МНОГО ЛИ ЧЕЛОВЕКУ ОДЕЖДЫ НУЖНО?

Мы считаем скромность, одним из уважаемых качеств человека. Это — моральная категория. Скромность требуется прежде всего в поступках, т. е. как качество души, не позволяющее делать себе уступок, попустительствовать своим капризам или неумеренным притязаниям. В конце-то концов, человек стоит ровно столько, сколько он может дать обществу. Но что же можно дать, ничего не имея? И что можно иметь, ничего не делая, не познавая, не накапливая знаний и умений, не проверяя на деле своих знаний, оценок, поступков, т. е. не накапливая опыта?
В наше время, в наших условиях люди дольше выглядят и чувствуют себя молодыми. Многие занимаются спортом, танцуют, ходят в походы, увлекаются — кто собирательством, кто радиотехникой, кто самодеятельным искусств
40
вом. Но вместе с тем как-то удлинился у некоторых молодых и период оглядки, надежды на кого-то, кто вроде бы должен делить с тобой ответственность. Эти симптомы инфантилизма не могут не настораживать. Наиболее заметны они в сфере потребления. Нередко желание иметь вещи, предметы, которые у некоторой части молодых становятся обязательными атрибутами жизни, не согласуется с материальными возможностями, с обязанностью их заработать, а превращается в требование к родителям прежде всего, по и к обществу: дайте!
Дается нашей молодежи сейчас уже много, а будет дано еще больше — возможностей, привилегий, разных видов помощи, обеспечения, поощрений.
Наше общество смотрит вперед. Поэтому жизнь молодых обеспечивается всесторонне — учитесь, работайте, потом и развлекайтесь и отдыхайте. Но формируйте в себе полноценных, всесторонне развитых, высококультурных членов социалистического общества, а не просто потребителей вещей, даже самых современных. Ведь вещи — лишь удобная, достойная человека обстановка. Обстановка для главного — для труда, для творчества, постепенно освобождающая человека от мелких, но хлопотных забот.
Иметь или не иметь?
Современный гардероб одежды подбирается преимущественно по определяющей жизнь человека, его занятия и увлечения необходимости. Так как образ жизни молодых отличается от жизни взрослых, тем более пожилых людей, то и гардероб молодежной одежды иной.
Что здесь главное? У молодых больше досуга, да и формы его проведения более активные, чем у старших. Кроме того, как правило, они еще учатся или только начали работать и поэтому не занимают должностей, связанных с официальным общением, как у лиц, облеченных определенными полномочиями. Здесь исключением могут быть лишь депутаты советов или комсомольские работники.
Таким образом, гардероб складывается из одежды для занятий (у школьников это — форма), для выхода на улицу, для спорта, походов, для танцев и всевозможных развлекательных вечеров или встреч со сверстниками в домашней обстановке. Значит, нужна верхняя одежда (теплые куртки или пальто, полупальто), спортивная одежда, но не специальная, а так называемая тренировочная. И конечно, нужна обычная одежда — блузки, рубашки, юбки, брюки, джемперы и свитеры, майки, платья, пиджаки или жакеты (для девушек). Особое положение в молодежном гардеробе занимает нарядная одежда. Тут затруднения вызывает тот факт, что даже молодым не так уж часто бывает необходимо одеваться нарядно. Подростки к тому же растут, и вещи делаются коротки и узки.
И еще одна особенность. Молодые общаются, как правило, в одной и той же более или менее устойчивой компании, встречаются с кем-то из девочек или мальчиков «по влечению сердца», а это побуждает уделять своей внешности особое внимание. И каждый раз хочется надеть что-нибудь новое, чего на тебе еще не видели. Сшить нарядное платье — оно заметное, поэтому сразу запоминается. Надел два-три раза — и уже хочется что-то изменить. Как же быть?
Ответ неоднозначен. Вспомним вначале, что ни один предмет одежды мы не носим без дополнений (аксессуаров). Туфли, чулки, шарфы и пояса, бижутерия до какой-то степени меняют наше восприятие костюма, платья, как бы рассредоточивают внимание. Варьирование дополнений — один из способов обновления ансамбля (ансамбль — французское слово, буквально: «вместе»). Применительно к одежде это означает единую композицию, в которой собственно одежда связана каким-то замыслом (цветовым решением, назначением, фактурными контрастами или единством и т. п.) со всеми сопутствующими предметами — дополнениями.
Не только аксессуары могут помочь в разнообразии ансамбля, но и отход от традиционных «однозначных» видов одежды, в частности платья. Свободное комплектование «неполных», «половинчатых» предметов — юбок, блузок, жакетов, жилетов и т. п. — выручает еще надежнее. Кстати, подходящий жилет или жакет можно надеть и на платье. Но удобнее всего гардероб собирать из таких вот комплектуемых предметов. Варьируя их, можно постоянно обновлять одежду, а вместе с нею и весь ансамбль. Важно в этом случае не хаотично покупать, «хватать, что дают», а продумывать варианты, что с чем может сочетаться, что обогатит
42
гардероб не только эстетически, но и утилитарно, по назначению, т. е. сделает его более широко применимым в разных ситуациях при, в общем, небольшом количестве вещей.
Этот принцип подбора вещей не только способствует разнообразию ансамблей, оп еще и экономичен. Например, физический рост не так сильно влияет на сочетания отдельных предметов, как это бывает с платьями или пальто — там талия и расположение карманов предопределяют строгое соответствие росту. Значит, куртка, кофточка с юбкой или брюками послужат дольше. Кроме того, замена изношенных вещей происходит как бы по частям — то заменяется верхняя часть, то нижняя. Это определенно выгоднее. И наконец, отдельные предметы, собираемые каждый раз по- новому, в соответствии с условиями, ситуацией, позволяют, не расширяя гардероб, быть одетым уместно и удобно. Кстати, это — старый, даже древний принцип народной одежды, в отличие от дворянской.
У нас нынешним молодым от традиции смены одежд осталось лишь самое рациональное — одеваться удобно, к случаю, по себе и своим делам. Но в капиталистических странах молодежь и сейчас должна преодолевать живую традицию высших слоев общества, все еще придающих одежде, как и другим предметам быта, значение символов богатства, власти, делового успеха или знатного происхождения. «В США, например, один процент самых состоятельных семей владеет богатствами, почти в полтора раза превышающими совокупное богатство 80 процентов семей, находящихся в нижней части имущественной пирамиды», — сказал М. С. Горбачев в Политическом докладе ЦК КПСС XXVII съезду.
Поэтому и появилась на Западе молодежная «антимода». Конечно, она тоже «мода», но противоположная традиционным представлениям о моде, как богатстве, как самом новом в одежде. Напротив, «антимода» отдает предпочтение поношенной, бывшей в долгом употреблении одежде или нарочно предварительно обработанной на предприятиях, «простиранной» в специальных растворах, барабанах с песком и щебнем, изъеденной хлором и т. д. Эта демонстрация не имеет серьезного влияния на политику, у самих «демонстраторов» нет ни четких программ, ни ясных убеждений. Но все же это протест против сытости, довольства эксплуататорских классов, во всяком случае, против присвоенного ими права «играть в моду», тратя на это огромные деньги.
Как всегда, мода противоречива, и к ней немедленно присоединяются и лицемеры, и ханжи, и просто спекулятивно настроенные лица. Поэтому ни одно модное явление нельзя рассматривать прямолинейно, в лоб, однозначно. Очень важна и личность человека, следующего моде, и общественная обстановка, окружение (от микро- до макроструктуры), и место, и время, и события, сопутствующие этому явлению, и, наконец, традиции, как старые, неизжитые, так п новые, складывающиеся. Одна и та же мода может, при учете всех этих обстоятельств, быть отражением разных, возможно и противоположных, значений.
Вопрос «иметь или не иметь?» в контексте нашей жизни получает иную форму, ибо нет у нас условий, вынуждающих к крайностям. Нужно иметь одежду, но иметь ее ровно столько и такого качества, чтобы не испытывать ни физического, ни морального дискомфорта. Не человек для вещей, а вещи для человека, ибо он сам их создает, чтобы улучшать, облегчать, а не затруднять свою жизнь, даже и вопросами, сомнениями, тем более унынием по поводу их наличия (есть, по не нравится) или отсутствия (очень хочется иметь).
Чтобы иметь, надо уметь
Нередкая картина: перед шкафом с вещами стоит растерянная, недовольная девушка и едва ли не со слезами шепчет, а то и с упреком кричит родителям: «Опять нечего надеть!» То же, по существу, происходит порой и в магазинах: полки и кронштейны ломятся от товаров, а покупатель говорит, что «ничего нет».