Глава 4.3. В горах


У входа в ущелье лежит огромный валун — «Ермо-ловский камень». По преданию, в начале XIX в. генерал А. П. Ермолов наблюдал с этого камня за движением русских войск. В Великую Отечественную войну

в камне сделали дот, преграждавший дорогу фашистским войскам, рвавшимся к Крестовому перевалу. Выше по течению Терека до сих пор сохранилось Дарь-яльское укрепление, построенное еще в 1840 г. По-видимому, это укрепление описано в повести Л. Н. Толстого «Кавказский пленник». На левом берегу на ровной площадке расположены развалины замка и башни.

В той башне высокой и тесной Царица Тамара жила:

Прекрасна, как ангел небесный,

Как демон, коварна и ела.

И там сквозь туман полуночи Блистал огонек золотой,

Кидалея он путнику в очи,

Манил он на отдых ночной.

М. Ю. Лермонтов

Жила ли в этом замке таинственная царица и заманивала ли к себе доверчивых путников, неизвестно. Очевидно то, что башня раньше стояла на самом берегу реки, а сейчас находится на высоте около 150 м. Таким образом, с момента строительства замка до наших дней примерно за 700 лет Терек проделал огромную работу, прорыв в твердых гранитах глубокое ущелье.

У дороги во многих местах можно наблюдать обнажения гранитов. Граниты светло-серые, крупнокристаллические, с мелкими и крупными табличками темнокоричневого биотита. С дороги хорошо виден Казбек, расположенный на Боковом хребте. Эта гора не самая высокая в Центральном Кавказе — 5033 м, выше нее Шхара — 5068 м, Дыхтай — 5203 м, и, наконец, двуглавый Эльбрус — 5642 м. Казбек представляет собой довольно молодой вулкан, изливавший базальтовые лавы. Базальт имеет темно-серый цвет и кристалли-чевкую структуру. Из минералов в нем присутствуют

магиоклазы, пироксены, магнетит, биотит, роговая обманка и др. На левом берегу Терека у разреза ранее проходившей дороги можно наблюдать обнажение базальтовой лавы Казбека. Лава приобрела при остывании столбчатую отдельность (пяти- и шестигранные столбики диаметром до 25 см). Издалека столбики напоминают струи воды, а со стороны современной дороги на правом берегу Терека это обнажение выглядит как каменный водопад.

Боковой и следующий за ним Главный, или Водораздельный, хребты составляют центральную часть Большого Кавказа. Они сложены метаморфическими породами — сланцами и кварцитами юрского возраста и более древними гранитами и кристаллическими сланцами. Эти хребты как бы состязаются друг с другом. Западнее Эльбруса Боковой хребет ниже Главного, а восточнее — наоборот.

В широтном течении Терека, около километра от его поворота на север, находится водопад высотой до 5 м. Красивейшее и шумное зрелище. Сколько их водопадов на бесчисленных реках и ручьях Большого Кавказа? Кто их считал? Но любой водопад всегда красив по-своему. Великий немецкий поэт, философ и немного геолог И. Гёте писал:

На водопад, в ущелье гор гремящий,

Взираю я с восторженной душой.

А что Вас больше всего поражает, читатель, — высота, с которой извергается водопад, или его ширина? Самый высокий в мире из известных водопадов — Анхель находится на р. Чурун в Венесуэле. Ему сродни водопад Виктория на р. Замбези в Южной Африке высотой 120 м, а шириной — чуть менее 2 км. И, наконец, Ниагарский — всем известный по любому учебнику. Водопад находится в среднем течении р. Ниагара, разделяющей США и Канаду. У водопада река раздваивается. Ее правая сторона шириной 328 м находится в США, а левая соответственно 917 м — в Канаде. Высота водопада порядка 50 м. Со стороны США и со стороны Канады работают электростанции. Построен специальный лифт и туннель. С лифта вы можете полюбоваться водопадом с любой высоты, а из туннеля — взглянуть на полупрозрачную стену воды с западной стороны. Чуть ниже по течению — пешеходный мост, соединяющий США и Канаду. Наиболее поразительный

вид водопада открывается именно с этого моста. Граждане обеих стран могут переходить по мосту в любую сторону, не утруждая себя какими-либо пограничными формальностями.

В пределах Большого Кавказа на Главном, Боковом и отчасти Скалистом хребтах широко развито оледенение. Благодаря интенсивному физическому выветриванию склоны гор опоясаны мощными шлейфами осыпей и конусов выноса. Конуса выноса хорошо видны по боковым балкам и ущельям на склонах Дарьяльского ущелья. Колоссальную работу проделывает ветер. То он в очень твердых породах выдувает ниши и пещеры, то, разрушив все породы вокруг, оставляет причудливой формы останцы. Ему ничего не стоит «просверлить» в горах отверстие и создать неправдоподобное горное кольцо, как это можно видеть вблизи Кисловодска. Для своей «работы» ветер использует поднимаемые им осколки пород и песок, затем со страшной сплой обрушивает их на коренные породы. Люди позаимствовали у ветра его идею и создали пескоструйную технику. С ее помощью очищается вековая грязь с архитектурных сооружений, распиливаются и сверлятся дыры в очень прочном стальном или железобетонном сооружении — пескоструйная перфорация.

Очень красивые останцы можно наблюдать вблизи селения Сиони. Там же сохранились две сторожевые башни — Сиони и Георге-Цихе, построенные во времена Давида-Строителя (1073—1125) и царицы Тамары (1165-1213).

Вот мы и добрались до Крестового перевала. Раньше на самом водоразделе стоял крест, от которого теперь сохранились лишь обломки. Может быть, об этом кресте писал М. Ю. Лермонтов:

В теснине Кавказа я знаю скалу,

Туда долететь лишь степному орлу,

Но крест деревянный чернеет на ней. . .

Старое полотно Военно-Грузинской дороги проходило около него. Теперь автострада идет несколько ниже по туннелю, предохраняющему дорогу от обвалов.

Южный склон Большого Кавказа намнвго круче северного. Почти отвесные склоны и обрывы сопровождают путника до цветущих долин Закавказья. Южные склоны Кавказа накапливают иногда колоссальное количество снега, с крутых склонов он сры-

вается вниз в виде снежных лавин, сметающих все йа своем пути. Особенно тревожной была весна 1987 г. В газетах сообщалось о десятикратных превышениях нормы осадков. Из зоны бедствия эвакуировались тысячи семей. Сотни километров автодорог были разбиты пли погребены под снежными лавинами. Сугробы отрезали от мира горные села и целые районы в Сванетии, Ту-шетии, Горной Раче. Подмечено, что снежные лавины сходят значительно чаще со склонов, по которым проложены дороги. Строители нарушают профиль склона и естественный баланс между приходом и расходом снега. Кроме того, обычно строители для стройки и ремонта над дорогами вырубают леса, убирая препятствия для начала схода лавин. Именно для начала, ибо, когда лавина тронулась, удержать ее практически невозможно. Как показали наблюдения со спутников, в Евразии отмечается постепенное расширение сезонного снежного покрова. В некоторые годы снегом покрывались площади на 20—25 % больше обычного. Это отразилось существенно на стоке рек. Разумеется, снежные лавины наблюдаются не только в горах Кавказа, а практически во всех горах хотя бы с временным снежным покровом.

Жителей гор и просто путников в горах подкарауливает много опасностей. Особенно внимательным нужно быть при выборе площадей для строительства поселков или даже временного лагеря геологической экспедиции. Очень неприятно, если ночью в вашу палатку угодит камень весом в сотню килограммов. Камни, отколовшиеся на вершине скалы, падают вниз, ударяются об уступы и отскакивают от них, как мячики. Границу камнепада легко определить по разрозненно валяющимся обломкам неокатанных камней.

Мало прятного оказаться на пути снежной лавины или селя. Следует избегать разбивки лагеря в лощине — он может быть снесен в непогоду дождевым потоком, или того хуже, селем.

Одно время мы работали по левому берегу р. Те-берда. В отряд входило несколько студентов. Прорабом был Петр Степанович, молодой человек лет 30, с широкими плечами, карими глазами и стеснительной улыбкой. По-видимому, он стеснялся своей недюжинной силы. Девушки прозвали его Каменным. Мы поддержали это прозвище, так как никакими окриками нельзя было Петра Степановича заставить двигаться

быстрее. Все его движения были медлительны, размеренны и точны. Нам он казался уж очень нерасторопным увальнем. Вместе с тем это было лишь кажущееся впечатление. Любую работу он выполнял быстрее любого из нас. Скажем, разбили лагерь на ночь, ночь торопит. Раздается команда: «Всем за дровами!» Все бросаются в разные стороны и несут кто несколько хворостин, кто гнилой пень. А Каменный стоит, смотрит в разные стороны, поглядит на небо, а потом тащит большой ворох сухих толстых сучьев.

— Ну, а чего ты на небо смотрел, там дров-то нет?

— Так, на южном склоне дрова посуше.

Любимая присказка Каменного была: «Надо поспешать не торопясь». Однажды с Каменным вдвоем мы отправились в однодневный маршрут. Обойдя крутые пропасти, которые пропилила река в твердых известняках высотой в несколько сот метров, мы по осыпи поднимались по Скалистому хребту к подножию выше расположенных скал. Отобрав нужные нам образцы пород, не удержались от искушения подняться на скалистую вершину хребта. С северной стороны подъем был не очень труден. На юг известняки обрывались в продольную долину крутым, почти отвесным обрывом высотой 200—250 м. Мы не пожалели о подъеме. Какая очаровательная картина открылась перед нами!

У наших ног простиралась зеленая узкая долина, отделяющая Скалистый хребет от Бокового. Дно долины уже было покрыто ночной мглой, лишь на восточном склоне другой горы в лучах опускающегося солнца светилась ярко-зеленая полоса леса. Прямо перед нами горной громадой поднимался Боковой хребет. Его снежные вершины были закрыты черными клубящимися тучами, спускающимися вниз. Они как будто торопились укрыть на ночь еще сохранившуюся каемку белых снегов. А из туч прямо в небо вздымалась огромная искрящаяся белоснежная грудь великого Эльбруса. Каменный подошел опасно близко к обрыву и мягким баритоном продекламировал А. С. Пушкина:

Кавказ подо мною. Один в вышине Стою над снегами у края стремнины;

Орел, с отдаленной поднявшись вершины,

Парит неподвижно со мной наравне.

Отселе я вижу потоков рожденье И первое грозных обвалов движенье.

Ни подъем на вершину гребня хребта, ни чтение етихов^не входили в расписание нашего маршрута. Мы опаздывали и поспешили спуститься опять на осыпь. Тем временем солнце скрылось за вершинами.

В горах сумерки короткие. Очень быстро наступила темная ночь, когда не только зги1, но конца вытянутой руки не видно. В такой темноте в горах без дороги двигаться — просто безумие. Поднялся ветер. Найдя неглубокую лощину, слегка укрывавшую нас от ветра, мы решили дождаться рассвета. Геологическими молотками вырыли себе сиденья и упоры для ног. Начал накрапывать дождь и скоро перешел в ливепь, такой сильный, какой бывает только на юге. Наша лощина превратилась в горный ручей, который все усиливал свою мощь и рокотал все свирепее. Сначала куда-то в темноту унеслись наши рюкзаки, затем стали медленно скользить и мы, я первый, за мной — Каменный. .Молотки где-то потерялись, и мы, распластавшись по земле, старались расставленными ногами и руками хоть как-нибудь замедлить скольжение. Но ничего не помогало, мы медленно и неуклонно сползали вниз. Вдруг мои ноги повисли в пустоте. Сразу вспомнились обрывы скал на берегу Теберды в несколько сот метров — страшно. Учителя наставляли нас: «При падении с обнажений важно считать метры лишь до тридцати, а выше уже безразлично».

Эй, Каменный, у меня ноги в пустоте.

— Держись за мою ногу.

Я не мог воспользоваться великодушным предложением Каменного, просто был не в состоянии оторвать от липкой, скользкой земли руки нп па одну секунду. Захлебываясь в мутном потоке, я пытался еще и головой замедлить скольжение. Так мы и «поспешали нс торопясь» вниз сантиметр за сантиметром. Сантиметр, еще сантиметр. . . Вдруг мою распластавшуюся фигуру ярко осветил свет автомобильных фар. Я висел всего в одном метре от полотна дороги. Дорога! Я просто забыл о ней.

Сель. Мы не только видели, но и испытали на себе его зарождение. В следующие несколько дней мощный бульдозер расчищал дорогу на этом месте. Сель — это разрушительный мутный поток, несущий с собой

1 Зга — язычок колокольчика, висевшего на дуге у почтовых лошадей.

глину, песок, гальку и даже крупные обломки скальных пород. Консистенция его меняется от мутной жидкости до желеобразной густой вязкой массы. На ВоенноГрузинской дороге в 1966 г. селевой поток разрушил около 10 км шоссе.

В марте 1987 г. поступали сведения о катастрофических оползнях и селях на южном склоне Кавказа.

В этом году с вертолетов видели развалины жилых домов, хозяйственных построек. Часть некоторых помещений осталась на месте, а другая с вековыми деревьями уплыла вниз по реке. Тяжелая обстановка сложилась в Цыгерском районе. На глазах жителей огромная масса земли двинулась с места. Под угрозой оказалось 45 селений, разрушено или повреждено 450 домов, погибло 500 гектаров плодороднейших земель. Повреждено или снесено более 160 км сельских и магистральных дорог, многие километры линий электропередачи и связи. В общей сложности в опасной зоне оказалось более трех тысяч населенных пунктов и половина общей протяженности дорог.

Стихийное бедствие 1987 г. было горьким уроком для хозяйственников н строителей. Удары стихии, особенно снежных лавин, пришлись главным образом по новостройкам. Из 320 известных сванских башен, построенных в XII — XIII вв. и находившихся в районе бедствия, ни одна не пострадала. Расположенные вблизи них постройки также почти не пострадали. До старинной столицы Сванетии Местиа снежные лавины так и не добрались. В горах надо уметь выбирать место для строительства и строить умело. Оказалось, что сванские башни так поставлены по отношению к склону, что давление снежного вала всегда приходится на угол конструкции.

Напомню читателю, что при описанном выше катастрофическом извержении вулкана в Колумбии причиной трагедии стали не столько потоки лавы, сколько бурное таяние снегов и последовавшие в связи с этим огромные сели, оползни и обвалы.

В США в штате Невада 13 ноября 1985 г. в 9 ч вечера при извержении вулкана Невада-дель-Руиц образовавшийся селевый поток «слизнул» город Ар-меро, погибло 2200 человек.

Однажды в Гималях мне пришлось быть свидетелем грустной картины. Во время дождя мы на машине проскочили мимо лощины, которая в качестве предвест-

s Н. А. Еременко

■ Вулкан Невада-дель*Рунц (из журнала «Geotimes» , США)

ника селя уже посылала через дорогу поток мутной воды с голышами. Обогнув ущелье и остановившись в безопасном месте, мы посмотрели в противоположную сторону. Там, у лощины, несколько в стороне за пень был привязан мул. Несчастное животное, чувствуя опасность, страшно кричало и рвалось с привязи. Но вот показался передовой вал селя, ощетипившегося крупными скальными обломками. Через несколько мгновений было все кончено. И животное, и часть дороги, словно срезанные ножом рухнули в пропасть. Назад нам пришлось выбираться на лошадях по горным каменистым тропам. Путешествовать по таким

тропам, особенно спускаться вниз, вероятно, сподручно лишь цирковым наездникам да невозмутимым шерпам.

Давайте вернемся на Военно-Грузинскую дорогу. Попробуем окинуть ее взглядом от начала до конца. Посмотрите на поперечный разрез (профиль) через Большой Кавказ. Прежде всего бросаются в глаза две особенности: все складки опрокинуты к югу и обилие разрывных дизъюнктивных нарушений.

Создается впечатление, что великан опрокинул Кавказ и все слагающие его складки на юг. Этим великаном были тектонические силы, давившие на геосинклиналь Кавказа. Взгляни, читатель, на Евразиатскую карту, и ты увидишь длинную вереницу гор, вытянутую в широтном направлении от Атлантического до Тихого океана. Здесь когда-то бушевал океан, получивший название Тетис, здесь накапливались мощные рыхлые и пластичные осадки мезозойских и более древних морей. В развитии геосинклинали различают несколько стадий (по В. Е. Хайну). На огромной вытянутой территории происходит прогибание земной коры, занятой морем с накоплением мощных толщ осадков. Затем под действием тектонических сил идет дифференциация геосинклинали. Образуются вытянутые прогибы — синклинории и подъемы — антиклинории. Море приобретает островной характер, и в нем все еще накапливаются мощные толщи осадков. Наконец происходит общий подъем всей территории — общая инверсия. Накопившиеся осадочные породы сжимаются в складки и начинается процесс горообразования. Лежащая к северу Русская платформа, сложенная твердыми кристаллическими породами, давила на Кавказскую геосинклиналь. Лежащие к югу две твердые плиты, соответствующие Колхидской и Куринской впадинам, как бы поддвигаются под Кавказ. Так образуются складчатые горы.

По этой схеме получает объяснение и наличие многочисленных разрывов — дизъюнктивных нарушений. Ясно, что при изгибах и сжатиях пластичность пород нарушается, и они разрываются. Познакомимся поближе с разрывами, среди них выделяются два основных типа — сбросы и взбросы. Если породы растягиваются, то они могут разорваться, и по разрыву произойдет перемещение двух частей относительно друг друга. На рисунке в разрезе изображены формы наиболее распространенных сброса и взброса, их основные

элементы. Любопытна поверхность сбрасывателя — на ней очень четко видны характерные штрихи и полосы, оставшиеся вследствие волочения и трения пород друг о друга. Видимо, при перемещении и трении возникали локально высокие температуры. Об этом свидетельствуют обнаруживаемые на поверхности сбрасывателя вторичные минералы: гпдрослюда (600—700 °С), мусковит (680—900 °С), шпинель (1000—1400 °С), роговая обманка (1150—1400 °С), парагонит (840— 1025 °С). Следовательно, по плоскости сбрасывателя действительно местами возникали довольно высокие температуры. Но вот примечательное явление — уже в 0,5—1 см от поверхности сбрасывателя в глубь породы никаких следов повышения температуры обнаружить не удается! По-видимому, повышение температуры было не только локальным, но и кратковременным.

В одном из районов Дагестана нам пришлось проводить инструментальную корректировку геологической карты. Съемка была необходима для построения структурной карты по хорошо выраженному в разрезе реперу — мергелю ті. Белый мергель толщиной в 1— 1,5 м четко выделялся среди темных глин, подстилающих и перекрывающих его. Отряды выезжали в маршруты на рассвете и возвращались затемно. Однажды одна из групп, руководимая Витей-белобрысым (шу-точнбіє прозвища — обычное явление в геологических партиях), вернулась в базовый лагерь к обеду.

— В чем дело?

Витя-белобрысый растерянно развел руками:

— Понимаете, мергель г. пропал.

— Как пропал?

— Да вот так, на этом берегу. . .

— На этом?

— На правом, юго-восточном берегу сухого русла, — поправился Витя, — мергель прекрасно виден в обнажении, а на левом берегу его нет. Мы проложили канаву длиной 20 м, затем заложили еще два шурфа, но мергеля нет, кругом однообразные глины.

— А построения ты произвел? Как с линией выхода пласта на поверхность?

— Да чего же там строить? Расстояние менее 500 м, а элементы залегания пластов на другом, на левом берегу те же самые — ЮВ-120 Z 20. Вероятно, мергель выклинился, исчез, и нам придется выбирать другой репер.

Сброс

KPJ»'/70

вопроса

•грі-,/70

fjopoca

Сброс, изброс и их элементы

— Это ты зря, коллега, мергель тг протягивается на пару сотен километров без существенных изменений. Поедем посмотрим, куда спрятался твой мергель.

— Он скорей Ваш, чем мой, — заметил слегка обиженно Витя, но покорно полез в машину.

Проехав без дороги примерно 15 километров, мы добрались до злополучного места. На травянистом склоне горы только местами были видны полоски кустарника. На правом юго-восточном берегу сухого русла располагалось прекрасное обнажение мергеля. Все замеры были сделаны правильно. Я взял бинокль и стал внимательно рассматривать противоположный склон. Напротив серело однообразное обнажение глин. В 1,5 км ниже по руслу виднелась полоска кустарника.

— Вот он, твой исчезнувший мергель. Какой жіе ты Шерлок Холмс, если всего на расстоянии пары километров не заметил пропавшего преступника.

Укол был чувствительным, Витя увлекался детективными романами, и Шерлок Холмс был его любимым героем. Витя посмотрел в ту же сторону через трубу теодолита, используя ее вместо бинокля.

— Никакого там мергеля нет, просто полоска кустарника, а белый мергель нигде не просвечивает. Я и утром смотрел туда.

— Плохо смотрел! Ты сколько дней следишь за мергелем?

— Сегодня уже пятый!

— Где же твоя наблюдательность? Неужели ты не заметил, что кустарник растет только на мергеле? В глинах воды нет, а вот в трещиноватом мергеле ее вполне достаточно. Двигайтесь туда и продолжайте работать.

— Так, значит, здесь сброс! — догадался Витя.

— Правильно, временные потоки проложили свое русло по ослабленной и раздробленной зоне разлома. Но как ты покажешь его на структурной карте?

— Очень просто, двумя линиями с зиянием между ними.

— Ну и что это значит?

— Это значит, что если на месте зияния заложить скважину, то она не встретит в разрезе мергеля, и вообще разрез скважины будет сокращен на величину амплитуды сброса.

— Опять верно! Но ведь нужно определить амплитуду разрыва и элементы залегания поверхности сброса. Ведь у поверхности сброса ты не найдешь площадки для измерения. Как же ты это сделаешь?

— Для этого мне нужно три точки на поверхности разрыва. Две уже есть: на одной мы стоим, другая — вон там в кустах, ну а третью придется поискать.

— А как же определить амплитуду разрыва?

— Очень просто, я возьму вертикальное расстояние между двумя уже мне известными точками.

— Ну что же, действуй! Только смотри, километров через шесть тебя ожидает новая неприятность.

— Теперь я знаю, сразу буду искать сброс.

— И ошибешься. Там тебя будут ждать сразу два мергеля 71.

— Что, появится новый пласт?. . Да, нет! Наверное, взброс? — на этот раз правильно догадался Витя. — При взбросах часть разреза повторяется, появляется перекрытие.

— Все так, следи за растительностью!



Мир глазами геолога, Еременко Н.А., 1990



Джентльмены удачи смотреть онлайн в хорошем качестве
Ирония судьбы, или с легким паром онлайн в хорошем качестве
Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика онлайн в хорошем качестве