Что такое «оружие самозащиты»?


Что такое «оружие самозащиты»?

Чтобы не вводить читателей в заблуждение, скажем сразу — такого понятия в нашем российском праве пока не существует. И хотя в литературе и бытовом языке словосочетание «оружие самозащиты» уже достаточно прочно утвердилось, юридического смысла оно не содержит. Дойди до суда дело о самозащите с оружием в руках, следствие и суд будут рассматривать оружие как оружие без всякого эпитета «самозащита». А понятие оружие, как его ни трактуй, будет определяться как средство, служащее для нападения и предназначенное для поражения целей, выступающих в роли противника, реального или условного. Даже деление оружия на боевое (военное), полицейское, охотничье, спортивное и учебное нисколько не гуманизируют истинного назначения — наносить поражение.

Конечно, с появлением первых же образцов оружия появились и средства защиты — щиты, кольчуги, шлемы, боевые перчатки. Сейчас сконструированы надежные бронежилеты, каски, но все это средства пассивные, позволяющие противостоять поражающей силе оружия, уменьшать силу его воздействия на человека. А вот оружия, которое могло бы служить только целям самозащиты в природе нет.

Поэтому право граждан на самооборону, как и само определение понятия «оружие самозащиты», требуют юридической дифениции и закрепления в законодательных актах.

Думается, к оружию самозащиты правомерно отнести в первую очередь те виды полицейского вооружения, которые сконструированы и действуют с минимальным риском для тех, в кого они направлены. Оружие самозащиты должно эффективно отражать неспровоцированные акты агрессии, лишать нападающего маневренности, парализовать его волю, срывать преступные планы, в то же время не нанося ему травм, увечий, не вызывая летального исхода. Пользующийся таким оружием обязан иметь соответствующим образом оформленное разрешение. Само разрешение следует выдавать гражданам только под твердые гарантии, что они не собираются и не будут использовать приобретенное оружие по иному назначению, кроме самозащиты. Типы оружия, разрешаемого для приобретения, также должны утверждаться законодательными актами.

Сегодня выбор оружия, разрешенного для владения гражданами, крайне невелик. Но и этот набор, оказавшись в руках людей, за долгие годы отученных от обращения с оружием, может пойти не на пользу обществу. Гражданские свободы — явление опьяняющее и без достаточной культуры населения могут вести к быстрому росту злоупотреблений силой. Поэтому разрешение иметь оружие должно найти дальнейшее закрепление ответственности его владельцев за неправомерное использование и применение. Кто-то должен взять на себя обязанность восполнять пробелы в культуре владения оружием, помогать осознать ответственность, которую каждый, кто решился нажать на курок или кнопку газового баллончика, взваливает на свои плечи, если это сделано неправомерно и обстоятельствами не вызывалось.

По замыслу издателя эта книга не столько призыв к массовому вооружению, сколько совет к благоразумию, выдержке, напоминание о необходимости постоянно помнить, что небрежное обращение с оружием, сколь бы то ни было «безопасным», сопряжено с немалой ответственностью.

Оружие самозащиты и общество

Разговоры о возможности получить раврешение на владение оружием гражданами России вызвали в об

ществе неоднозначную реакцию. Появились многие «за» и «против». И такое вполне объяснимо.

Вот небольшая выдержка из статьи в еженедельной газете:

«Такое изобилие оружия и военно-охотничьего снаряжения, как в швейцарских лавках, редко где еще встретишь и Европе.

Ружье, пистолет, револьвер есть практически в каждом швейцарском доме. Все мужчины периодически призываются на 4—6-недельные сборы — им доверяется хранение оружия с рекрутских лет до списания в запас, а это промежуток в пределах 30 лет. Швейцария, думаю, чемпион мира по числу клубов охотников и стрелков — их в стране в три раза больше, чем футбольных. Самый крупный ежегодный молодежный праздник — юношеские стрельбы в Цюрихе. В прошлом году в нем впервые разрешили участвовать девушкам.

В эти дни ассортимент оружейных коробейников пополнился экзотической новинкой — автоматом Калашникова...

По данным швейцарского правительства, в стране сейчас «гуляют» тысячи «Калашниковых». Стоят они относительно недорого — около полутора тысяч франков. Купить автомат может любой житель страны. Если, скажем, для приобретения другого огнестрельного оружия необходимо формальное разрешение полиции, то «Калашников» оказался вне этих правил. Его отнесли к группе так называемого «длинного оружия». Составители этих давних инструкций исходили в свое время из того, что объемные виды оружия невозможно спрятать в одежде. А значит, «они не нуждаются в государственном контроле».

Впрочем, есть страны, где не в каждом доме найдешь хлеб и сыр, но и там население имеет вольный доступ к оружию.

Что же пугает нас, граждан страны, долгое время имевшей самую вооруженную армию в мире и занимавшей высшую ступеньку в мировом производстве пулеметов, автоматов, пистолетов?

Ответ достаточно прост. Жесткая командная система приучила нас во всем — большом и малом — руководствоваться не сознанием, а страхом. «Дисциплина, болваны, необходима, — рассуждал бравый солдат Швейк, долгое время маршировавший под знаменами Австро-Венгерской империи и потому досконально знавший психологию самовластья. — Не будь дисциплины, вы бы, как обезьяны по деревьям лазили... Вообразите себе сквер, скажем, на Карловой площади, и на каждом дереве сидит по одному солдату без всякой дисциплины. Это меня ужасно пугает».

Нас тоже. А может пугаться нет причин? Увы, они все же есть. Это только вблизи от милиционера мы тихие и законопослушные. Стоит на перекрестке работник ГАИ — машины едут с установленной для города скоростью. Нет милиционера — несутся сломя голову. В результате такой гонки в стране ежегодно гибнет людей — молодых и пожилых — в два, в три, в четыре раза больше, нежели погибло за десять лет войны в Афганистане. А мы тем не менее спокойно взираем на кровь, текущую по дорогам.

Вот почему, умудренные глубоким знанием особенностей своего характера, мы с ужасом представляем, что может случиться в стране, где даже малая толика оружия, вырвавшегося на свободу, стреляет не уставая, если всем желающим дать право помимо автомобиля заиметь пистолет. И общественность заранее дрожит перед возможной перспективой. Фельетонист «Известий», предугадывая возможность принятия закона о праве граждан на приобретение, хранение и ношения оружия, трубил тревогу:

«Так уж получилось, что я никогда не вносил дополнения к законам. Но в данном случае позволю себе изменить этой своей привычке.

Я прошу внести в проект закона о свободной продаже оружия очень полезный анекдот:

Весьма смирный человек, чтобы его по вечерам на улице не грабили, купил пистолет. И задумался: «Хорошо, пистолет у меня теперь есть. Но кто из него будет стрелять?»

Дальше, пугая нас возможными последствиями, фельетонист приводит факты сегодняшнею дня:

«В Актюбинске в дымину пьяный пассажир, угрожая оружием, требовал у водителя троллейбуса доставить его в Стамбул. Благо рядом оказалась милиция, которая объяснила, что троллейбусную линию в Стамбул пока не провели. Обошлось без выстрелов.

В Минске на станции метро «Октябрьская» группа пьяных парней почему-то решила пройти бесплатно. Их, естественно, не стали пропускать. Раздались выстрелы. Правда, в воздух».

Внимательный читатель, безусловно, уже заметил передержки, которые допускает московский фельетонист. Прежде всего, приведенные факты взяты из криминальной хроники сопредельных суверенных государств — Казахстана и Белоруссии. Далее, зададим такой вопрос: по законному ли разрешению оказалось оружие у правонарушителей? Где приобрели злоумышленники свои стволы? В магазине? С получением прав на ношение в милиции? Как бы не так!

Преступный мир сегодня вооружен и очень опасен вопреки закону и правопорядку. Завтра он будет вооружен еще более сильно, можете в это поверить. А вот добропорядочный гражданин, привыкший к законопослушанию, останется по-прежнему безоружным, и никакая милиция его не защитит.

В наших городах стало обычным врываться в квартиры обывателей и, приставив нож к горлу хозяина, вычищать его имущество — богатое или небогатое — тут уж как ворам повезет. Рискнул бы такое сделать наш недоносок бомж в Швейцарии, где дом каждого гражданина — его крепость? Где каждый собственник может выстрелить для самообороны семьи, квартиры, усадьбы и оказаться правым в суде?

В прессе сообщалось, как один из наших горожан, несколько раз ставший жертвой разбойных покушений, повесил на двери квартиры объявление: «В незнакомых здесь стреляют без предупреждения». И что же? Вздохнул не только владелец квартиры, но и его соседи. Жулье разного рода перестало заходить даже в подъезд. Решительность мужика в районе хорошо известна.

Поэтому не о запретах на оружие самозащиты нам сегодня стоило бы думать. Пусть лучше общественность беспокоится о том, как воспитать в обществе подлинную культуру владения оружием. Чтобы не получалось как на автомобильных дорогах, когда за руль садятся люди, не воспитавшие в себе личной ответственности, не понимающие, что любые правила составляются и пишутся для того, чтобы оградить интересы всех участников дорожного движения.

Сейчас обществу нужно как можно больше литературы и памяток, которые бы ориентировали население в мире оружия — пистолетов и автоматов, учили правилам безопасного обращения с ними, звали в стрелковые клубы. Нужны тиры в городах и селах. Нужно воспитание высокой культуры владения оружием с детства. Только понимание грозной силы и социальной опасности стреляющих устройств может породить в людях спокойное отношение к ним, лишенное всякого ажиотажа и страха. А все разговоры о том, что в мире лучше жить без войн и оружия — это пока проявления лицемерия и демагогии.

Да, в мире без войн и оружия жить лучше. Но человечество в ближайшем обозримом будущем не откажется от насилия, от оружия и войн.

Да, разоружение — это хорошо. Но именно лауреат премии мира, лучший немец Горбачев неумелым разоружением вызвал на нашей земле не меньше кровопролитий, нежели его предшественники вызвали участием в афганской войне.

Убогий провинциальный политик Горбачев оказался не в состоянии понять, что подставлять правую щеку, когда тебя ударили по левой — не лучший метод укрепления государственности. Насильники и агрессоры в своих планах учитывают только одно — возможность серьезного вооруженного отпора. Дать населению право самому решать — иметь оружие самозащиты или не иметь его — значит, сделать еще один шаг от диктатуры к власти сознания гражданской ответственности каждого перед собой и обществом.

У оружия две ипостаси — агрессивная и сдерживающая. Дозировать их влияние на жизнь общества можно только воспитанием, привитием людям высоких социальных качеств.

Вот почему эта книга в основном обращена к тем, кто изберет право на законное владение оружием, обретет с ним внутреннее спокойствие и, как это ни парадоксально, научится жить, никому не угрожая.

ПОЛИЦЕЙСКОЕ ОРУЖИЕ — ЗЛО ВО БЛАГО?

Химия вместо пуль

Появлением специальных «полицейских» видов оружия человечество обязано западным «демократиям».

С ростом общественных движений в мире капитала, с повышением организованности тех, кто боролся за гражданские, национальные и политические права, полиции все труднее становилось прибегать к использованию огнестрельного оружия. Полицейская стрельба с неизбежными жертвами вызывала протесты во всем мире, подрывала авторитет буржуазных правительств и вела к их падению. Все

это и породило идею создать «гуманные» виды оружия для борьбы со своими собственными народами. Потребовалось по новому сформулировать технические задания перед промышленностью, создающей вооружения. Если технические условия требуют от производителей боевого оружия обеспечить любому образцу максимальную поражающую мощь, то конструкторы полицейского оружия создают средства, которые лишь на время выводят человека из строя и позволяют его арестовать без особого сопротивления. Благо такое оружие приходится направлять не против заведомых преступников, готовых оказать вооруженное противодействие.

В результате апробирования различных поражающих средств, создатели полицейского оружия остановили выбор на химических отравляющих веществах раздражающего и нервно-паралитического действия. В результате на вооружении полиций Запада появились газовые гранаты, предназначенные для разгона демонстраций и усмирения бушующих болельщиков на стадионах, пистолеты с патронами, несущими химические заряды; аэрозольные баллончики, снаряженные слезоточивыми и парализующими смесями, и, наконец, полицейские дубинки, одинаково пригодные для нанесения ударов и поражения газовой струей.

Добиваясь гарантированной эффективности действия химических компонентов и снижения времени, требующегося на активное поражение человека, фирмы-производители увеличивали концентрацию токсических веществ в аэрозольных баллончиках и газовых боеприпасах. Одновременно шло изыскание возможностей усиления поражающих факторов за счет создания смесей токсинов, обладающих высокой активностью.



Оружие самозащиты, Щелоков А., 1993



Блондинка за углом смотреть фильм
Маленькая Вера смотреть фильм
Любовь и голуби смотреть фильм