К ВОСПОМИНАНИЯМ А. И.МИКОЯНА

МЕМУАРЫ —НЕ УЧЕБНИКИ ИСТОРИИ, ЭТО ЛЕТОПИСЬ ЖИЗНИ. НАМ ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ ЧТО ПРЕДЛАГАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛЮ «ОГОНЬКА» ОТРЫВКИ ИЗ ЕЩЕ НИКОГДА НЕ ПУБЛИКОВАВШИХСЯ ВОСПОМИНАНИЯ АНАСТАСА ИВАНОВИЧА МИКОЯНА БУДУТ С БОЛЬШИМ ИНТЕРЕСОМ ВСТРЕЧЕНЫ ВСЕМИ, КТО ВСЕРЬЕЗ ИНТЕРЕСУЕТСЯ ИСТОРИЕЙ СТРОИТЕЛЬСТВА СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА.

Имя Анастаса Ивановича Микояна хороши известно. Член большевистской парень с 1915 года, активный участник революции и социалистического строительства, делегат всех съездов партии с 1990 но 1966 год, с 1996 во 1966 год избирал шийся в состав Политбюро ЦК в работавший па самых высоких в ответственных постах, член Государственного Комитета Обороны в годы Великой Отечественной войны, он принадлежал к той когорте деятелей нашего государства, которая формировалась под непосредственным воздействием Владимира Ильича Ленина.
Анастас Иванович Микоян приступил к своим мемуарам в 1966 году, когда на 71-м году жизни отошел от активной партийной и государственной деятельности. До этого, правда, он уже публиковал краткие воспоминания о тех или иных представителях ленинской гвардии. Выйдя на пенсию (оставаясь членом ЦК КПСС и членом Президиулга Верховного Совета СССР), он начал заниматься мемуары систематически, публикуя их частями в журналах Юность, Новый мир, дружба народов, Военно-исторический журнал» (в последнем — очерки о Великой Отечественной войне).

Подготовил книгу 'Дорогой борьбы* (М., 1971), которая разошлась в течение нескольких дней (с тех вор не переиздавалась) и сразу же превратилась в библиографическую редкость. Книга охватывала период с детства в до середины 1990 года — до момента отъезда из Баку на работу в Нижний Новгород. Издательство 'Прогресс» выпустило тогда згу книгу на французском языке, в Ереване издали ее на армянском. Вышла она затем в Венгрии, Болгарии, Японии, Италии, Польше. Сейчас готовится к выпуску в США.
К 100-летию со дня рождения В. И. Ленина подготовил также книгу »В. И. Ленин. Мысли и воспоминания».
Ио в последующие годы его работы ожидала нелегкая судьба. Уже первая книга вызвала такое недовольство кого-то 'наверху», что Госполитиздату пришлось прекратить прекрасную серию *0 людях и о себе». Второв книга, названная «В начале двадцатых...», подверглась суровому редактированию и даже неавторским дополнениям, сделанным по требованию отнюдь не всегда последовательных рецензентов. Если речь, например, шла о том, что особенно запомнилось автору на X и XII съездах партии, рецензентом отмечалось, что работа съезда этим не ограничивалась и что нужны дополнения. Вместе с тем автору бросался упрек, что ом должен писать не историю партии, а яичные воспоминания. Зато когда рецензент переходил именно к воспоминаниям яичного характера, то обвинял автора в субъективных оценках или даже нескромности. Оценки дискуссий, отдельных яиц предлагалось переписать в дополнить в духе тогдашних изданий * Истории КПСС».
А. И. Микоян возмущался, спорил. Однако желание видеть свои воспоминания опубликованными при жизни (а ему уже было почти 75) заставляло уступать. Ему вписывали целые пассажи (например, против Бухарина), вычеркивая многое, что автору было дорого. Сегодня мы можем по-разному относиться к этому, даже упрекнуть его в подобной уступчивости, однако следует учитывать, что он не видел просвета в застойной атмосфере тех лет, а собственных лет ему оставалось все меньше в меньше...
Эту вторую книгу вес же выпустили в 1975 году, без фотографий и малым тиражом.
С третьей книгой дело обстояло еще хуже. Ко времени работы над ней А. И. Микоян уже не избирался членом ЦК КПСС (в котором состоял е 1999 года), не выдвигался в депутаты Верховного Совета СССР. Правда, иногда ему делались предложены развить в какой-нибудь статье или речи тему вот Ильича до Ильича...», и тогда, мол, 'все будет хорошо». По он категорически отвергал такого рода предложения вопреки настойчивым советам никогда не пел •аллилуйю» Л. И. Брежневу.
Третью книгу еще более жестко рецензировали и, соответственно требованиям, редактировали. Все это продолжалось долго, мучительно долго для автора, которому уже минуло 80 лет. А через два месяца мосле его смерти, в декабре 1978 года, меня вызвали в издательство в вернули последний вариант рукописи, сообщив, что книга исключена из плана. Честно говоря, я не был сильно огорчен, ибо, как и вторая книга, эта рукопись далеко не во всем отражала подлинные мыс ли в чувства автора.
Должен ответить, что А. И. Микоян, как правило, не писал свои воспоминания, а диктовал их. Значительная часть его диктовок, записанных лигою либо стенографисткой, не вошла в текст, поступивший в Госполитиздат, но сохранилась в моем архиве. Поэтому при работе над текстом книги, отрывки ив которой предлагаются читателю Огонька, я использую не только вариант, подготовленный для печати в годы, когда историю можно было освещать лишь в рамках, утвержденных * свыше*. Это было бы несправедливо по отношению к автору, ибо
A.           И. Микоян неоднократно возмущался произвольным обращением с тем текстом, который он считал допустимым для издания в тогдашних условиях (то есть текстом, где он сам себя ограничивал, высказывая мне в устной форме то, что хотел бы написать, но что невозможно, •пока М. А. Суслов вершит нашей идеологией*).
Литературное наследие А. И. Микояна не исчерпывается перечисленным. Ожидает издания книга очерков о Великой Отечественной войне. Сохранились отдельные дихтовки о послевоенном периоде, о зарубежных миссиях (например, в освобожденные районы Китая в начале 1949 года, в Польшу в Венгрию в 1956 году, в США в 1959 в 1969 годах, на Кубу — в 1960 и 1969 годах и др.). Над всем этим материалом еще предстоит большая работа.
Сейчас читателям 'Огонька» предлагается в сокращенном варианте материал А. И. Микояна, посвященный важному этану советской истории — XIII съезду Российской Коммунистической партии (большевиков) и сложному периоду сразу после него. Это был первый съезд партии после невосполнимой утраты — смерти
B.            И. Ленина.
Серго МИКОЯН, доктор исторических наук.