«МАССОВАЯ КУЛЬТУРА» И ФАЛЬСИФИКАЦИЯ МИРОВОГО ХУДОЖЕСТВЕННОГО НАСЛЕДИЯ, стр 6

«массифицировать» производство й потребление произведений культуры и тем самым удовлетворить этот массовый спрос.
«Массовая культура» действительно связана со средствами массовой информации, однако ее взаимодействие с ними более сложно и противоречиво, чем это изображают авторы, пытающиеся отождествить эти два понятия. Отнюдь но все, что передается по каналам средств массовой информации, можно включить в «массовую культуру» (например, сообщения из международной жизни, политические комментарии, учебные программы, речи государственных деятелей и т. п.). С другой стороны, продукция «массовой культуры» находит свое распространение и за пределами средств массовой информации. Х)на царит и в концертных залах, и в программах кабаре, и в театральных представлениях—вообще во всех формах «шоу-бизнеса», в том числе и тех, которые имеют относительно малую разовую аудиторию. Таким образом, в одном отношении сфера «массовой культуры» уже сферы средств массовой информации, а в другом отношении она шире.
Большинство авторов, особенно среди эстетиков, искусствоведов, художественных критиков и деятелей искусств, характеризуя владения «массовой культуры», трактуют ее как особую область художественной культуры, предназначенной для массового потребления. Вот почему наряду с термином «массовая культура» широким распространением пользуются такие ее синонимы, как «популярное искусство»  «массовое искусство». Французские исследователи Морэн и БкЗржелен называют ее первой в истории человечества «тотальной эстетической культурой». О художественной природе «массовой культуры» свидетельствуют и обычные в западной печати соотнесения ее с фольклорным искусством, с искусством «традиционным», «высоким», «элитарным» и т. п.                                                   '
Уже из этих соотнесений (и противопоставлений) явствует, что «массовое искусство» не охватывает все поле художественной культуры. Это лишь ее один, правда, самый значительный по ареалу своего распространения сегмент. Это не самостоятельная культура, а одна из «субкультур» художественной культуры современного буржуазного мира, отличающаяся рядом специфических особенностей.
В системе «массовой культуры» искусство теряет свою истинную цель и самостоятельную ценность. Оно приобретает чисто рекреационное назначение, превращаясь в инструмент забавы, средство заполнения досуга. Не досуг для искусства, для высших целей развертывания и реализации духовных потенций личности, а искусство для досуга, искусство, приспособленное для того, чтобы помочь индивидам «провести время», «убить» его. (Не случайно американское телевидение — основной поставщик «массового искусства» — названо в заглавии одной из книг т. е. «убийца времени».) Из всех функций, присущих искусству, «массовая культура» форсирует одну — гедонистическую. Ее роль— искусственно возбуждать «центры удовольствия» индивидов, превращать их в массу бездумных, тупых, довольных собой и окружающим миром «веселящихся роботов» (Ч. Р. Милз). «Массовое искусство» призвано, по словам Э. Хаймена, «расслабить усталый мозг, успокоить все сомнения». В отличие от истинного искусства, которое требует от аудитории интеллектуальных усилий, «тормошит ум, подстегивает и без того напряженные первы», «массовое искусство» «погружает аудиторию в теплую ванну, не требуя ничего, кроме мурлыканья от удовольствия и комфорта».
Западная публицистика часто пытается объяснить рекреационную функцию