Изменения показателей липидного обмена, индуцированные нагрузками 3
Патохимия шизофрении - Морковкин В.М. - Патогенетические, диагностические и прогностические аспекты, 1988

Ф. Ф. Миролюбова (1958), В. А. Солоденко (1972) и И. А. Полищук (1976) считают ответственными за нарушение липидного обмена при шизофрении сдвиги в его регуляторных системах. Кроме этого, предполагается, что при шизофрении происходит снижение функциональной способности печени синтезировать липиды [Полищук И. А., 1972].

Значительные изменения липидного обмена у больных шизофренией выявил П. М. Бабаскин (1977). Нарушения выражались в снижении уровня эндогенного холестерола (общий и его фракций) и концентрации СЖК,. в тенденции к субнормальным величинам триацилглицеринемии и фос-фолипидемии. Сдвиги в липидном метаболизме становились особенно отчетливыми на фоне проведения комбинированного нагрузочного теста (инсулин и глюкоза). Они отражали расстройство взаимосвязей как внутри данного обмена веществ, так и между углеводами и липидами. Кроме того, была выявлена патологическая направленность ответной реакции организма на нагрузку инсулином и глю-козный стимул, причем сдвиги были сопряжены с типом психопатологии (клиническая форма болезни). П. М. Бабаскин обнаружил, что инсулино-коматозная и глюкозная послешоковая терапия способствовали у больных шизофренией определенному восстановлению нарушенных связей и ослаблению метаболического дисбаланса в подавляющем проценте случаев. Как полагает автор, это явление происходит за счет усиления обновляемости ФЛ, интенсификации энергетического потенциала и удаления токсических продуктов.

Основываясь на собственных результатах сравнительного анализа липидограмм у больных шизофренией и в контрольной группе, а также данных литературы, можно говорить об ускорении метаболического оборота в системе липидного обмена как о характерной особенности данного заболевания. Известно, что СХ — одноосновный, вторичный спирт, который является составной частью всех клеток организма человека. Концентрация ЭХ в плазме относительно высока, а в тканях она незначительна [Goodman F., 1965]. Причем вопреки старым представлениям, сейчас можно считать, что к синтезу СХ способны почти все ткани,

однако наибольшие показатели синтеза имеют печень и кишечник [Dietschy J., Superstein N., 1967; Haller H. et al.,

1979].

Образование плазменного ЭХ у человека происходит в основном непосредственно в плазме. Эстерифицируется 60—70% холестерола сыворотки, что происходит при участии образующейся в печени ЛХАТ. Этот фермент катализирует переэстерификацию жирной кислоты из р-позиции лецитина в холестерол [Glomset К., 1968]. В результате образуется эфир холестерола и лизолецитин. Субстратом для реакции являются главным образом липопротеиды высокой плотности; однако фермент может, по-видимому, действовать и на холестерол липопротеидов низкой плотности [Haller Н. et al., 1979].

Учитывая то, что скорость и степень эстерификации СХ зависят от особенностей образования ЛХАТ в печени, все специалисты расценивают коэффициент эстерификации как надежный критерий функционального состояния печени [Вельтищев Ю. В., Кисляк Н. С., 1979], тем более что основное количество лецитина плазмы образуется в печени [Glomset К-, 1972]. На основании исследования клинико-биохимических параллелей установлено, что снижение уровня эстерификации СХ идет пропорционально степени нарушения функции печени [Вельтищев Ю. Е., Кисляк Н. С., 1979]. Так, при вирусном гепатите в зависимости от его тяжести отмечено снижение коэффициента эстерификации: при легкой до 0,76 (15,2%), при среднетяжелой— до 0,62 (25,8%) и при тяжелой — до 0,51 (35%) [Молева Т. П., 1978]. Как правило, расстройства функции печени сопровождаются гиперхолестеролемией [Вельтищев Ю. Е., Кисляк Н. С., 1979; Haller A. et al., 1979]. При шизофрении этого обычно не наблюдается.

Холестерол является, как известно, не только существенной частью наружной и внутриклеточной мембран клеток организма, но и служит основой для синтеза в организме других жизненно важных веществ, таких как стероидные гормоны (глюко- и минералокортикоиды, половые гормоны), желчные кислоты, витамин D и др. [Haller Н. et al., 1979; Musil J. et al., 1981]. Таким образом, возникновение дефицита этой фракции липидов в той или иной степени может повлечь за собой вторичное уменьшение синтеза данных веществ со всеми вытекающими отсюда неблагоприятными последствиями.

В связи с изложенными особенностями обмена СХ у наблюдаемых больных и его важной ролью в организме

необходимо отметить и еще один из важных аспектов данного вопроса.

В настоящее время появляется все больше сообщений о возможной патогенетической связи между шизофренией и нарушениями гормональной активности, в частности, кортикостероидной и андрогенной.

Так, А. Сорреп (1975), изучив строение тела, его состав и выделение андрогенов, подчеркивает, что имеются данные, свидетельствующие, что некоторые пропорции тела у больных шизофренией указывают на отсутствие у них половой зрелости. Причем и у мужчин и у женщин андрогенный показатель и половой дискриминантный «фактор голени» имеют видимые отклонения в сторону снижения величин.

Есть данные и об аномальных вариациях в экскреции у больных 17-оксикортикостероидов и их фракций с низким уровнем выделения андростерона [Garrone G. et al., 1957; Linagjerde 0.„ 1968; Kline N. et al., 1968]. H. А. Лукаш (1974) нашла при шизофрении снижение уровня кортикостероидов и расстройство их связи с транскортином.

В то же время J. Lyskey и соавт. (1974) выявили четырехкратное увеличение скорости синтеза пре-р-липопро-теидов в печени экспериментальных животных после введения им эстрадиола — женского полового гормона. F. Воп-' net и соавт. (1974) свидетельствуют о том, что введение СТГ в условиях гипопитуитризма существенно не влияет на липидный спектр крови, но увеличивает количество подкожного жира.

Холестерол служит предшественником стероидных гормонов, поэтому оправдано предположение о возможной связи обнаруженных нами расстройств липидного обмена (в виде снижения уровня свободного холестерола и повышения показателя эстерификации, т. е. связывания) и перечисленных изменений гормональной активности.

В физиологических условиях, как известно, существует обратное взаимоотношение между активностью ЛХАТ и ЛПЛ. Причем повышение ЛХАТ сопровождается обычно уменьшением количества СЖК, а увеличение активности ЛПЛ — их нарастанием [Акимова Е. К. и др.„ 1975, и др.].

С. Kaufman, Е. Bergman (1971) подчеркивают, что при недостаточном подвозе кислорода и глюкозы к тканям мощным дополнительным источником энергии могут служить кетоновые тела, образующиеся в процессе гидролиза липидов. М. Jones (1979) показал, что в мозге молодого животного кетоновые тела являются важным источником

углерода для липидов и белков мозга. Причем М., Wickl-mayr,, G. Dietze (1978) нашли, что использование кетоновых тел может идти независимо от обмена глюкозы и пирувата, но не может положительно корректировать с образованием и использованием лактата.

V. Jhonson, Ch. Shan (1979) обнаружили присутствие в СМЖ человека фермента, эстерифицирующего холестерин (ЛХАТ), утилизирующего для этой цели СЖК и не влияющего на фосфолипиды. По мнению авторов, эстерифици-рующая активность СМЖ может отражать состояние центральной нервной системы, а определение этой активности может быть использовано в диагностических целях. Возможно, что при шизофрении изменяется активность ЛХАТ, о чем косвенно свидетельствуют обнаруженные нами у наблюдаемых больных изменения величины эстерификации холестерола.

Таким образом, можно заключить, что важными патохимическими особенностями активного, шизофренического процесса в липидном обмене веществ служат: 1) относительное преобладание липосинтетических процессов над липолитическими, 2) увеличение циркулирующего фонда ТГ и ФЛ- (лецитин, кефалин) под влиянием инсулинового стимула, 3) повышение скорости эстерификации холестеро-ла и лецитинообразования и 4) относительное снижение циркулирующего фонда' СЖК и СХ с одновременным ускорением их транспорта и метаболизма.

Следует подчеркнуть,, что все названные особенности укладываются в рамки понятия «ускоренный метаболический оборот липидов» [Haller Н. et al.,, 1979].

Направленность обменных процессов при шизофрении можно объяснить с позиций компенсаторных реакций больного организма по пути возможного увеличения энергетического потенциала клеток. В условиях невозможности создания больших запасов энергии в виде АТФ его метаболизм должен перестраиваться в сторону создания энергетических депо в другом виде. Ранее мы уже говорили об усиленном гликогенезе как об одном из этих механизмов. Вероятно, таково же происхождение и гиперлипогенеза. Однако сам процесс формирования психопатологии с манифестацией ее в виде психоза указывает на неэффективность такой адаптации.

Патохимический смысл может быть объяснен следующими механизмами. В физиологических условиях функционирование гомеостатических систем подчинено законам энергетической целесообразности и экономичности при сохранении высокой степени эффективности. В условиях же патологии для достижения сиюминутной цели (например, повышения энергоемкостного потенциала определенной системы клеток) используются различные компенсаторные и адаптационные реакции. Организм в качестве защиты вынужден «включать» ряд обходных метаболических путей (шунтов), чтобы сбалансировать обменные процессы в пределах «гомеостатического интервала». Однако вследствие этого возможно возникновение «побочного эффекта» в виде разобщения в цепи «целесообразность — экономичность— эффективность». Поскольку, как правило, шунты для организма энергетически неэкономны и потому малоэффективны [Mahler Н., Cordes Е., 1970]. Отсюда «стратегическая» невыгодность подобной компенсации.

Ключевым промежуточным продуктом и основным строительным блоком в процессе реакций биосинтеза липидов служит ацетил-КоА, который образуется в жировой ткани преимущественно при внутримитохондриальном окислительном декарбоксилировании пирувата и, таким образом, является связующим звеном между углеводным и жировым обменом [Kornberg S., 1966; Mahler Н., Cordes Е., 1970]. Стадия образования пирувата — одна из наиболее ранних точек «разветвления» клеточного метаболизма, так как обычно пируват способен метаболизироваться по нескольким путям. Реакция же преобразования пирувата в ацетил-КоА необратима. Общий синтез жирных кислот в присутствии глюкозы наиболее эффективно повышается при одновременном увеличении в инкубационной среде концентрации пирувата [Bray С., 1968; Saggerson S., 1972]. Поэтому трудно найти более «идеальный» метаболит, который достаточно полно и достоверно отражал бы состояние интересующих нас взаимоотношений в системе «глюкоза— жирные кислоты». Тем более, что динамика изменений отдельных из анализируемых веществ может обоснованно свидетельствовать и о местонахождении «точек ответвления» обычного хода обменных реакций и переключения их по обходным метаболическим путям через известные в биохимии «шунты». Следует помнить и то, что, согласно закону цикла Рендла, пероральное введение глюкозы обязательно тормозит базальную активность липолитических процессов.

В наблюдаемой'нами контрольной группе здоровых людей подобная закономерность прослеживается достаточно четко, тогда как в группе больных она извращена, что видно из данных табл. 10.

Таблица 10. Динамика коэффициента глюкоза/СЖК в контроле и у наблюдаемых больных (отн. ед.) (М±ш)

На фоне нагрузки

Исследуемая

Натощак

инсулином

глюкозой

группа

через 1 ч

через 2 ч

через 1 ч

через 2 ч

Контроль Больные шизо

10,6 ±0,3

11,9 ±0,5

12,8 ±0,4

15± 0,4

11,3 ±0,2

френией:

20,8 + 0,3

17,8 ±0,6

17,4 ±0,6

31,6 + 0,3

29 + 0,2

первичные

19,6 ±0,2

18,6 + 0,5

17,2 + 0,4

ЗЭ +0,07

27,2 + 0,3

повторные после курса

22,7 ±0,4

17,5±0,4

17,5 ±0,6

33,3 ±0,8

31,0±0,3

лечения

11 ±0,3

10,6 ±0,1

12,3 ±0,1

20,3 ±0,6

18,4 ±0,5