БАЙКАЛЬСКОМУ ЗАПОВЕДНИКУ - ДЕСЯТЬ ЛЕТ

А. ВОРОБЬЕВ.
директор Байкальского заповедника

В последнее время освоение природных ресурсов Восточной Сибири приобретает все больший размах. Вместе с тем партия и правительство придают огромное значение не только их всестороннему вовлечению в хозяйственный оборот, но и всемерной охране. За последние 10 лет в лесной зоне Восточной Сибири появились и функционируют новые природные заповедники: Байкальский, Саяно-Шушенский и Сохондинский, роль которых как эталонных участков природных комплексов на фоне интенсивного освоения природных ресурсов сразу же стала очевидной.
26 сентября 1979 г. исполнилось 10 лет со времени организации на юго-восточном побережье озера Байкал в Бурятской АССР Байкальского государственного заповедника. Основная его задача — сохранение и комплексное, стационарное изучение участка естественной природы Южного Прибайкалья. Заповедник расположен а центральной части горной системы Хамар-Дабан на площади 166 тыс. га. Его территория включает в себя основные природные комплексы, характерные для гор Юга Сибири, а также уникальные ландшафты южного борта Байкальской котловины. Особенности рельефа хребта, мягкий климат и большое количество осадков на его северном склоне, а также сухой, резко
континентальный климат южного склона способствовали образованию самых различных растительных и животных сообществ. Большая северная часть заповедника занята кедрами, кедровопихтовыми и пихтовыми лесами, в южной части преобладают участки сосновой и лиственничной тайги. На заповедной территории никогда не производились рубки, благодаря чему здесь можно наблюдать результаты естественных сукцессиоиных процессов.
Подводя итоги десятилетней деятельности заповедника, можно сказать, что его территория достаточно изучена, ведутся фенологические наблюдения, заканчиваются составление геоботанической карты центральной части заповедника, инвентаризация флоры высших растений, определен видовой состав млекопитающих и птиц, исследуется экология основных промысловых видов животных. Сотрудники заповедника опубликовали 36 научных работ. Выявлено большое разнообразие видового состава растительности, наличие реликтовых форм третичного периода (тополь душистый, анемона байкальская, вальштения тройчатая и др.), эндемиков (мятлик иркутский, шибатерантис сибирский, саерция байкальская, нордосмия скальная и др.), а также редких растений и животных (рапонтикум сафлоровидный, надбородник безлистный, скопа), занесенных в Красную книгу СССР. Все это, вместе взятое, еще раз подтверждает правильность решения вопроса о заповедании центральной части Хамар-Дабана, как наиболее полно отражающей природные особенности Южного Прибайкалья.
Несмотря на определенные успехи в научно-исследовательской деятельности заповедника, некоторые вопросы все еще остаются нерешенными. До настоящего времени не исследована фауна многочисленных водоемов заповедника, нет данных по видовому составу, размещению и фенологии низших растений, почти нет сведений о почвах заповедника, очень слабо изучена фауна насекомых. Все эти вопросы требуют безотлагательного решения, но не могут быть выполнены силами научного отдела заповедника из-за отсутствия специалистов соответствующего профиля. Научно- исследовательской работой в заповеднике занимаются шесть научных сотрудников: два тернолога, орнитолог, ботаник-фенолог, геоботаник и лесовод.
Мы считаем, что для комплексного изучения и полного сбора материалов необходимо иметь в штате как минимум еще четырех сотрудников: ботаника по низшим растениям, энтомолога, почвоведа и гидробиолога. Это обусловливается еще и тем, что заповедник расположен в  зоне действия двух крупных предприятий целлюлозно-бумажной промышленности: Байкальского ЦБК и Селенгинского ЦКК, оказывающих значительное влияние на окружающую среду. Необходимы регистрация и последующий анализ изменений низших растений, насекомых и обитателей водоемов, наиболее чутко реагирующих на всякие перемены окружающей среды.
Создание заповедника с постоянно охраняемой территорией позволило резко снизить количество пожаров в лесах. За 10 лет заповедному фонду не нанесено от пожаров никакого ущерба, тогда как гари прошлых, дозаповедных, лет встречаются повсеместно.
Благодаря строгому заповедному режиму сохранена уникальная популяция северного оленя, состоящая из 150 животных. Эти звери, по нашим наблюдениям, на прилегающих территориях уже не встречаются. С момента существования заповедника численность соболя возросла в 1,5 раза, глухаря и изюбра — в 2 раза. Кроме того, в результате миграций все увеличивающегося числа животных за пределы заповедника происходит обогащение ими окружающих заповедник территорий. Например, добыча соболя на примыкающем к заповеднику участке Кабанского коопэверопромхоэа увеличилась на 80%, на других же участках 1того хозяйства наблюдается тенденция к снижению заготовок.
Положительное влияние, вызванное заповеданном этих земель, могло бы быть более аффективным, если бы во время организации заповедника не была допущена ошибка в определении его границ. Дело в том, что западная, восточная и южная границы были установлены по рекам, тогда как соображения экологического порядка требуют установления их по водоразделам. Об этом писал в 1973 г. О. К. Гусев («Охота и охотничье хозяйство» № 5). С оформлением в 1977 г. двухкилометровой охранной зоны вдоль всего периметра заповедника положение по западной и восточной границам несколько улучшилось. Но на южной, где особенно остро чувствуется искусственность разделения экологической системы бассейна реки Темник, вопрос остается нерешенным. Так, например, копытные в период глубоких снегов на Хамар-Дабане вынуждены переходить на малоснежные зимние пастбища, расположенные по северному склону Малого Хамар-Дабана, где их по лицензиям госпромхоза с большим успехом отстреливают. Таким образом, заповеданный природно-территориальный комплекс Южного Прибайкалья может быть полным и соответствовать своему назначению при условии отнесения южной границы заповедника на 15— 20 км к югу.
Большая работа проведена заповедником по устройству территории: построены и поддерживаются 22 переправы через речки общей протяженностью 650 м, 1550 км патрульных троп, 54 избушки-зимовья. Причем все эти и большинство других видов работ по устройству территории не были учтены в рекомендациях лесоустройства, а осуществлялись по инициативе самого заповедника.
Так, для проведения позднеосенних и ранневесенних учетов животных по
следам потребовалась прокладка постоянных учетных маршрутов, оборудованных через каждые 4—6 часов перехода избушками-зимовьями, а для обеспечения надежной охраны территории по границам заповедника были проложены тропы, оборудованные переправами, местами для курения, аншлагами, построены избушки.
В 1980 г. запланировано проведение лесоустроительных работ. В связи с этим следует отметить, что существующие правила, нормативы и сама методика, применяемые подразделениями объединения «Леспроект при устройстве предприятий лесного хозяйства, совершенно неприемлемы при устройстве заповедных территорий. Они не дают рекомендаций по ведению научно- исследовательской работы в заповеднике, а следовательно, не могут, хотя бы приблизительно, определить трудовые затраты на проведение этих работ в лесу, объем материально-технического обеспечения и лабораторного оборудования. Даже рекомендации по охране заповедной территории, являющиеся идеальными на предприятиях лесного хозяйства, для заповедника оказались малопригодными. Дело в том, что задачи лесной охраны заповедника значительно шире, чем в лесном хозяйстве. Охрана заповедника должна быть организована таким образом, чтобы исключить появление постороннего человека на заповедной территории, а в случае его проникновения обеспечить максимальную, если не стопроцентную вероятность встречи с ним лесников.
Очевидно, в условиях заповедника нет смысла проводить лесоустроительные работы через каждые 10 лет, как это принято в лесхозах, где большинство участков леса за указанный период претерпевает значительные, зачастую многократные изменения в результате
хозяйственной деятельности человека, тем более что это мероприятие очень дорого стоит. Периодичность устроительных работ а заповеднике вполне можно увеличить до 20—30 лет с непременным улучшением их качества. Проведение устроительных работ в заповеднике должно, очевидно, осуществляться специализированными экспедициями по особой методике, имеющими а своем составе не только лесоводов, но экологов, охотоведов, геоботаников, почвоведов, геологов, в отдельных случаях — гидробиологов и других специалистов.
Особенно важно проведение этих работ во вновь организованных заповедниках. Их окончательным итогом должен быть проект организации заповедника, предусматривающий наряду с высокоэффективной охраной территории ее комплексное изучение, оптимальную численность и оснащенность лесного, научного и хозяйственного отделов заповедника.
Несмотря на то, что в период организации заповедника Главохота РСФСР выделила средства на строительство необходимых помещений, эти деньги из-за отсутствия подрядной строительной организации не были использованы. Временно под производственно-лабораторное помещение было арендовано старое малопригодное здание бывшего интерната, а жилье закуплено в основном у частных владельцев и состоит из старых домов, подлежащих в большинстве случаев списанию.
В настоящее время институтом «Бурят-гражданпроект» разработан проект застройки, заключен договор с подрядной организацией на строительство производственно-жилого комплекса заповедника. В 1979 г. начато строительство. Надеемся, что завершить его в срок нам помогут партийные и советские органы Бурятской АССР и Главохота РСФСР.