ПИСЬМО вождя

ПИСЬМО вождя

Мы хорошо понимали нашу большую ответственность за работу партийного съезда: ведь он впервые проходил без Ленина.
Если на предыдущем, XII партийном съезде, где Ленин отсутствовал из-за болезни, можно было руководствоваться хотя и за- ——I очно, но асе же его непосредственными указаниями, то теперь предстояло самим решать вопросы и пытаться делать это так, как если бы живой Ленин был с нами.
На Пленуме, состоявшемся 21 мая 1924 года, выступивший по поручению Политбюро Каменев сообщил, что три дня назад (18 мая) Н. К. Крупская, выполняя волю покойного Владимира Ильича, передала а ЦК его «Письмо к съезду», ставшее впоследствии известным под названием «Ленинское завещание».
С огромным волнением слушал ленинское письмо, проникнутое величайшей заботой о судьбах партии, о необходимости сохранения ее единства, одной из гарантий которого Ленин всегда считал сплоченность и единство ЦК как органа коллективного руководства партии. Тревога, которую переживал в свази со всем этим Ленин, передалась и нам, участникам Пленума. Озабоченный обстановкой, сложившейся в Центральном Комитете, Ленин характеризовал отдельных его членов, высказывал а связи с этим свои опасения и сомнения, давал политические советы, как сохранить устойчивость внутри ЦК, как уберечь его от возможного раскола.
Выражав, по существу, недоверие Троцкому в свази с характерным для него «небольшевизмом», увлечением административной стороной дела, Ленин а то же время предупреждал партию и о недостатках некоторых других руководящих деятелей партии (Зиновьева, Каменева, Бухарина, Пятакова), давая каждому из них объективные и удивительно точные характеристики.
Говоря о Сталине, Ленин подчеркивал, что, став Генеральным секретарем ЦК партии *, Сталин «сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я ие уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью». Поэтому Ленин предлагал «обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека, который во всех других отношениях отличается от тов. Сталина только одним перевесом, именно, более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т. д.».
Огласив это письмо, Каменев сообщил, что Политбюро, учитывая волю Владимира Ильиче, вносит предложение довести этот ленинский документ до сведения делегатов съезда. Однако Политбюро предложило зачитать и обсудить его не на пленарном заседании, а по делегациям. Эта «деталь» сама по себе уже имела значение. Каменев добавил при этом, что Политбюро рекомендует при обсуждении ленинского письма исходить из возможности оставить Сталина на посту Генерального секретаря, поскольку он признает недостатки в своем характере, отмеченные Лениным, и обещает сделать из этого необходимые выводы.
Думается, что такое предложение Политбюро отражало имевшиеся в нем противоречия, прежде всего опасения Зиновьева, Каменева, Бухарина, Рыкова и других относительно усиления роли Троцкого. Это предложение содержало и тенденцию к уходу от выполнения завещания Ленина.
Предложение Политбюро на Пленуме не обсуждалось, потому что другого мнения никто не высказал. Пленум принял предложение Политбюро о порядке ознакомления делегатов съезда с письмом Ленина и решил, что широкой публикации оно не подлежит, поскольку предназначено только для делегатов съезда.

’ Должность Генерального секретаря ЦК партии была учреждена после XI партийного съезда по решению Пленума ЦК от 3 апреля 1922 года. Тогда же на эту должность Пленум набрал Сталина. Надо сказать, что в те годы эта должность не имела еще того значения, которое приобрела в дальнейшем. Вообще Секретариат не играл особой роли, считаясь как бы исполнительным органом для текущей работы при Политбюро.