихся не только пропагандистскими призывами к отвержению культурного наследия, но и вандалистскими актами его прямого физического уничтожения. Какой острый политический характер принимают порой эти эксцессы, весьма красноречиво свидетельствуют события конца 60-х годов нынешнего столетия, связанные с бунтарскими выступлениями молодежи во многих капиталистических странах. Таким образом, не только сама буржуазная культура, но и ее «вывороченное наизнанку» анархическое отражение в форме «контркультуры» подвержено тому же недугу духовной агрессии по отношению к классическому наследию, который знаменует собою далеко зашедшие и, пожалуй, уже необратимые патологические изменения в социальной психике буржуазного класса и во всей системе связанного с ним духовного производства.
Формы этой разрушительной агрессии разнообразны. Особым образом она проявляется в тех течениях буржуазного искусства, которые западные идеологи относят к «элитарной» культуре, и иначе выступает в том безбрежном океане псевдо художественных поделок, которые объемлются понятием «массовая культура». Однако в то время как взаимодействие элитарного искусства (декадентства, модернизма, авангардизма) с искусством классическим неоднократно привлекало к себе внимание и часто служило предметом специального обсуждения в литературе, вопрос об отношении «массовой культуры», к классическому наследию до сих пор остается неизученной целинной залежью. Рассеянные в трудах западных социологов, эстетиков и критиков искусства разрозненные замечания до этому поводу, разумеется, не могут восполнить ощущаемого здесь пробела. Между тем вопрос этот заслуживает особого внимания по ряду соображений. Во-первых, следует учесть, что «массовая культура» ныне превратилась в доминирующий фактор духовной жизни капиталистического мира, намного превосходящий по своему влиянию на массы все другие разновидности буржуазного искусства. Неизмеримо выросла и ее роль во всей системе буржуазной идеологии. Не рискуя впасть в преувеличение, а лишь констатируя объективное положение вещ<ей, можно утверждать, что в настоящее время «массовая .культура» стала главным орудием идеологического манипулировался сознанием масс в буржуазном обществе. Именно поэтому в выступлении делегации КПСС на Международном совещании коммунистических и рабочих партий еще в 1969 г, было подчеркнуто, что «борьба против ее развращающего влияния на трудящихся — важный участок работы коммунистов» 3. На необходимость усиления этой борьбы указывалось и в постановлении ЦК КПСС «О литературно-художественной критике»4. «...эксплуатация культуры в качестве источника наживы», — отмечается в новой редакции Программы КПСС, — ведет «к насаждению бездуховности, к моральной деградации»5.
Во-вторых, следует учитывать, что «массовая культура» в силу ряда особенностей в гораздо большей степени, чем другие секторы буржуазного искусства, вовлекает в свою орбиту художественные ценности прошлых эпох и наиболее тесно взаимодействует с ними. Однако фальсификаторский характер этого взаимодействия, мародерский способ, каким присваивается классическое наследие, оказываются столь вредоносными и губительными для художественного развития общества, что возникают веские основания рассматривать «массовую культуру» в качестве самой серьезной опасности, способной, если ей не противодействовать, прервать духовную эстафету