Е. Л. Березов "О функциях селезенки"

Часть 2

То обстоятельство, что после спленэктомии больные лежат подолгу в хирургических клиниках, особенно накладывает на хирургов обязанность быть во всеоружии и в тдеть всеми методами гематологического исследования. Если мы имеем установившийся факт, что животное и человек могут жить без селезенки, то наш интерес к изучению этого таинственного органа ничуть не уменьшается. Вед человек может жить без целого ряда других органов - однако эти органы обладают весьма важными функциями.
Поэтому понятно, почему, заинтересовавшись несколько лет тому назад, на студенческой скамье, болезнями селезенки, кроветворного аппарата и т. д., я невольно поставил себе задачу начать вопрос с изучения функций нормальной селезенки.
Если какая-либо функция быть может и не важна, если она после спленэктомии легко замещается другими родственными органами, то она тем не менее проливает свет на паталогический процесс.
Когда же эта функция, извращаясь в ту или другую сторону доводит кроветворные органы, а вместе с тем и жизнь человека до гибели, тогда мы особенно ясно почувствуем всю важность изучения нормальных функций.
Из самых разнообразных функций селезенки, которые были предметам и темой многочисленных работ и исследований, и с которыми

— б
читатель познакомится в первтй главе, я заннтересоватся особенно кроветворной функ щей.
Оно и понятно. Кроветворная функция селезенки одна из важнейших. Связь селезенки как части всего аппарата кроветворения со своим целым слишком ясна.
Большинство заботеваний кроветворного аппарата, так или иначе отражаются на селезенке: в одних случаях, она сама причина страдания, в других она, если не причина, то доминирует в заболевании, в третьих она также вовлечена в процесс, как п весь остальной кроветворный аппарат, онравтывая в этом отношении свое существо, как часть целого, и, наконец, в четвертых она заболевает вторично.
Начав работать в области изучения функций селезенки, я на 4-х случаях в клинике проф. С. II. Спасокукоцкого, наблюдая над изменениями белой картины крови после спленэктомии, пришел к некоторым выводам. Ути выводы нуждались в обосновании.
На большом материале селезеночных больных клиники проф. Гер- ц е н а, я по его предложению начал изучать вопрос шире, ставя эксперименты па животных, захватывая друте методы исследования в круг работы и вовлекая в поте зрения уже, конечно, не одну белую картину крови после спленэктомии.
Материал клиники очень разнообразен, но преследуя определенную цель, мы на этом материале пока старались лишь найти то общее, что его объединяет, а не частности.
Этим об'меняется то. что вопросам личфоцптоза, полпцитэмип, наблюдаемым, вообще, после спленэктомии, иногда вне зависимости от того, или иного пата готического процесса в селезенке, мы уделяем в настоящей работе почти все внимание.
По главам наша работа распадается следующим образом:
В главе 1-ой мы даем освещение современного состояния вопроса о функциях селезенки. Без этого введения мы считали бы цель нашей работы—заинтересовать возможно большее число хирургов означенными вопросами—недостпгнт той.
Ута глава может быть прочитана как отдельная статья. (В сокращенном виде она была напечатана в „Клинической Медицине” Д° 6 1924).
Во 2-й главе мы даем литературный очерк развития учения о роли селезенки в кроветворения и подвергаем критике метод сравнения форменных элементов селевеночиой артерии и вены—как доказательство непосредственного перехода образующихся в селезенке клетках в вену, или наоборот, как доказательство их разрушения в селезенке. В этом направлении в клинике ведется поверочная работа.
В 3-й главе, разбирая наш клинический материал, мы подмечаем,

то общее, что характеризует картину крови после спленэктомин во всех этих сл} чаях—именно, лимфоцитов.
4-ая, 5-ая и 6-ая главы посвящаются вопросу о механизме ею образования. Подробная разработка этих вопросов, как клиническп-экспе- рименталъная на больных, так и чисто экспериментальная па собаках, дает нам возможность остановиться на некоторых особенностях кроветворения, на отличии механизма образования личфоцитоза от других видов лейкоцитозов и т. д.
Вопрос о развитии лимфоцнтоза мы рассматриваем, как нарушение гормональной игры после удаления селезенки, и вот роли внутренней секреции в кроветворении, корреляции отдельных желез с внутренней секрецией, влиянию их гормонов на кроветворение, значению селезенки в этом отношении—мы посвящаем последнюю главу.
В сущности, перечисленным и кончается цикл основных вопросов, которые мы затрагиваем в этой работе.
Таким образом, не простое желание подвести итоги своим разрозненным работам по данному вопросу в виде монографии—руководило мною при составлении этой книги, а старый интерес к функциям и заболеваниям селезенки, ее взаимоотношению с остальным аппаратом кроветворения, интерес вполне соответствующий тому повышенному интересу к заболеваниям кроветворного аппарата, который вспыхнул ярко на 16-ом С‘езде Российских Хирургов.
Особенно хорошо прозвучало это настроение в словах II. А. Гер-, цена и В. А. О п пел я.
П. А. Герцен сказал:
„Хирургия в своем наступательном движении завоевала органы как почки, щитовидную железу, желудок, кишки. Теперь идет борьба за легкие. Еще один дружный натиск и кровь с кроветворными органами, эта твердыня внутренников, станет также нашим завоеванием".
С неменьшим под'емом говорил в прениях В. А. Опиель о том же.
Нам думается, что наша работа соответствует этому настроению и этим призывам, и лучшим нашим удовлетворением будет, если кто- нибудь из хирургов, прочитав терпеливо эту работу, переменит свое пренебрежительное отношение к гематологии и ее значении в хирургии.
.Москва, 5 сентября 1924 г.

Г Л 'А В А 1-ая.
О функциях селезенки.
Воль селезенки в жизни животного организма с незапамятных времен была предметом многочисленных исследований. Особенный интерес возбуждало несоответствие значительной величины этого органа с его казавшейся ненужпостыо, что ставило вопрос о его функциях под угол загадочности. В древности было известно, что при быстром беге начинается колотье в области селезенки и поэтому у скороходов удаляли селезенку. Конечно, это только легенда, возникшая, вероятно, значительно позднее, но во всяком случае за много лет до Рождества Христова знали, что можно жить без селезенки.
Аристотель высказывал взгляд, что селезенка необязательно нужна для жизни, Эризистрат считал, что ничего лишнего не создала природа, кроме селезенки, а Демокрит трактовал ее существование как ошибку природы. Плиний пробовал удалять у животных селезенку,—орган смеха (Splen ridere facit) согласно представления древних.
Больше того, Парацельс знал, что селезенка принимает участие при многих болезненных процессах и писал: „селезенка вызывает гниение, лихорадку, поэтому лучше жить без селезенки и лучше было бы ее удалять".
Затем, в течение нескольких веков относительно роли селезенки строились самые разнообразные предположения. Считали, что она нужна для равновесия тела, что она образует кислоту в желудке, продуцирует желчь. Утверждали, что после удаления селезенки животное делается обжорливым, у него учащается мочеиспускание и усиливается половое влечение.'
Но наряду с развитием самых разнообразных гипотез о функциях селезенки, велась и положительная работа в этом направлении. Отмечу наблюдение Viard (1581) и Zaccarella (1549), впервые удаливших селезенку у человека. В 17-ом столетии уже производились опыты над со_ баками после спленэктомин Мальпиги и учениками Гарвея.
Однако несмотря на эксперименты, предпринимаемые иногда на лю-

— 8
дях спленэктомнп кончались неууачей и интерэсно отметить, что в средине 19-го столетия поднялась дискуссии по вопросу о том, следует ли удалять селезенку у человека. Дискуссия эта между К'охлером п Симоном приняла такие формы, что для умиротворения страстей потребовалось вмешательство Факультета.
В 19-ом столетии отношение ко всем этим гипотезам, часть которых впоследствии легла в основу экспериментальных работ, резко изменилось в отрицательную сторону и в течении некоторого времени-состояние знаний о функциях селезенки можно охарактеризовать следующими анекдотами
Dubois Reym aids начинал главу о функциях селезенки обычно следующими словами: „теперь мы переходим к селезенке, о которой мы ровно ничего не знаем. Вот и все о функциях селезенки11.
Рокитанский спросил однажды студента на экзамене, что он знает о функциях селезенки. „Прочите. профессор, я знал, позабыл11. — „О, несчастный, Вы были един-твзнным человеком, который знал о них, и именно Вы забыли"
Уже из вето того, что здесь сказано, видно, что селезенка долгое время была окутана каким-то флером таинственности.
Эти легенды, связанные с ролью селе течка в организме, ащждоты о селез ике и т. п.—все это выделяет селезенку среди других органов. И интересно отметить, что даже теперь, когда наши знания о функциях селезенки приобрели пе менее прочную, научную базу, чем наши сведения о работе других органов, антропософы доктора Штейнер и Кол иски не находят в человеческом теле другого местонахождения подсознательного органа чувств -как селезенку.
Не является ли причиной этого особенного отношения к селезенке тот издавна известный факт, что селезенка—орган не важный для жизни н животные, resp. человек, могут прекрасно обходиться без него.
Но из этого обстоятельства, что селезенка пе является необходимым органом, еще ие следует, конечно, что она ие имеет функций. Ведь в самом деле, никому в голову не придет отрицать наличие важных функций за желудком, маткой п гортанью и другими органами, без которых животное и человек могут жить. Поэтому известный факт безнаказанного удаления селезепки не мог остановить пытливого ума как физиологов, так п хирургов, которых увеличенная селезенка интересовала как анатомическое выражение мпогих заболеваний, от дальнейших экспериментальных работ в этом направлении. И таковые незамедлнлп явиться в большом количестве.
Из первых работ отметим’ работу Bardelebeifa, появившуюся в 1841 году. Он удалял у собак селезенку н тщательно изучал явления выпадения функций. Кго работа не прибавила новых фактов, т. к. се-

— 9 —