Е. Л. Березов "О функциях селезенки"

Часть 3

лезепка в отношении эксперимента представзяет собой очень трудный орган. Дело в том, что в организме у животных существует весьма близкая по строению, а весьма вероятно и по функциям, лимфатическая ткань, из которой состоят лимфатические железы, а кроме того имеется и другая родственная мнэлопдная ткань, из которой состоит, главным образом, костный мозг. Все эти органы, конечно, в известной степени заменяют друг друга, и очень трудно сказать, что в результате удаления селезенки следует приписать ее выпавшим функциям, что. наоборот, усиленной деятельности родственных ей тканой- Удалить же все лимфатические железы для выяснения вопроса, конечно, невозможно, поэтому работа Bardeleben’a и ближайшие к ней хронологически еще раз подтвердили, что селезенка ие имеет большого значения в жизни организма.
Но эксперимент, устанавливавший истину, что селезенка не необходимый орган, уже дан самой природой.
Целым рядом авторов описывались случаи полного отсутствия селезенки у взрослых п undue idyyvoe (Sternberg, Martin, Moroni и др.) Эти люди в другом отношении были вполне нормальны и жили до глубокой старости.
Hodenpyl описывает в своем случае отсутствие селезенки с гипер- плязией лимфатических желез, что автор считает компенсаторным явлением. Кроме этих случайных и найденных при операциях или аутопсиях аномалий, существование которых можно об'ясиить болезненными процессами, приведшими к полной атрофии органа, некоторые авторы опубликовали случаи полной аплязип у новорожденных (Glinski, Birch— Hirschweld).
На филогенетической лестнице селезенка впервые появляется у круглоротых рыб. причем она обладает громадными размерами и тянется вдоль всего кишечника, залегая в брыжейке. Mauer считает, что селезенка—образование энтодермпческое, развившееся из эпителия, выстилающего кишечник, другие авторы считают ее мезодермального происхождения. Если мы вспомним, что у круглоротых рыб нет костного мозга, нет настоящей лимфатической системы, а только ее зачатки в виде так называемого вено-лимфатического аппарата, то для нас сделается ясным, что на долю этой громадной се гезенки выпадает почти вся кроветворная функция. По мере того, как мы подымаемся по филогенетической лестнице, мы видим, как за право участвовать в гемопоэзе начинают бороться вновь появляющиеся органы — костно-мозговая, так называемая мпэлоидяая ткань и все более дифференцирующаяся лимфатическая система. На долю селезенки остается все меньше работы и в связи с этим она все более уменьшается, при чем у одних животных исчезает ее головной копец, у других же п у

10 —
человека, наоборот, остается только незначительная часть, прилегающая к желудку. Таким образом, для нас вполне ясны причины размера селезенки и того места, которое она занимает в брюшной'полости.
В онтогенетическом развитии мы наблюдаем тот же процесс. Селезенку, образующуюся у эмбриона из утолщения дорзальной части inesogastrium уже можно заметить на пятой неделе у плода в десять м/м. длиной.
В начале третьего месяца эти зачатки селезенки частично отшну- ровываются от mesogasfrii, именно от дорзальной стенки bursae omenfalis при чем отшнурование идет до того места, куда входят сосуды. На 7-ом месяце селезенка достигает своего определенного веса, формы и величины.
Гистологическая дифференцировка начинается со второго месяца (Вгошапп) и на 3-м месяце помимо плотно прилегающих друг к другу клеток, появляются зачатки селезеночных капилляров.
Эыорнональная селезенка состоит из двух дифференцированных тканей—-пульпы с мпэлоицными клетками и из фолликулов с лимфоцитами. Здесь образуется два рода лейкоцитов, и в пульпе кроме того эритропоэз. Однако эритропоэз в селезенке по сравпеяию с эмбриональной печенью незначителен, никогда не достигает больших размеров и постепенно сходит на нет.
Миэлоциты начинают образовываться в селезенке в раннем эмбриональном периоде; у эмбрионов в 30 сантиметров в селезенке богатая миэлоидная ткань. Посгепенно ыиэлопоэз уменьшается, хотя некоторые авторы считают доказанным наличие его существования в постэмбриональной жизни (Doininici, Sternberg). Это обстоятельство упорно оспаривают дуалисты (Naegeli), считающие это явление за миэлоидную метаплязию.
В постомбриональном периоде пульпа из миэлоидноп превращается в негранулированную ткань, теряющую свои функции. За родство пульпы с костномозговой тканью- говорит ее метаплязия, т. е. превращение ее в ту же миэлоидную ткань при некоторых инфекциях (пневмония, скарлатина, дифтерия, рожа) и при известных условиях эксперимента (кровопускание, экспериментальные анемии). Из каких клеток образуется эта миэлоидная ткань существует целый ряд мнений, и спор, в сущности говоря, не может считаться разрешенным и в настоящее время.
Таким образом, у взрослого индивидуума деятельными остаются в селезенке только фолликулы с их лимфоцитами.
Селезенку издавна считали исполняющей роль кровенного фильтра. Этот взгляд существовал и в донаучной медицине и выразился в том, что опухоль селезенки при некоторых инфекционных заболеваниях пазвалн сподогенпой (от греческого слова, означающего

I
{ _ 11 —
I
обрывки, обломки, т. е. селезенка не пропускает обломков, обрывков).
Salaghi в своей работе показал отличие селезенки в этом отношении от других паренхиматозных органов. Она пропускала воду скорее чем кровь при прочих равных условиях (одинаковое давление и т. д.), печень же и почки относились как раз обратно. Очевидно селезенку по отношению к крови можно рассматривать как задерживающий орган или фильтр. Эта барьерная роль отчасти об'яспяется чисто механическими условиями. Так, например, при акте пищеварения, селезенка, растягиваясь, вбирает в себя массу крови и тем предохраняет кишечник от переполнения в это время. Метод экспериментального исследования для изучения роли селезенки, как кровяного фильтра, впервые был дан Cohnlieim’oM, а затем Но fnian’oM и lleklinhausen’oM, впрыскивавшими в кровь животным взвеси цветных веществ—анилиновой синьки, киновари, индиго и друг,—и изучавшими дальнейшую судьбу введенных в кровь частичек. Через 24—48 часов после ин‘екции порошкообразной киновари в физиологическом растворе, они не могли уже обнаружить ее в крови. Зернышки отлагались в тканях, и в особенности в селезенке и печени. Зернышки красящего вещества скопляются, главным образом, в периферии пулышльных пространств, там, где они прилежат к мальпигиевым тельцам и где особенно развита венозная система. Селезенка кроме этой способности—быстро захватывать инородные частицы, обладает способностью и очень долго их удерживать, в течении дгсяти— пятнадцати недель. Но не только по отношению к мертвым инородным частицам проявляет себя селезенка. Эксперимент указывает нам ту же роль селезенки по отношению к микробам различного рода Мечников, заражая обезьян возвратным тифом, обнаружил, что спириллы Obermayer’a в первые часы падения температуры исчезают из крови и скопляются исключительно в селезенке, главным образом, в ее макрофагах. Высокович впрыскивал внутривенно разводки разных патогенных и пепатогенных микробов и убедился, что бактерии спустя короткое время исчезают из крови и отлагаются, главным образом, в селезенке. При чем во многих случаях микроорганизмы исчезли через 10 дней из кровяного русла. Те же опыты поодела1 С у- дакевич над спленэктомнрованными животными. Животные издыхали и в крови всех их органов были найдены спириллы. Вот каковы дан- пые эксперимента.
После впрыскивания инородных веществ и бактерий, лейкоциты, захватывая их вступают с ними в борьбу (Мечников, Бардах). Но борьба бывает успешнее тотда, когда этому процессу ие мешает быстрое движение крови. Такой относительный покой находят фагоцитирующие лейкоциты в селезенке. В силу скопления здесь массы крови и замедления ее течения по лабиринту пульпы происходить массовое

— 12 —
скопление лейкоцитов п бактерий, и здесь то, на этой арене, оии дают друг другу генеральное сражение.
Но не только ареной борьбы является селезенка, она активно помогает защитникам организма бороться с инфекционными заболеваниями, вырабатывая антитоксические и бактерицидные вещества. Bridre полагает, что селезенка среди веет органов имеет особенно высокую иммунизационную силу. Pfeiffer и Marx доказали, что селезенка является главнейшим местом выработки антител при холере. Целый ряд авторов отмечает, что спленэктомированное животное хуже перзноепт инфекции, с другой стороны по исследованиям других (Tizzoni и Cattani, Kanthak) безеелезенотные животные также хорошо иммунизируются против определенных инфзкций, как и контрольные нормальные. Более того, Blumreich и Iacoby нашли, что сплепэктомиро- ванные морские свинки лучше переносят дифтерию, холеру, чем контрольные. Такое противоречие в результатах можно об‘яснить тем, что здесь мы имеем дето с двояким процессом. С одной стороны, селезенка играет большую роль в выработке иммунитета, с другой при инфекцио н ных процессах происходящее усиленное отмирание кровяных телец н бактерий в селезенке дает продукты распада, имеющие, возможно, известное отравляющее действие. Таким образом, в зависимости от того какой процесс возьмет верх, мы получим то или иное отношение животного к инфекции после спленэктомии.