СПЕЦРЕЙС

СПЕЦРЕЙС
Татьяна ШКОЛЬНИКОВА, Дмитрий ДЕБАБОВ (фото)
Вот и море,— сказал штурман самолета ледовой разведки Ил-14 Николай Евграфов.
Я выглянула за борт, насколько позволила полусфера блистера, но под крылом самолета по-прежнему было только белое поле.
—           Как определяете!
—           Да просто знаем. Припай в устье Двины скоро кончится.
И вот уже стрелка высотомера побежала по цифрам 1200, 600, 200. Хочешь не хочешь, а место у блистера пришлось уступать его законному хозяину Юрию,; Константиновичу Тимошенко, сотруднику Полярного ' НИИ рыбного хозяйства и океанографии.
—           Насмотритесь, — пообещал ом.— Будем летать по восемь — десять часов ежедневно над Белым, Печорским и Баренцевым морями. Видите — тюлени! 
По льдинам скользила темь нашего самолета. Штурмам кружил в поисках залежек. На некоторых льдинах звери во- все ие обращали внимания на наше появление.
— Сделаем еще круг и подадимся севернее острова Моржова. А здесь только единицы,— ворча, будто в том виноват штурман, сказал Юрий Константинович.
Самое большое стадо тюленя северо-восточной Атлантики не случайно называют беломорским. Здесь родина животных. В Белое море они приплывают из севера, чтоб по весне дать новое потомство. Ведь это ледовые типы тюленей, льдина — их дом. Льды
(Окончание на стр. 24.)