Е. Л. Березов "О функциях селезенки" Часть 29

Опыты, к.что рыт мы потребит пропели к предшествующих главах, то освещение, которое мы им придали, несомненно говорят за то, что селезенка связана с остальным гемопоэтическим аппаратом и эта связь осуществляем, повпгимому, так же, как мы это принимаем для других эндокринных желез, г. е. гормональным in .ем. Правда, мы говорим об одной стороне действия гормона, т. е. о его влиянии на гемопоэтический орган черрз нервную систему, но мы остановились на этом вопросе только потому, что считали возможным применить путем введения ваготропных веществ метод для-измерения .степени влияния этого гормона. К.опечно этим не ставится утверждение, что никакого другого механизма воздействия этого гормона быть не может. Только пути изучения будут труднее и менее, точны. *
Основное возражение, которое можно сделать против внутрисекреторной роли селезенки—следующее: типичные железы с внутренней секрецией (щитовидная, зобная, яичник) являются железами в и! тинном смысле слова, т. е. прежде всего имеют железистый эпителий, который обладает способностью вырабатывать известные химические продукты и сепернировать их в кровяное русло. Е vni в этом могло быть раньше томление, то во всяком случае не теперь, когда так широко развилось учение о ретпкулоэндогелиалышм аппарате. Ведь этот аппарат является могучим органом межуточного обмена веществ. Именно здесь разыгрывается сложнейшая химическая работа, процесс распада сложнейших молекул и постройки других. Ясно, что в процессе этой работы могут освобождаться и поступать в кровяное русло вещества, которые и будут играть роль гормонов. Итак мы считаем, что „железистым эпителием" селезенки—как железы с внутренней сркрет сч является ее реснкуло - эндотелиальный аппарат. За это говорит следу юш ■ факт. При болезпн Банги мы имеем почти полное разрушение малышшевых телец селезенки, при удалении которой мьт получаем однако лимфоцитоз, даже еще больше чем после удален- -т вниголыш норм* r'tc-
венок. Если ставить вопрос о ли-. зе, как следствие компенсатор
ной гиперфункции лимфатических иелез, то здесь это объяснение не
выдерживает критики, т. к. компенсация могла бы наступить только в

— 122 —
том случае, если бы удалялось значительное количество лимфатической ткани. При этой же болезни мы удаляем селезенку почти без всякой лимфатической ткани. Вот на этих то случаях и подтверждается отчетливо та мысль, что ретикуло-эндотелиальный аппарат селезенки является виновником выработки тормозящею гормона. Поэтому, после удаления селезенки наблюдается еще большее увеличение количества лимфоцитов, большее потому, что сам аппарат находился в гиперфункции.
Итак, если селезеночный гормон получил у нас право гражданства, по крайней мере в отношении воздействия на кроветворение, то интересно проследить его корреляцию с другими эндокринными железами и в первую очередь с щитовидной.
Существует старинное наблюдение, что после удаления селезенки щитовидная железа припухает, что является внешним выражением ее гиперфункции. Щитовидная железа перенимает на себя будто-бы функцию селезенки. Такое об'яснение 40 лет тому назад давал Tiedemann. Сюда же относится Мучай СгесТб, который у спленэктомированной женщины наблюдал длительное припухание щитовидной железы. Однако эти наблюдения не нашш дальнейшего подтверждения.
Bardeleben и Zesas нашли, что одновременное удаление селезенки и щитовидной жрлезы, ведет к смерти.
Zanda удалял у собак спустя месяц после спленэктомии щитовидную железу и в таких случаях cachexia thyreopriva не наступала. Однако параллельно этим работам сейчас же вслед появлялись работы противоположного значения. Так, например, Ughetti и Mattei опровергли работу Zesas, a Fano получил другие результаты чем Zanda- Последующие наблюдения над людьми не подтвердили вышеописанных фактов. Достаточно сказать, что Кохер на своем материале тнреодектомиро- ванных никаких изменений в селезенке не обнаружил (в ее функции). Нам на материале клиники тоже не удалось видеть припухания щитовидной железы после спленэктомии. Таким образом, новое наблюдение как будто совершенно проходит мимо этого факта — взаимоотношения между этими двумя органами. Однако здесь дело не может ограничиться простым отрицательным отношением: и если связь между щитовидной железой и селезенкой не может быть измерена грубым припуханием одного органа после экстирпации другого, то если мы вспомним картину крови при гиперфункции щитовидной железы, мы извлечем некоторые ценные данные.
В самом деле, картина крови при Базедовой болезни до странности напоминает ту картину, которая развивается в крови после удаления селезенки. Мы подробно изучили природу лимфоцитоза при Базедовой болезни и пришли к заключению, что он получается благодаря воздействию гиперфункционирующей щитовидной железы или быть может

— 123