Польша, введение


КАПИТАЛИСТИЧЕСКИЙ ми? В ОЧЕРКАХ

А. ВРУБЛЕВСКИЙ

ПОЛЬША

КАПИТАЛИСТИЧЕСКИЙ МИР В ОЧЕРКАХ

А. ВРУБЛЕВСКИЙ

ПОЛЬША

ГОСУДАРСТВЕННОЕ

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

V

308 (43.8)

,В. 83

Доб. 338 (43.8)

Книга А. Врублевского освешает основные черты экономической и социальной жизни Польши, а также важнейшие моменты внешней политики польского фашизма и его подготовку к войне.

Автор использовал богатый фактический материал.

«Десять лет господства фашистских правителей — это годы позора, годы предательства интересов страны, годы грабежа и угнетения пасс, хозяйственного, культурного и политического упадка Польши.

(Из манифеста ЦК Компартии Польши. Март 1936 г.)

ВВЕДЕНИЕ

Польша — самый крупный из непосредственных западных соседей СССР. Граница между Польшей и СССР тянется на протяжении свыше 1 400 км. Она является рубежом между новым миром — страной социализма — и старым капиталистическим миром — миром загнивающего социального строя. Именно это пограничное с СССР положение Польши придает последней особую значимость в глазах всего империалистического мира, с одной стороны, а с другой — заставляет и всю пролетарскую и советскую общественность с особым вниманием относиться к современной Польше.

Возникшее после мировой войны польское государство в качестве звена империалистической версальской системы должно было выполнять две задачи: во-первых, служить барьером против пролетарской революции, быть стражем Европы против большевизма и военным плацдармом для интервенции империалистов против I СССР; во-вторых, быть звеном в том кольце государств-победителей, которым была окружена побежденная в мировой войне империалистическая Германия, и охра-

]•

8

нять устои Версаля против попыток Германии нарушить их.

В течение ряда лет Польша выполняла обе возложенные на нее империалистические функции. Начиная с 1919/20 г., когда поощряемая империалистическими державами и толкаемая собственными империалистическими интересами и ненавистью к пролетарскому государству буржуазно-помещичья Польша осуществляет третий, последний в эпоху гражданской войны, поход Антанты на Советскую страну, по сей день она неизменно включается в ту группировку империалистических государств, которые образуют наиболее агрессивный антисоветский блок. Наученная горьким опытом, она не решается вновь повторить 1920 год, но ведет все эти годы антисоветскую политику, организует заговоры и враждебные акты против СССР.

Приход в 1933 г. Гитлера к власти коренным образом меняет всю международную военно-политическую обстановку. Угроза разрушения устоев Версаля превращается в реальную действительность. Победа фашизма в Германии в первый момент вызывает, не без основания, сильное беспокойство в Польше. Однако уже с весны 1933 г. намечается резкий перелом в польско-германских отношениях. Несмотря на наличие чрезвычайно глубоких противоречий между Германией и Польшей, последняя вступает в фарватер внешней политики германского фашизма. Извечные враги становятся друзьями. Фашистская Польша становится союзником германского фашизма — этого главного поджигателя новой империалистической и антисоветской войны.

«Германский империализм нашел в Европе союзника| в лице польского фашизма, стремящегося также расширить свою территорию за счет Чехословакии, при-1 балтийских стран и Советского Союза», констатирует! VII конгресс Коминтерна. «Войну с Советским Союзом," если это будет война в Европе, должна будет вести! прежде всего Польша», читаем мы в первых же] строках книги «Послевоенный мир и Польша», автором которой является виднейший польский политик Роман

4

Дмовский. «СССР— естественный враг Польши», не устает повторять небезызвестный пилсудчик Мацкевич, редактор виленской газеты «Слово». Статьи в газете «Час» князя Януша Радзивилла, книги Владислава Студницкого и Владимира Бончковского, целый ряд выступлений других ответственных и безответственных политических деятелей фашистской Польши — явно призывают к войне с СССР, к захвату Украины и т. п. Призрак войны все больше облекается в плоть и кровь, все отчетливее становятся фигуры зачинщиков новой бойни. Польский фашизм 'в этой игре старается играть не последнюю роль.

В этой обстановке изучение современной Польши приобретает исключительно актуальный и неотложный характер. В данной работе автор ставит своей задачей кратко осветить лишь основные черты экономической и социальной жизни страны важнейшие моменты внешней политики польского фашизма и подготовку его к войне.

6

КРАТКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Первые достоверные исторические сведения о Польше относятся к концу X в. В это время Польша представляла собою княжество, занимавшее территорию между реками Одер и Вислой. Возглавлял это княжество князь Мешко, первый из польских князей, принявший христианство. В течение XI в. и первой половины XII в. польское государство продолжало укрепляться и развиваться. Соприкосновение с западноевропейской культурой того времени и успешные завоевательные войны выдвигают Польшу в ряд крупных государств, существоваших в то время в центральной и восточной части Европы. С середины XII в. в Польше, ставшей к тому времени королевством, возникают междоусобные войны за королевский престол, и Польша распадается на ряд удельных земель, в которых хозяйничают князья, епископы и магнаты.

В этот период уже определились те основные социальные слои населения Польши, которые играли важнейшую роль в последующий феодальный период развития Польши.

Процесс социального расслоения населения на привилегированных, властвующих, с одной стороны, и на угнетаемых, подвластных, с другой, протекал в Польше несколько своеобразным путем. Это привело к тому, что господствующий класс в феодальное время— дворянство, именуемое в Польше шляхтой,— был в Польше, в отличие от других государств, относительно весьма многочисленным. Согласно историческим данным, относящимся, правда, к XVI—XVII вв., шля

7

хетские, т. е. дворянские, семьи составляли восьмую часть всего населения. Такое соотношение между численностью привилегированного, господствующего слоя — дворянства — и остальным населением не имело места ни в одной другой стране, где, как правило, дворянство составляло весьма малочисленный слой населения.

Польское дворянство — шляхта — отличалось от западноевропейского еще тем, что (в Польше не получила развития та сложная система соподчинения, система вассальной зависимости, дворянской иерархии от князей и герцогов до простого дворянина, которая господствовала в среде западноевропейского дворянства в феодальную эпоху. В Польше, наоборот, каждый шляхтич считал себя вполне свободным, равным всем другим дворянам, независимым от кого-либо. Юридически он и был таким. Но так как огромное большинство шляхты являлось мелкопоместным дворянством, так называемой «загродовой шляхтой», материальное положение которой было более чем скромным, то равенство, независимость были лишь фикцией. Действительно независимыми были богатые, влиятельные слои шляхты, ее верхушечная аристократическая часть, магнаты.

Основную массу населения Польши составляло крестьянство. Крестьянство в первоначальный исторический период Польши не было закрепощено, хотя и не было полноправным. Крестьяне несли целый ряд повинностей по отношению к князю и его дружине: они должны были поставлять продовольствие, лошадей, скот, содержать князя и его дружину в походах, строить укрепления, дороги т. д. С "развитием государственной власти в Польше положение крестьянства все более ухудшалось. Прежде всего на крестьянство тяжелым бременем ложились участившиеся войны и походы. К дальнейшему ухудшению положения крестьянства вело и дарение королем земель (обычная форма вознаграждения за услуги) отдельным своим приближенным, военачальникам, сановникам, церкви и даже отдельным дружинникам.

Ухудшение положения крестьянства привело к крестьянскому восстанию в 1030—1034 гг. Внешне оно при

8

няло форму борьбы против церкви: крестьяне жгли главным образом монастыри, церкви и требовали возврата к язычеству. Церковь в глазах крестьян олицетворяла новые порядки, а с язычеством связывалось прошлое, когда крестьянству жилось легче и свободнее.

В период междоусобиц, длившихся до начала XIV в., положение крестьянства подвергается дальнейшему ухудшению. Шляхта, пользуясь крушением центральной королевской власти, помогая на определенных условиях тому или другому князю в борьбе за власть, постепенно развивает и укрепляет свое привилегированное положение. В первую очередь она заботится об укреплении своего экономического положения. Путь к этому сводится к присвоению все бблыних прав на взимание повинностей с крестьян. В период неограниченной нейтральной королевской власти крестьянство несло повинности в основном по отношению к князю или королю и государству, во время же междоусобиц шляхта добивается повинностей крестьянства и в свою пользу. Все более расширяя и закрепляя эти повинности, шляхта постепенно обращает их в барщину.

В начале XIV в. в Польше прекращаются междоусобицы. Королем Владиславом Локетком (1306—1333 гг.) и его сыном Казимиром (1333—1370 гг.), прозванным «Великим», восстанавливается центральная, неограниченная власть. Удельные князья исчезают, но приобретенные- шляхтой в период междоусобиц политические и экономические привилегии остаются и юридически за ними закрепляются. Барщина санкционируется «Вислиц-ким статутом» (законом) в 1347 г.

В последующий период шляхта добивается новых политических и экономических привилегий. После смерти короля Казимира (1370 г.) шляхта добивается права обусловливать вступление на престол коро тя своим согласием. Пользуясь этой привилегией, шляхта добивалась от вступающих на престол королей предоставления ей все более широких экономических прав и выгод, укрепляя таким образом все более свое положение в государстве.

Крупнейшее значение для всего исторического разви-

9

тия Польши имело объединение Польского государства с Литовским. Это объединение сперва выразилось лишь в форме персональной унии (в 1386 г. брак литовского князя Ягелло с польской королевой Ядвигой и вступление в 1399 г. Ягелло на польский престол), а затем в форме союза между обоими государствами — государственной унией (Люблинская уния в 1569 г.). Литва в тот период была сильным государством, захватившим белорусские, русские и украинские земли. Союз Польши с Литвой дал возможность Польше, с одной стороны, успешно противостоять натиску германских государств с запада (поворотным моментом в этом отношении было поражение, нанесенное соединенными войсками Польши и Литвы Тевтонскому ордену крестоносцев в 1410 г. в битве под Грюнвальдом, или — у немецких историков — под Таненбергом), а с другой, — распространить свое господство далеко на восток. Войны Польши с Московской Русью, продолжавшиеся в период XVI—XVII вв., являлись по существу дальнейшим развитием литовско-русских войн. В «смутное» (начало XVII в.) время Польша пытается овладеть Москвой. В этот период—-XVI—XVII вв. — Польша путем захватов достигает наибольшего территориального распространения, подчинив себе всю правобережную Украину вплоть до Черноморского побережья, Белоруссию и земли вплоть до Балтийского моря. Именно восстановление великодержавной «Польши от моря до моря», или «Ягеллоновской Польши» (Польско-литовское государство в период Ягеллоновской династии), является лозунгом части современных польских империалистов.

Союз Польши с Литвой усилил и классовое могущество польской шляхты. Этот союз давал возможность польской шляхте распространить свое господство над белорусским, украинским и литовским крестьянством. Именно в тот период путем захвата украинских и белорусских земельных богатств вырастали до огромных размеров владения польских магнатов — Радзивиллов, Замойских, Сапег, Вишневецких и др., потомки которых в современной Польше представляют собою ту наи

10

более агрессивную группу польских империалистов, которая призывает к скорейшей войне против СССР. Они вновь хотят завладеть много веков тому назад захваченными у белорусских и украинских крестьян землями, которые Великая пролетарская революция 1917 г. вернула их настоящим владельцам. Именно наследием того исторического «Ягеллоновского» периода является существующее ныне в Западной Белоруссии и Западной Украине положение, при котором половина пахотных земель и почти все леса принадлежат нескольким тысячам польских помещиков, потомкам шляхты и магнатов, в то время как миллионы крестьян изнывают там на карликовых клочках земли, лишены леса, пастбищ и лугов.

Гнет польских ианов-магнатов, помещиков и католической церкви в Приднепровье вызвал ряд восстаний крестьян и запорожского казачества. Сильнейший удар по могуществу Польши был нанесен победоносным восстанием в 1648 г. под руководством Богдана Хмельницкого.

Шляхта занималась грабежом и разбоем не только на окраинах в завоеванный землях, но и в коренной Польше. Ограбление и окончательное закрепощение польского крестьянства происходит в тот период, когда Польша становится «житницей Европы». В XVI в., в связи с развитием городов и промышленности в Западной Европе, цены на сельскохозяйственные продукты в Европе растут. Продукты сельского хозяйства Польши, в первую очередь хлеб, скот, кожи и т. п., стали широким потоком направляться в Западную Европу, где за них платили золотом.

Эти условия резко меняют лицо шляхтича: из прежнего «рыцаря», «воина», он превращается в «хозяйственного помещика». Он стремится расширить свое хозяйство, чтобы получить больше хлеба для продажи: хлеб для него перестает быть продуктом личного потребления, а становится товаром, источником богатства. Именно в этот период в Польше сильно расширяется помещичье, так называемое фольварочное, хозяйство. За счет сгоняемого с земли крестьянина и присо

11

единения этой земли к помещичьей растут фольвароч-ные владения. Правда, шляхтич не окончательно прогоняет крестьянина, подобно английским лендлордам, а приковывает его к земле, оставляя в его руках небольшой клочок земли для голодного существования, многократно увеличивая вместе с тем барщину. В Польше, как и в Англии, насильственная экспроприация крестьян происходит в XVI в. Английские лорды экспроприировали крестьян для превращения их земель в пастбища для овец, для получения шерсти, которая стала обрабатываться на английских фабриках руками тех же крестьян, ставших пролетариями. В Польше же шляхтич сгонял крестьян с земли, присваивая ее себе, для того чтобы производить хлеб на этой земле руками тех же крестьян, а когда крестьянин пытался уйти, искать лучшей жизни, он его окончательно закрепощает. В Польше повсеместно устанавливается крепостное право.

Закрепощение крестьянства — этой основной массы населения — и ухудшение его положения отразилось и на положении городов. Город был центром торговли и ремесла. Массовым покупателем и заказчиком было крестьянство. Ухудшение положения крестьянства не могло не отразиться на положении городов. Кроме того шляхта, пользуясь своими политическими привилегиями, добивается особых экономических преимуществ в ущерб городам. Городское купечество облагается высокими вывозными и ввозными пошлинами, шляхта же освобождается от всякой пошлины как за вывозимый хлеб, так 'и за ввозимые для своего потребления товары. В противовес городским центрам шляхта на своей земле создает собственные маленькие местечки, поселяя в них главным образом евреев и заставляя своих крестьян покупать товары лишь в своих местечках, сама наживаясь на этом. Разбогатевший шляхтич-помещик не удовлетворяется уже кустарной продукцией польских городов, а ввозит все больше предметов роскоши из-за границы.

Наряду с этим происходит процесс расслоения в самой шляхте. Богатые шляхтичи-помещики округляют

12

свои фольварки, скупая землю у мелкопоместной шляхты. Экономическое положение последней становится все более шатким. Мелкая шляхта становится все более зависимой от магнатов и богатых помещиков, которые пользуются ею в политической борьбе, покупая ее голоса за гроши. Многочисленная мелкопоместная шляхта также вынуждена сократить свои потребности. В результате всего этого города в Польше в XVI в. постепенно приходят в упадок1. Польские короли в своей борьбе со шляхтой за абсолютную, нераздельную власть не могли поэтому найти в городах, в купечестве и мещанстве сильной опоры, подобно тому как это происходило в западноевропейских государствах.

Политические привилегии шляхты, которые она все более расширяла, начиная с периода междоусобиц, ее господствующее экономическое положение, тот факт, что она являлась довольно многочисленным слоем населения, монопольно представлявшим вооруженную силу в государстве—все это являлось решающими предпосылками для ее победы и господства. Это господ1 ство шляхты нашло свое яркое отражение и в государственном устройстве Польши того периода.

Король — глава государства — избирался шляхтой (этого шляхта добилась в 1573 г., после прекращения династии Ягеллонов; с того времени власть короля перестала быть наследственной), и власть его была весьма ограниченной. Высшим органом, которому принадлежала законодательная и исполнительная власть в государстве, был сейм — шляхетский парламент. Местная власть осуществлялась через местные органы самоуправления — местные шляхетские «сеймики». Несмотря на наличие королевской власти, Польша носит название «Речи П о с п о л и т о й», т. е. республики. Она действительно была республикой, и' даже демократической, но исключительно для одного клас

1 Кроме того некоторые историки усматривают причину упадка польских городов также в том, что торговые пути с Востока на Запад, раньше проходившие через южную Польшу, утеряли свое значение с момента укрепления турок на Балканах и развития морских путей.

13

са — длл шляхты. Все остальное население Речи Поспо-лиюй было бесправным.

«Сеймики» посылали депутатов в общегосударственный сейм. Депутаты сейма пользовались своеобразным правом, так называемым правом «либерум вето», заключавшимся в том, что каждый депутат мог опротестовать решение сейма, объявляя свое «вето», и в этом случае решение сейма становилось недействительным. Решения сейма должны были приниматься только единогласно.

Право «либерум вето» приводило к возможности частого срыва работ сейма, что, конечно, не могло не отразиться на ходе государственных дел. Это обстоятельство породило другую своеобразную форму решения государственных дел — путем так называемой «конфедерации». В тех случаях, когда часть шляхты была недовольна срывом решения сейма, или когда она признавала, что государству угрожает опасность, эта часть шляхты образовывала союз — «конфедерацию», вооружалась и призывала остальную часть шляхты присоединиться к ней. Если призыв имел успех, то избирался генералитет конфедерации, который имел право созывать так называемый «конфедерационный сейм», на котором вопросы решались большинством голосов и где «либерум вето» уже не применялось.

После того как цель, ради которой была создана «конфедерация», была достигнута, последняя самораспускалась.

Вполне очевидно, что как право «либерум вето», так и «конфедерации», приводившие к междоусобицам, оказывали разрушающее влияние на всю государственную систему. Отрицательные стороны этой «шляхетской демократии» усугублялись еще тем, что на самом деле это была лишь формальная демократия, а по существу господствовали в Польше располагающие огромными богатствами магнаты.

В то время как соседние с Польшей государства и государства Европы укреплялись, Польша клонилась к упадку. В соседних государствах создавались постоянные армии, укреплялась центральная власть, развивалось

14

хозяйство. В Польше же шляхта, оберегая свои привилегии и опасаясь укрепления королевской власти, боролась против создания постоянной армии, которая могла бы стать опорой королю и кроме того потребовала бы финансовых затрат. Шляхта же стремилась сохранить за собой право представлять единственную вооруженную силу в стране. Несмотря на то, что она грабила всю страну, все поборы и налоги обращала в свою пользу, выколачивала из крепостных крестьян все что можно было, она не хотела хоть в какой-либо степени поддержать в финансовом отношении государство для его укрепления.

Уже во второй половине XVII в. Польша терпит поражение в борьбе со своими соседями (Швеция, Московская Русь), а в XVIII в. политика шляхты приводит страну к развалу. Отсутствие сильной централизованной власти и постоянной армии, плачевное состояние финансов, полное бесправие и слабость городского мещанства, ужасающая нищета и забитость многомиллионного крепостного крестьянства, изнывающего под шляхетским гнетом, продажность шляхты, шаткая государственная система с выборностью короля ц неустойчивым сеймом—все это вместе взятое создавало благоприятные условия к тому, чтобы более могущественные соседние государства Польши, пользуясь тем или иным предлогом, стали диктовать ей свою волю и вмешиваться в ее внутренние дела.

В 1697 г. выбор польского короля (Августа, курфюрста Саксонского) производится под давлением Петра I. Под его же даванием Польша втягивается в происходившие тогда войны с Карлом XII, королем шведским. После победы Петра над шведами под Полтавой русские войска появляются в Польше. Последующий король польский, Август III, избирается также под давлением царской России. В то же время на западных границах Польши все более свободно стал хозяйничать прусский король.

Для более передовой и дальновидной части польской шляхты стало ясным, что польскому государству угрожает гибель и, чтобы вывести государство из того

15

плачевного положения, в котором оно находилось, прежде всего необходимо реформировать государственное устройство: отменить выборность короля, отменить право «либерум вето», увеличить и укрепить армию, сделав ее постоянной, упорядочить финансы и т. д. Все эти меры должны были укрепить государство как внутри, так и по отношению к соседям Польши. Во главе группы шляхты, видевшей необходимость реформ, так называемой партии реформистов, становятся Чарторийские, одна из самых богатых и влиятельных магнатских фамилий. Однако значительнейшая часть шляхты, в особенности более богатая фольварочная часть, была против изменения существующего порядка, против реформ. Чарторийские, видя, что силами одной своей партии они не победят, решают опереться на помощь России.

На польский престол ими выдвигается Станислав Август Понятовский, поддерживаемый русской императрицей Екатериной II (которая была с ним в близких отношениях). Однако после вступления на польский престол Понятовского между Польшей и Россией возникает ряд конфликтов. Русский царизм первоначально поддерживал Чарторийских и Понятовского, чтобы усилить свое влияние в Польше, но совершенно не был заинтересован в реформах государственного строя в Польше, в реформах, которые могли укрепить польское государство. Русский посол заявил в Польше, что Россия не согласна на устранение «либерум вето», так как «она защищает свободу польской нации от дес-пбтизма». Такая позиция русского царизма была на руку той части шляхты, которая была против реформ, но, с другой стороны, эта же часть шляхты яростно выступала против требований царизма установить в Польше равноправие для православной церкви. В конечном итоге в этом конфликте Россия применяет насилие, и^ейм под прямой угрозой проводит ряд угодных России законов. Это вызывает со стороны части шляхты активную реакцию (Барская конфедерация), подавленную царскими штыками. К тому времени уже полностью обнаружилось, что Польша перестала представ

16

лять собою силу, которая могла бы противостоять напору ее более могущественных соседей. Слабостью Польши воспользовались соседние с ней государства — Россия, Пруссия и Австрия — и произвели в 1772 г. так называемый «первый раздел» Польши, который был осуществлен даже без применения на деле вооруженной силы.

К России по первому разделу Польши отошло 1 700 кв. миль территории восточнее Западной Двины и Днепра; Пруссия захватила территорию в 660 кв. миль на северо-западной окраине тогдашней Польши; Австрия— 1 500 кв. миль на юге Польши. Из общей территории тогдашней Польши в 13 300 ив. миль она потеряла по первому разделу 3 800 кв. миль с 4 млн. населения.

Так называемый «первый раздел» Польши по существу не был разделом Польши, поскольку этот «раздел» не только не коснулся этнографической Польши, но даже много непольских земель после этого «раздела» оставалось в составе польского государства; это было лишь отторжением у Польши земель, ранее захваченных ею, более сильными, чем она, соседями. Однако это было признаком слабости Польши, «началом конца» существования ее в качестве самостоятельного, независимого государства. К этому концу привела Польшу шляхта.

Внутри самой Польши не было достаточно сил, которые могли бы сломить строй, господствовавший в Польше, и отстоять независимость страны. Распад польского государства происходил в период буржуазной французской революции 1789 г. Но во Франции в недрах феодального строя возник и окреп новый класс, буржуазия, которая оказалась достаточно сильной, чтобы с помощью французского пролетариата сломить прогнивший феодальный строй и отстоять новый порядок от всех покушений на него не только изнутри страны, но и извне. Этих условий, вследствие экономической отсталости и слабости «третьего сословия», не было в Польше. Ослабленная многовековым господством в ней шляхты, Польша подпала под власть своих

2 -2375

17

соседей — феодальной царской России, Пруссии и Австрии.

«Первый раздел» Польши и вмешательство других государств в ее внутренние дела были внешней побудительной причиной к тому, чтобы круг шляхты, стремившейся к оздоровлению государства путем реформ, стал шире Внутренней экономической основой этих стремлений являются первые зачатки капиталистического развития в Польше, требовавшие изменения правового положения городского населения и крепостного крестьянства. Не без влияния оказались также идеи, проникавшие в Польшу из революционной Франции.

В 1788 г. был созван сейм, который заседал четыре года и поэтому в истории Польши известен под названием «четырехлетнего сейма». Сейм этот упразднил «Государственный совет» — орган управления, навязанный Польше Россией (которая посредством него оказывала сильное влияние на внутренние дела Польши). Сейм провел мероприятия для изыскания средств, для создания и содержания 100 тыс. армии и т. д. Но самой вахшой работой сейма была выработка новой конституции. 3 мая 1791 г. сейм утвердил новую конституцию Польши. День принятия этой конституции, 3 мая, считается в современной буржуазно-помещичьей Польше официальным днем национального праздника. Что же давала народу эта конституция, которая празднуется еще сейчас официальной Польшей?

В первом параграфе торжественно утверждается незыблемость господства в стране католической церкви.

Второй параграф гласит буквально следующее:

«Мы (король и сейм. — А. В.) торжественно закрепляем за шляхетским сословием всяческие свободы, вольности, прерогативы первенства как в общественой, так и в частной жизни... личная неприкосновенность и законная собственность каждого (шляхтича. — А. В.), как истинная основа общественности, как зеница ока шляхетской вольности, нами почитается, обеспечивается и закрепляется, и такова воля наша, чтобы она во веки веков почиталась, обеспечивалась и оставалась нерушимой».

18

Конституцией отменялось «либерум вето» и устанавливалась наследственность престола. Некоторые права, весьма ограниченные, давались мещанам Что же касается крестьянства, главной массы населения, то положение его оставалось без изменений. Крепостное право, барщина сохранялись. Таким образом конституция 3-го мая ничуть не изменяла тот социальный строй, который господствовал до нее, а лишь закрепляла его, и все значение конституции сводилось к устранению некоторых недостатков государственного устройства.

Несмотря на всю умеренность этой конституции, борьба против нее со стороны шляхты, во главе с польскими магнатами Потоцким, Ржевусским, Браницким и др., началась немедленно. Магнаты объединили вокруг себя значительную часть фольварочной шляхты, созвали конфедерацию (Тарговицкую) и обратились за помощью в Петербург. Для царской России это был весьма удобный предлог, чтобы снова послать свою армию в пределы Польши. На сей раз польское правительство решило оказать сопротивление вооруженной силой. Но польская армия была слишком слаба, чтобы противостоять царскому войску, и после нескольких сражений оказалась разбитой. Царские войска овладели Варшавой.

Прусский король, с которым Польша предварительно договорилась относительно поддержки ее против царской России, не только не выполнил своего обещания, но предложил царской России план нового раздела Польши. Второй раздел Польши был проведен в 1793 г. После этого раздела территория Польши уменьшилась до */з и составляла уже не более 3 800 кв. миль.

Часть польской шляхты решила однако не складывать оружия. Под предводительством Косцюшко собираются польские войска. Но, несмотря на свои военные таланты, Косцюшко терпит поражение.

Спасти страну могло лишь широкое революционноосвободительное движение народных, главным образом крестьянских, масс. Но такого движения польская шляхта опасалась больше, чем потери государственной независимости. Несмотря на то, что крепостное

2*

19

Право не было отменено, что крестьянство не освобождалось от барщины, во многих случаях крестьяне весьма активно выступали в защиту независимости против царских войск. Но всякий раз, когда более передовая часть шляхты пыталась ради спасения страны добиться чего-нибудь для облегчения положения крестьянства или выдать оружие крестьянству для борьбы с царским войском, большая часть фольвароч-ной шляхты и магнаты всеми силами противодействовали этому. Мало того, там, где крестьянство само вооружалось и появлялись крестьянские отряды, которые стали драться не только против царских войск, но и за свободу крестьян, польская шляхта становилась на сторону царских войск, чтобы совместно с ними усмирять восставших крестьян. Так например, в битве под Мейшкуцами (Шавельский уезд) шляхта вместе с царскими войсками дралась против крестьянских отрядов. Часть шляхты, опасаясь, что восстание против царской России может перерасти в революцию (участь дворян во французской революции пугала польских шляхтичей-помещиков), явно выступала против восстания и не выполняла приказов по поставке рекрутов. Ради своих классовых привилегий и интересов шляхта предавала национальную независимость страны. Польские народные массы, несмотря на бесправие и гнет, проявили больше мужества и воли к национальной независимости, оказались лучшими патриотами своей родины, чем «благородная», полноправная, господствующая, свободная шляхта.

Восстание Косцюшки было подавлено. Царские войска под командованием Суворова вступили в Варшаву. Последовал третий раздел Польши (1795 г.), после чего Польша перестала существовать в качестве самостоятельного, независимого государства. По третьему разделу Польши к царской России отошли земли восточнее Немана и Буга с городами Гродно и Брест-Литов-ском, к Австрии кроме Галиции с городами Краковом и Львовом отошла вся территория между реками Пили-цей и Бугом. Остальную часть Польши, т. е. почти всю этнографическую Польшу, захватила Пруссия.



Польша, капиталистический мир в очерках, А. Врублевский