Рассказы о животных

БЛЭК

Произошло это во второй год войны. Жили мы тогда с ребятами, сыном Борисом и дочерью Леной, на Северном Кавказе.
Приблудился к нам великолепный пас. По типу и характерным чертам экстерьера это был пойнтер, но черного окраса без единой отметины. Пес был удивительно деликатный, послушный и ласковый. Видимо, жил у хороших людей, но во время эвакуации потерялся. К нам он быстро привязался, особенно к детям. После долгих споров дали ему кличку Блэк. На нее он стал быстро откликаться. Наверное, она была созвучна с его настоящей кличкой. Вскоре, неизвестно откуда, появилась у нас и кошка. Темно-дымчатая, с косо расположенными зелеными глазами, длинным гибким телом. Назвали ее Дымкой. Она была исполнена чувства собственного достоинства и требовала к себе уважительного отношения. С Блэком, после нескольких стычек, они нашли «общий язык» и жили довольно мирно. Любили вечером сидеть перед топящейся печкой, смотреть в открытую дверцу на догорающие дрова и о чем-то мечтать.
Время было трудное. Жили мы голодно, но всем, что было у нас, делились со зверьем. Однажды мне удалось обменять свое платье на порядочный кусок баранины. Затопила плиту, собралась стряпать. Мясо положила на табуретку и начала его разделывать. В ожидании сытного ужина здесь же крутились и ребята, и звери. Вдруг завыла сирена, послышался гул приближающихся самолетов. Сейчас будут бомбить! Забыв обо всем на свете, схватив маленькую Аленку на руки, мы с Борисом помчались в глубь сада, в бомбоубежище. И только сидя там, я вспомнила, что мясо осталось на табуретке, а рядом с ним кошка и собака. Мы мысленно простились с вкусным ужином.
После отбоя вернулись в комнату и остановились пораженные. С одной стороны табуретки, отвернувшись от нее, с очень недовольной мордой, подергивая от злости хвостом, сидела Дымка. С другой стороны — Блэк, настороженный, пристально следящий за вероломной кошкой. На полу, под его мордой, была лужица слюны, капавшей у него изо рта. Мясо было не тронуто.

БЕЛКИН ГРИБ

Лесную дорогу присыпал неглубокий снежок, и по ней легко идти без лыж. Сколько раз здесь хожено и перехожено, но всегда все смотрится по-новому.
На дороге и в обступившем ее лесу множество разных следов. Замысловатые узоры мышиных строчек кое-где затоптаны лисьими следами, и там, где их особенно много, видны раскопы в снегу. Здесь рыжая закусывала мышками. Еще издали замечаю на дороге взрытый снег. Он прикрывал замерзшую в колее лужицу, и пробегавший лось поскользнулся на льду. А вот от дерева к дереву четко отпечатались беличьи следы. Надеясь увидеть красивого зверька, долго всматриваюсь в кроны сосен, но его там уже нет...
Вспоминается последняя встреча с белкой. Лето тогда уже кончалось и на прощанье одаривало любителей «тихой охоты» первосортными грибами. Слегка задумавшись, шел я той же дорогой. Вдруг справа от меня послышался шорох. Я оглянулся и увидел белку, быстро поднимавшуюся по стволу березы. Забравшись на самую вершину, она начала цокать и нервно подергивать хвостом, давая понять, что мое присутствие здесь совершенно нежелательно.
— Успокойся! Сейчас уйду,— сказал я белке и в самом деле собрался уходить, но она в это время сделала резкое движение передними лапками, и вниз полетел какой-то темный комочек. Я поднял его. Это был кусочек шляпки подосиновика со следами беличьих зубов. Видно, что гриб был сравнительно крупным, и я стал искать его на земле. Нашел только пенек от гриба и удивился: не могла же белка за один раз съесть большой подосиновик!
А разгадка, оказывается, находилась совсем рядом. В полутора метрах от земли на стволе этой же березы был сломан сухой сучок, и на него аккуратно насажена шляпка подосиновика. Стала понятна причина белкиного раздражения. Скоро зима, надо спешить запасать корм, а тут ходят всякие... Я не стал больше мешать зверьку делать свое дело и удалился.
С тех пор я здесь не бывал, и теперь, естественно, появилось желание узнать, что же стало с грибом, повешенным белкой на просушку. Вот и эта береза. Подхожу ближе. Гриб не тронут. Но как он не похож на прежнего крепыша! Сморщился, потемнел, но пахнет все еще вкусно. Беличьих следов около березы не видно. Может быть, забыла она про свои запасы, или время еще не пришло— пока хватает ароматных сосновых семечек. Однако зима еще вся впереди, а сосновыми семенами и дятлы любят лакомиться. Даже сейчас слышно, как один из них стучит в своей кузнице.
А вот уж когда сосновых шишек станет совсем мало или захочется белке внести разнообразие в свой рацион, тогда и могут пригодиться ей сушеные грибы.
Н. ЯКОВЛЕВ

ПРИТЧИ о животных

ОБМЕН МНЕНИЯМИ
—           У Барсука, помощника Медведя, спросили:
—           Как в нашем лесу налажен обмен мнениями?
—           Очень просто,— ответил Барсук,— входят звери в берлогу Топтыгина со своим мнением, а выходят из берлоги с мнением Медведя.
СОЛОВЬИНОЕ УЧЕНИЕ
К старому Соловью, отцу семейства известных певцов, прилетели соседние Птахи.
—           Скажи, о знатнейший из знатнейших, как ты сумел воспитать таких выдающихся певцов? — спросила Птаха... И тут же принялась на асе лады жаловаться на свою несчастную судьбу, корить своих непутевых наследников:
—           Ох, как только мы не стараемся! От темна до темна, а то и всю ночь напролет учим детушек петь. Просим и заставляем, ругаем и наказываем! А толку все негу и нету. Никак, бедные, не научатся петь красиво да складно, как поют в твоем благородном семействе, о прославленный Соловушка!
—           А сами вы поете? — спросил Соловей.
—           Когда нам петь? — ответили Птахи.— Мы денно и нощно детишек учим, о них, о сердечных, заботимся. Ради них и сюда прилетели, чтоб знать про твое Соловьиное учение-воспитание. Давненько сами не поем, все некогда и некогда.
—           А я, грешный, люблю красиво петь,— признался Соловей.— Люблю и стараюсь! Вот и все мое учение-воспитание.
И Соловей залился такой чудесной песней, что его сыновья и дочери не утерпели — запели так же красиво, как он.
П. ДУДОЧКИН