Изменения показателей липидного обмена, индуцированные нагрузками 2
Патохимия шизофрении - Морковкин В.М. - Патогенетические, диагностические и прогностические аспекты, 1988

Анализ этой фракции липидного спектра крови показал, что у больных шизофренией в сравнении с контролем содержание ТГ натощак лишь несколько меньше и соответствует нижней границе нормы (различия не достоверны) (табл. 7). Причем не выявлено какой-либо заметной связи с первичностью или повторностью случаев, а у больных, получивших курс лечения, показатели вообще не отличаются от контрольных.

В то же время в отличие от свойственной шизофрении выраженной монотонности динамики в крови содержания СЖК у наблюдаемых больных показатели ТГ на фоне нагрузочных тестов давали определенные колебания, хотя они по размахам и отставали от контрольных значений. Главная особенность заключалась в том, что графическая картина хода кривых для показателей ТГ крови больных шизофренией после нагрузки инсулином имела вид, противоположный контролю, вне зависимости от первичности или повторности обострения заболевания. Лишь после курса лечения наблюдалась тенденция к качественному восстановлению кривой. Кроме того, в целом по всей группе больных и особенно при первичных случаях заболевания шизофренией отмечалась извращенная реакция ТГ и на глюкозную нагрузку.

Рис. 8. Сравнительная характеристика хроматографической картины липидного спектра в крови у здорового донора (а) и у больного шизофренией (б).

1 — общие фосфолипиды; 2 — свободный холестерол, 3 — свободные жирные кислоты (СЖК или НЭЖЮ; 4 — триацилглицериды, 4а — дополнительная фракция эфиров жирных кислот, отсутствующая в норме; 5 — эфиры холестерола. И — нагрузка инсулином; Г — нагрузка глюкозой.

Следовательно, шизофрении свойственна инверсия ответной реакции депо и механизмов синтеза ТГ на инсулиновое воздействие. И в противоположность динамике и характеру показателей в крови СЖК восстановление ее не происходит даже после проведенного курса лечения. Тогда как (в отличие от СЖК-кривых) под влиянием второй нагрузки (глюкоза) имеется практически полное восстановление нормального ответа ТГ.

С учетом этих факторов логично предположить, что для шизофрении характерны расстройства внутри системы «липолиз — липогенез», в частности изменение активности липопротеидлипазы (ЛПЛ).

У подавляющего большинства наблюдаемых больных шизофренией (75—80%) на липидограммах обнаруживаются дополнительные фракции (эфиры жирных кислот, моно-, 1,2-, 1,3-диацилглицерины), которые обычно являются исключительно продуктами гидролиза ТГ [Никульче-ва Н. Г. и др.,, 1980; Haller Н. et al., 1979]. Сам же факт появления при активном шизофреническом процессе в крови дополнительных липидных фракций, по-видимому, отражает гиперактивацию процессов гидролиза ТГ, поскольку в норме (и у нас в контроле) эти фракции обычно не обнаруживают (рис. 8).

Мы склонны рассматривать данные факты как проявление адаптационной реакции больного организма, обусловленной вынужденным увеличением скорости липидного обмена веществ с целью сохранения постоянства в крови энергетического фонда.,

Направленность этого звена общих защитных механизмов организма при шизофрении, возможно, носит, с одной стороны, характер возможного повышения антитоксической функции печени и активации процессов энергонакопления, с другой — увеличения образования метаболитов, используемых в энергетических целях, с третьей — протекторной реакции по защите клетки, (в первую очередь мозговой) от последствий дефицита углеводов и гипоксии. Подтверждают эти предположения данные о динамике содержания в крови у наблюдаемых больных фосфолипидов (ФЛ) (табл. 8,, 9).

Таблица 8. Сравнительная динамика показателей лецитинемии

(ммоль/л) (М±т)

На фоне нагрузки

Исследуемая

Натощак

инсулином

ГЛЮКОЗОЙ

группа

через 1 ч

через 2 ч

через 1 ч

через 2 ч

Контроль

0,86 ±0,04

0,71 ±0,03

0,73 ±0,03

0,91 ±0,04

0,86 ±0,06

Больные шизофренией:

0,74 ±0,03

0,83 ±0,04

0,82 ±0,03

0,85 ±0,03

0,78 ±0,1

первичные

0,74 ±0,03

0,82 ±0,04

0,8 ±0,03

0,8 ±0,03

0,77 ±0,23

повторные

0,73 ±0,03

0,84 ±0,03

0,83 ±0,03

0,87 ±0,03

0,8 ±0,11

после курса лечения

0,7 ±0,05

0,7 ±0,01

0,8 ±0,04

0,9 ±0,06

0,9 ±0,05

Таблица 9. Сравнительная динамика показателей кефалинемии

(ммоль/л (М±ш)

На фоне нагрузки

Исследуемая

Натощак

инсулином

глюкозой

группа

через 1 ч

через 2 ч

через 1 ч

через 2 ч

Контроль Больные шизо

0,53 ±0,02

0,42 + 0,02

0,45 + 0,02

0,58 + 0,11

0,56 + 0,02

френией:

0,52 + 0,03

0,55+0,04

0,54+0,03

0,56 + 0,03

0,55 + 0,03

первичные

0,52+0,02

0,53 + 0,03

0,56+0,02

0,56 + 0,03

0,54 + 0,02

повторные после курса

0,52 + 0,03

0,57+0,04

0,52 + 0,03

0,58 + 0,02

0,56 + 0,03

лечения

0,53 + 0,03

0,4+0,02

0,4+0,03

0,56 + 0,03

0,6+0,05

Как видно из данных табл. 8 и 9, в ответ на нагрузку инсулином в крови у наблюдаемых больных повышается уровень изученных фракций ФЛ (лецитин, кефалин). Наиболее вероятно, что оно отражает факт активации данного функционального звена липидного обмена, поскольку в контрольной группе имеется обратная реакция. Индуцированное инсулиновой нагрузкой увеличение содержания ФЛ отражает гиперсинтетическую направленность функции печени в отношении и этих фракций липидов. Оно не может быть обусловлено каким-либо другим биохимическим процессом, так как синтез и метаболизм лецитина и кефалина происходят именно в печени [Haller Н. et al., 1979].

Таким образом, существующий параллелизм между индуцированным инсулином увеличением триацилглицерине-мии и фосфолипидемии может рассматриваться как свидетельство единства механизмов патохимии липидного обмена при шизофрении. Одним из биологических смыслов выявленных патохимических особенностей обмена ФЛ при шизофрении может быть использование их в качестве антиоксидантной защиты организма [Вельтищев Ю. Е., Кис-ляк Н. С., 1979; Панченко Л. Ф. и др., 1981]. В настоящее время установлено, что ФЛ, являясь активной составной частью клеточных мембран и принимая как их структурнофункциональный компонент непосредственное участие в процессах трансмембранного транспорта ионов и различных органических соединений, служат мощными антиоксидантами. Их молекула содержит как гидрофильную (азотистые основания, аминокислоты), так и гидрофобную (жирные кислоты) группировки и отличается весьма выражению ной полярностью, что делает ФЛ универсальным растворителем, эмульгатором, за счет чего тормозится свободное окисление многих биологически активных веществ. Тем самым ФЛ выполняют важную защитную функцию, предотвращая патологические воздействия на мембраны, например, липидных перекисей. Возможно, что именно на этом их воздействии и основан один из механизмов положительного эффекта инсулинотерапии у больных шизофренией. Экзогенный инсулин, индуцируя повышение в крови у больных пула ФЛ, тем самым увеличивает «антиоксидантную» защиту больного организма, в частности мозговых клеток. Тем более, что ряд авторов прямо указывают на возможность защитного действия инсулина в отношении пораженных патологическим процессом, извращенно реагирующих функциональных мыслительных структур [Brambilla F. et al.„ 1979].

Ввиду большой биологической роли липидов в функционировании нервной клетки и центральной нервной системы в целом это звено обмена веществ всегда привлекало внимание исследователей [Беркович Е. М., 1964; Полищук И. А., 1967, 1972, 1976; Маграчева Е. Я., 1973; Немечек С., 1978; Haller Н., 1979; McMurray W., 1980].

J. Stern (1973), подводя итог обзора литературы по вопросам патогенеза наследственной задержки умственного развития (патохимические аспекты), указывает на значение множества гормонально-обменных факторов (расстройства метаболизма аминокислот, фрагментов синтеза белка, витаминов, нейромедиаторов, углеводов, липидов и др.). F. Manzoli и соавт. (1976) высказали предположение об участии ФЛ в регуляции генома..

По свидетельству Y. Kashimoto, F. Kawamura (1979), важным звеном генеза ряда психических и нервных заболеваний является нарушение метаболизма в мозге цера-мида — основной составной части сфинголипидов [Haller Н. et al., 1979], имеющих значение в функционировании клеточных структур. Причем в биосинтезе церамида реакция конденсации сфингозина и жирных кислот является одной из самых важных. Считают, что в этой реакции принимают участие ацетил-КоА и другие производные жирных кислот, поэтому не случаен интерес исследователей к этому вопросу и в плане шизофрении. Так, сравнительно давно И. А. Полищук (1967), обнаружив повышение в крови у больных шизофренией ацетоуксусной и р-оксимасляной кислот — липидных «осколков», которое, как полагал автор, могло быть обусловлено плохим аппетитом и нару-

шением приема пйщи больными (голодание способствует развитию адетонемии), тем не менее указал на расстройство окисления липидов при данном заболевании.

И. А. Полищук и соавт. (1972) нашли, что при шизофрении в крови у больных снижено содержание основных фракций ФЛ, с которым авторы и связывают выраженное уменьшение уровня энергетического обеспечения мозга, так как именно ФЛ играют более важную роль (структурную и энергетическую) в функционировании мозговой ткани, чем гликолипиды. Ранее М. А. Чалисов (1967) писал о возможном наличии у больных шизофренией наследственной «биохимической слабости» структур мозга и недостаточности систем разрушения или связывания токсических веществ, обусловленной обменными расстройствами. В настоящее время доказано, что влияния на процессы жизнедеятельности ткани мозга нарушений липидного обмена значительно более существенны, чем это считалось прежде [Полищук И. А., 1972].

По мнению В. П. Протопопова (1946, 1956, 1969), имеющиеся у большинства больных шизофренией обменные сдвиги в виде снижения окислительных процессов, нарушения белкового и жирового обмена, накопления шлаковых азотсодержащих продуктов и кетоновых тел, ведущего к аутоинтоксикации, обусловлены врожденной слабостью регулирующих метаболизм нервных центров и рядом конституциональных дефектов (недостаточность эндокринной системы, особенно щитовидной железы, гипофиза и гонад, слабость защитных систем печени).

О роли наследственного или приобретенного предрасположения к расстройствам липидного метаболизма и неблагоприятных стрессовых воздействий в патогенезе шизофрении в свое время писал и И. А. Полищук (1967). Согласно его точке зрения, в основе патохимии шизофрении лежит не один (в частности, специфическое нейротоксиче-ское вещество), а несколько биологических факторов, обусловливающих сочетанность ряда биологических синдромов (гипоэнергизм, аутоинтоксикация, биохимические проявления эндокринно-вегетативных дисфункций, расстройства общих иммунологических и аутоиммунных процессов и др.). Автор выявил у больных шизофренией параллельные нарушения липидного обмена и аминокислотного метаболизма, особенно заметные после нагрузки фенилаланином или триптофаном. При шизофрении в большей степени, чем в норме, возрастает индуцированная фенилаланином экскреция фенилпировиноградной и гомогентизино-вой кислот, или триптофаном — антраниловой, 5-оксиин-долуксусной кислот, кинуренина, индикана, свободных фенолов. Причем сходные нарушения обнаружены и у родственников пробандов (правда менее выраженные и быстро проходящие).