Объекты и методы исследования
Патохимия шизофрении - Морковкин В.М. - Патогенетические, диагностические и прогностические аспекты, 1988

исходной величине, что необходимо для расчета соот-

После завершения всех запланированных исследований полученные величины биохимических параметров (у каждого больного изучали примерно 100 показателей) были подвергнуты статистически-математической обработке на ЭВЦМ по категориям Стьюдента. Затем по специальной программе [Киликовский В. В., Котова И. Н., 1979] проведено выявление биохимических признаков, наиболее тесно связанных с изучаемой патологией и достоверно отличающих ее от нормы [Олимпиева С.. П., Бабаскин П. М.,

1979]. В данной программе отобранный ряд показателей послужил основанием для построения линейной дискриминантной функции (ЛДФ), которая дает простое решающее правило для дифференциальной диагностики нормы и патологии. При выборе коэффициентов в линейной комбинации величин, необходимых для построения ЛДФ, применен алгоритм, реализованный на языке «ФОРТРАН-4», отлаженном на ЭВМ-4030 [Урбах В. Ю., 1975; Киликовский В. В., 1979].

Данные (норма), полученные при исследовании 30 психически здоровых доноров, представлены в табл. 1.

Предварительную обработку и анализ результатов биохимических исследований, оценку достоверности разницы между сравниваемыми группами проводили с использованием этих нормальных показателей и общепринятых статистических вычислений и критериев.

При анализе отдельных параметров наряду с общепринятыми вычислениями применяли расчет коэффициентов (индексов). Некоторые из них, как показали результаты, могут иметь самостоятельное значение (например, гипер-гликемический коэффициент, по П. М. Бабаскину). Другие помогают глубже разобраться в происхождении и механизмах выявленных патохимических сдвигов и необходимы при обсуждении полученных данных.

Кроме того, у ряда больных шизофренией и маниакально-депрессивным психозом проанализированы некоторые показатели гормонального статуса по данным содержания в крови КА (А, НА) и инсулина (ПРИ). Определение уровня КА в крови проводили по флюорометрическому методу Э. Ш. Матлиной и соавт. (1974) с количественным определением фракций на аппарате «MPF—4А». Содержание инсулина определяли радиоиммунологическим методом. Исследования были выполнены в лаборатории гормонально-обменной диагностики ЦНИЛа II МОЛГМИ им. Н. И. Пирогова. Нормальные значения этих показателей совпадают с данными литературы    (А — 31,8±

±6,8 нмоль/л,    НА — 31 ±4,6 нмоль/л, ИРИ — 0,3±

±0,06 нг/мл).

Определение особенностей липопротеидного спектра в крови осуществляли, согласно методу Е. Я. Маграчевой (1973), с помощью высоковольтного диск-электрофореза фракций липопротеидов в полиакриламидном геле. Анализы производили с использованием стандартного аппарата и прилагаемых к нему реактивов («Реанал», ВНР, модель «69», «71» или «73») (Н. С. Вернекина).

Результаты оценивали денситографически. При этом проводили количественную регистрацию показателей и качественный анализ структурных характеристик «хода» записываемой кривой и отклонений пиков соответствующих фракций от нормы (увеличение, уменьшение, уплощение, появление дополнительных фрагментов).

При выборе специального метода исследования электролитного обмена учитывалось то, что острые психотические состояния, в особенности экзогенно-органической природы, почти всегда сопровождаются дефицитом жидкости и потерей натрия в той или иной степени [Банщиков В.М., Короленко Ц. П., 1968; Гуревич Л. Г., 1974; Чулков Н. 3., 1976; Битенский В. С., 1979; Laborit М., 1974], которые часто связывают с обильным потением. Следствием обычно является олигоурия, в основе которой лежит сохранение объема и осмотической концентрации внеклеточной жидкости. Как известно, в почках резорбция воды регули-лируется осмотической концентрацией, а резорбция натрия — объемом. Этот механизм для циркулирующей крови значительно более жесткий, нежели для внеклеточной жидкости, причем имеется тесная обратная зависимость между объемом циркулирующей крови и активностью на-трийзадерживающего гормона — альдостерона [Kerpel-Fro-nius Е., 1977]. Учитывали и то, что определение полного объема выделенной суточной мочи у больных с острыми психотическими состояниями по понятным причинам не всегда представляется возможным.

Изложенное объясняет выбор метода исследования показателей электролитного обмена, базу которого составило изучение концентраций ионов калия и натрия в плазме крови и в эритроцитах. Данные исследований электролитного состава крови (в плазме и эритроцитах) использовали как адекватную модель показателей электролитного состава вне- и внутриклеточной жидкости всего организма [Картелишев А. В., 1974, 1978; Карпель-Фрониус Э., 1977]. Ряд авторов [Семенович А. А., 1974; Benzon V. et al., 1970;

Sen A. et al., 1980] указывают на качественную аналогичность характеристики ионного транспорта К+ и Na+ в эритроцитах и нервных клетках и сочетанные изменения в нейронах центральной нервной системы и эритроцитах во время болезни.

Показатели изучаемых электролитов (К+ и Na+) в плазме крови и эритроцитах определяли методом пламенной фотометрии на аппарате «ФПл-1». Преимуществом использованного метода являются быстрота и точность (ошибка метода не превышает 2—4%).

Забор крови для анализов у всех больных производили в одинаковых условиях — утром натощак до начала лечения, на фоне единого для всех пищевого рациона, хотя и имеются сведения о постоянстве содержания ионов К+ и Na+ в плазме крови и эритроцитах вне зависимости от темпа поступления электролитов с пищей [Frazer A. et al., 1972] и от времени суток [Бриккер В. Н., 1965].

Для предотвращения свертывания крови в сухую и чистую пробирку предварительно добавляли гепарин — 0,02 мл. Кровь (3—5 мл) немедленно центрифугировали на аппарате ЦКЛ-1 в течение 30 мин при 3000 об/мин с целью сепарации плазмы от эритроцитов. При этом максимальная удельная масса межэритроцитарной плазмы, не нуждающаяся в поправке, составляла 4—5%. Кровь с наличием признаков гемолиза в работе не использовали. Сразу же после центрифугирования верхний слой плазмы отделяли в другую пробирку. Отсепарирован-ную плазму в количестве 1 мл отбирали в две сухие чистые пробирки, в которых и разводили дистиллированной водой — в 20 раз для определения К+ и в 400 раз — для Na+. Эритроцитарную массу в количестве 1,0 помещали в одну сухую чистую пробирку и разводили в 200 раз для определения содержания К+ и Na+. Концентрацию К+ и Na+ в эритроцитах определяли после их полного гемолиза под влиянием дистиллированной воды Количественный расчет результатов исследования проводили по формуле калибровочного графика; получаемые величины маркировали согласно международной системы единиц (СИ).

Для того чтобы получить наиболее достоверную информацию о состоянии электролитного равновесия между клетками и внеклеточным пространством, были вычислены показатели взаимоотношений между величинами концентраций К+ и Na+ в плазме крови и эритроцитах. В настоящее время доказано, что отношения концентрации калия в эритроцитах (интрацеллюлярного) и в плазме (экстрацел-люлярного) — Кэ/Кп, как и отношения концентрации натрия в плазме (экстрацеллюлярного) и в эритроцитах (интрацеллюлярного)—Nan/Na3, позволяют косвенно, но достаточно точно судить об интенсивности трансмембранного переноса данных ионов, о функциональном состоянии К+, Na+-noMnbi, а также о состоянии электролитного обмена в целом. Отношение концентраций К+ и Na+ в эритроцитах (индекс Ks/Nas) является, с одной стороны, надежным критерием активности К+, Ыа+-АТФазы [Skou J., 1965; Hokin-Neaverson M. et al., 1974; Sen A. et al., 1980], с другой — интенсивности трансмембранного переноса обоих ионов, а отношение концентраций Na+ и К+ в плазме крови (индекс Nan/Kn) косвенно отражает как интенсивность трансмембранного переноса обоих ионов, так и выраженность в организме натрийзадерживающего эффекта.

Таким образом, проведенные расчеты позволили осуществить дублированный контроль одновременно состава изученных ионов во вне- и внутриклеточном пространствах, характера их мембранного транспорта и качественной величины мембранного потенциала (покоя и действия). Все эти показатели косвенные, но получаемая с их помощью информация вполне надежно освещает анализируемые стороны электролитного обмена.

Показатели концентраций К+ и Na+ в плазме крови и эритроцитах у обследованных нами здоровых лиц практически не отличаются от приведенных в литературе [Тальвик Р. М., 1966; Сатпаева X. К., 1971; Семенов Н. В., 1971; Наточин Ю. В., Чапек К., 1976].

Выше отмечалось, что для оценки состояния электролитного обмена необходимо определение ионных взаимоотношений между клетками и внеклеточным пространством. Вычисленные нами показатели ионного равновесия в контрольной группе также существенно не отличались от данных других авторов [Абакумов Г. Г.,, 1967; Берлина С. Е., 1970; Корнева М. С., 1970; Картелишев А. В.,

1978].. Они приведены далее.

Основную группу наблюдения составили больные шизофренией, группу сравнения — больные маниакально-депрессивным психозом, острыми алкогольными психозами, контрольную группу — психически здоровые лица.

Приступая к обследованию изучаемых групп больных, мы учитывали, что однократный анализ показателей электролитного состава крови не может дать необходимую информацию для достижения поставленной цели и решения конкретных задач. Исходя из этого параметры обмена К+ и Na+ определяли в динамике с условным выделением трех периодов исследования: 1) острый (кульминация психотических расстройств) — непосредственно при поступлении больного в стационар и во всех этих случаях до начала лечения; 2) редукции основной позитивной психопатологической симптоматики; 3) восстановления критики, т. е. по достижении клинической ремиссии (шизофрения) или выздоровления (острые алкогольные психозы).

Этот новый методический подход позволял с наибольшей полнотой проанализировать особенности клинического течения изучаемых заболеваний и динамики электролитных показателей (А. А. Голубицкий).

Для направленной оценки тяжести заболеваний наблюдаемые группы больных впервые при подобных исследованиях были подразделены в отдельные подгруппы с учетом выраженности психомоторных нарушений (возбуждение или заторможенность) у больных шизофренией и острыми алкогольными психозами, продолжительности психотического приступа у больных шизофренией и*острым алкогольным психозом у больных хроническим алкоголизмом, наличия разной степени выраженности психоорганических изменений личности у больных хроническим алкоголизмом. Учитывая, что продолжительность психотического приступа у больных шизофренией варьировала от 35 до ПО дней, изучались 2 подгруппы с продолжительностью психомоторных нарушений до 60 и более 60 дней; у больных острыми алкогольными психозами от 4 до 15 дней рассматривались 3 подгруппы психозов: продолжительность до 7 дней, от 7 до 10 дней и свыше 10 дней.

Следует подчеркнуть, что научной базой приведенных способов исследования в первую очередь явились результаты многолетнего анализа клинико-биохимических параллелей, осуществляемого особенно интенсивно в ВНИИ общей и судебной психиатрии им. В. П. Сербского М3 СССР и в Клинической психиатрической больнице № 1 ГУЗ Мос-горисполкома на протяжении последнего десятилетия под общим руководством акад. АМН СССР, проф. Г. В. Морозова.

При характеристике патохимических особенностей обменно-гормональных параметров изложение материала в последующих главах приведено с учетом описания вначале тех показателей, которые были использованы при построении ЛДФ, а затем при разработке других диагностических (липопротеиды, гормоны) и прогностических (электролиты) тестов.