Особенности показателей белково-азотистого обмена
Патохимия шизофрении - Морковкин В.М. - Патогенетические, диагностические и прогностические аспекты, 1988

Особенности показателей белково-азотистого обмена

Белки в организме несут ряд весьма важных функций (пластическая, защитная, транспортная, ферментная, энергетическая и др.). Их специфическое динамическое действие выражено в гораздо большей степени (30%), чем действие (4—5%) углеводов и жиров [Haulice J., 1978; Musie J. et al., 1981]. Несмотря на то что реакции межуточного обмена белков непосредственно не связаны с накоплением энергии в виде макроэргических связей АТФ, их значительная роль в энергетике не вызывает сомнений. Трансаминирование аминокислот и окислительное их дезаминирование непосредственно включаются в энергетические процессы. С этих позиций становится понятной и метаболическая роль в организме азотистых веществ (мочевина, остаточный азот). Известна и другая их важная роль. Так, Я. И. Векслер и соавт. (1980) указывают, что система образования и связывания аммиака занимает одно из центральных мест в регуляции и интеграции азотистого метаболизма нервной ткани, в поддержании таким образом динамического равновесия между тормозными и возбудительными процессами.

Белки в хрови, в частности, сывороточный альбумин, служат одним из важнейших транспортных средств для множества метаболитов, например СЖК [Чегер С. И.,

1975]. Альбумин, как и другие белки крови, является лабильным и легко изменяется под действием различных концентраций водорбдных ионов (ацидоз, гипоксия и др.), высоких температур, органических растворителей, токсических веществ [Yoly М., 1975; McMurray W., 1980]. Вследствие этого на протяжении последних лет ведется интенсивное изучение особенностей этой фракции белков крови при различной патологии, в том числе и при психических заболеваниях [Bock Е., Rafaelsen О.,, 1974; Dur-rel J., Archer J., 1976; Meltzer H., 1976; Kocur J. et al., 1977]. Большое число работ посвящено также анализу обмена глобулинов и азотистому метаболизму [Протопопов В. П., 1946; Городкова Т. М., 1953; Полищук И. А., 1967; Фактор М. И., 1970; Лукаш Н. А., 1974; Buscaino J., 1958; Gjessing R.„ 1966; Kato N., 1978, и др.]. Многие из этих исследователей склонны отводить патологии белкового обмена одну из ведущих патогенетических ролей при шизофрении. Однако и до сих пор в литературе нет указаний на выявление какого-либо специфического, «ответственного» за развитие данного заболевания белка или иной белково-азотистой субстанции. Более того, приводимые сведения во многом разнятся, а нередко и просто противоречивы. Ни в одной из публикаций нет указаний на возможность использования обнаруживаемых изменений в диагностике шизофрении.

Динамика обмена общего белка и его фракций. Анализ у наблюдаемых больных состояния белкового обмена по характеру динамики сывороточных концентраций общей протеинемии показал,, что при шизофрении (в целом и в острую фазу заболевания) эндогенный уровень не отличим от контроля (р>0,5), и лишь у больных, получивших курс лечения, определяется тенденция к увеличению содержания в крови общего белка (р<0,001).

Однако нагрузка инсулином и глюкозой выявляет ряд особенностей. Для здоровых людей характерно достоверное уменьшение протеинемии через 1 и 2 ч после введения инсулина. В то же время у больных шизофренией гормональный стимул остается без должной ответной реакции, так как колебания на кривой динамики показателей общего белка недостоверны. Подобные же расхождения обнаружены нами и на фоне последующего глюкозного стимула. Если в контроле наблюдается определенная динамика протеинемии, особенно в конце теста, то у больных шизофренией (в целом при острых случаях и у получивших курс лечения) она отсутствует.

Используя общепринятый анализ показателей фракционного состава белкового спектра сывороточных белков [Колб В. Г., Камышников В. С., 1976; Комаров Ф. И. и др.,

1981], мы не могли выявить отличительных признаков для альбуминемии между группами психически здоровых и больных шизофренией.

Результаты подобного же анализа «содержания глобу-линовых фракций позволяют говорить, что при шизофрении нет количественных и качественных отличий для а-гло-булинов по отношению к остальным фракциям. Примерно такой же вывод можно сделать и в отношении р-глобули-на. Анализ абсолютных величин показал, что для шизофрении в целом характерна тенденция к более высоким,

НО чем в норме величинам содержания в крови альбумина на фоне нагрузочных тестов. Если натощак при повторных случаях поступления в клинику отмечена относительная гиперальбуминемия, то после нагрузки инсулином (особенно через 2 ч) наблюдается достоверное в сравнении с контролем превышение значений по всей группе больных, которое сохраняется после глюкозного стимула.

Следует подчеркнуть, что у впервые заболевших шизофренией имеется особенно заметная реверсия «хода» кривой динамики альбуминемии со 2-го часа после начала комбинации нагрузочных тестов. Она выражается в виде парадоксального повышения содержания альбумина и последующего неадекватного падения и вновь подъема. В повторных случаях обострения психозов (менее значительно) и у больных, получивших курс лечения (более выражено), извращен лишь характер ответа спустя 2 ч после нагрузки инсулином; в других точках отсчета ход кривой качественно адекватен контролю.

Способностью к обратному связыванию, лежащему в основе транспортной функции, обладают,, помимо альбуминов, и другие фракции белкового спектра крови [Че-гер С. И., 1975]. Учитывая разноречивость данных литературы относительно характера расстройств метаболизма глобулинов при шизофрении и тот факт, что исследования выполнены в статическом аспекте, а результаты базируются главным образом на измерении эндогенных (натощак) показателей [Полищук И. А., 1967; Лукаш Н. А., 1974; Kety S.„ 1959; Fessel W.„ 1962; Weil-Malcherbe S., Szara S.,, 1971; Bock E., Rafaelsen O., 1974; Domino E. et al.„ 1975; Durrel J., Archer J.„ 1976; Meltzer H., 1976; Kocur J.„ et al.,, 1977, и, др«], мы проанализировали динамические аспекты обмена глобулинов, на фоне предложенной комбинации нагрузочных тестов. Обзор данных, представленных в профильной литературе, отнесен нами в заключительную часть этого раздела работы для наиболее объективного сопоставления, обоснованных обсуждений полученных результатов и возможных патохимических механизмов.

Эндогенные концентрации в крови у наблюдаемых больных суммы глобулиновых фракций в целом по группе не отличаются от контроля., Нет заметных различий в острой фазе при первичных случаях заболевания.

С учетом изложенного было необходимо проанализировать характер изменения отдельных глобулиновых фракций у наблюдаемых больных. Величины а-глобулинемии у

ill

больных так же, как и в делом глобулинемия, неоднозначны. Имеется недостоверное уменьшение натощак концентрации данной глобулиновой фракции по сравнению с контролем, тогда как у больных, получивших курс лечения, обнаружено ее заметное увеличение (р<0,001). В динамическом плане тоже наблюдается разнородность. В первичных и повторных случаях через 1 ч после инъекции инсулина так же, как и в контроле, было выявлено повышение содержания а-глобулинов. После курса лечения отмечено, наоборот, падение их концентрации.

Несколько иные количественные отношения получены нами при анализе в крови показателей р-глобулинов. Эндогенные величины этой фракции у первичных и получивших лечение достоверно выше, чем в контроле. В то же время при повторных случаях психоза данные показатели ниже контрольных. На фоне нагрузок инсулином у первичных больных сохраняется стабильность гипер-р-глобулинемии. У больных, получивших курс лечения, и при повторных случаях заболевания ее уровень достоверно повышается через 1 ч после нагрузки. Через 2 ч у больных с повторными случаями заболевания отмечается дальнейшее повышение .концентрации р-глобулинов, а у получивших курс лечения — ее снижение.

Таким образом, в отношении р-глобулинов, согласно абсолютным цифрам, не наблюдается сочетанного эффекта инсулина и глюкозы. Динамика р-глобулинемии также отражает процессы усиления белкового синтеза, особенно под влиянием гормонального активатора.

Абсолютные показатели у-глобулинемии только у больных, получивших курс лечения, не отличаются от контрольных. В первичных и повторных случаях психоза их значения ниже. Нагрузка инсулином способствует разнонаправленным изменениям концентрации данной фракции. При этом у больных после курса лечения величина в целом остается на более высоком уровне (исключения составляют анализ спустя 2 ч после нагрузки инсулином, р>0,5).

В целом же, по данным анализа белкового спектра крови, кроме общей для всех фракций патологической направленности метаболизма, трудно сделать заключение о сколько-нибудь заметной для шизофрении патохимической особенности, которую можно было бы использовать в прикладных целях непосредственно.

Некоторые особенности азотистого обмена. Большое значение в формировании симптоматики психотических явлений при шизофрении отводится расстройствам азотистого обмена [Протопопов, В. П., 1946,, 1952, 1956; Полищук И. А., 1967; Лукаш Н. А., 1974; Buscaino <3., 1958; Kato N., 1978,. и др.].

У наблюдаемых больных шизофренией показатели концентрации в крови мочевины и остаточного азота находятся на более высоком уровне, чем в контроле. Причем это повышение более заметно у первичных больных (на 16%), в то время как при повторных случаях психозов и особенно после курса лечения оно очень мало или отсутствует (2—4%).

Результаты анализа динамики показателей мочевины на фоне комбинации нагрузочных тестов свидетельствуют, что в целом по группе наблюдаемых больных шизофренией имеются весьма существенные отличия от контрольных данных.

Обращает внимание в первую очередь то, что выявляется извращение в острую фазу заболевания качественной реакции в виде «парадоксального» повышения показателей азотемии в ответ на инсулин спустя 2 ч после его введения. Наряду с этим у всех больных, несмотря на качественную однородность ответа, через 2 ч после гормональной индукции отмечается значительное «отставание» от нормы темпов падения концентрации мочевины (на 11,9 и 19%). Величина «ножниц» в показателях на 2-м часу теста составляет в острых случаях 44,7 и 63,1 % (даже после лечения имеется «отставание» на 10,5%). Важно отметить, что после нагрузки глюкозой у первичных острых больных, при повторных случаях психоза и у больных, получивших курс лечения, наблюдаются разнохарактерные изменения. Можно выделить лишь два однонаправленных момента: качественную инверсию графического хода кривых и значительное повышение показателей, особенно заметное в конце исследования (через 1 ч после приема глюкозы превышение только у острых больных на 26,7 и 37,8%; спустя 2 ч — у всех больных на 46,8 и 77,1%,).,

Такая же зависимость обнаружена нами и при анализе динамики показателей в крови у наблюдаемых больных остаточного азота.

Таким образом, при шизофрении расстройства обмена белков и азотистых оснований соответствуют общим патохимическим особенностям заболевания. Однако их разнохарактерность (хотя и вполне объяснимая) в подгруппах больных не дает возможности рекомендовать использование показателей в прикладных целях, т. е. в качестве дополнительных биохимических тестов. В то же время сами изменения несомненно имеют важное значение в патологических механизмах шизофрении и в комплексе с другими показателями могут помочь разработке подобных критериев.