Крестьянские революционные выступления


Крестьянские революционные выступления

На почве голода, капиталистической и полукрепост-ной эксплоатации, чрезвычайно усилившейся в период кризиса, на почве налогового и ростовщического грабежа, жандармского режима, полевых судов и национального гнета, в особенности в Западной Белоруссии и Западной Украине, ширится и обостряется классовая борьба в польской, белорусской и украинской деревне Польши. Постепенно крестьянские массы переходят от отдельных, разрозненных, распыленных выступлений к крупным массовым битвам, принимающим характер массовых повстанческих выступлений против эксплоатации и гнета фашистского правительства и помещиков.

Если ограничиться рассмотрением крестьянского движения за ряд последних лет, то можно отметить отдельные этапы этого движения. На первом этапе

95

(1928—1931 гг.) крестьянское движение в Польше имело характер хотя весьма острых, но все же разрозненных выступлений. Принимая различные формы пассивного и активного сопротивления сборщикам налогов, судебным исполнителям, полиции и другим представителям власти, непосредственно соприкасающимся с крестьянством, крестьянское движение не поднимается еще в тот период до уровня массовых выступлений с оружием в руках, имеющих характер революционных' выступлений против существующего режима. Более массовый, •стихийный характер в этот период принимает движение лишь в Западной Украине, где 1930 г. ознаменовался широкой волной поджогов помещичьих имений. Это движение против пана-помещика, против оккупанта, было выражением протеста наиболее активных элементов украинской деревни при сочувствии миллионных масс угнетенного крестьянства, против жесточайшего социального и национального гнета, осуществляемого польским правительством и польским помещиком.

Подавленное на время жесточайшими репрессиями «пацификацией» при помощи отрядов полиции, жандармерии и войск крестьянское движение вновь вспыхивает с огромной силой в период 1932—1933 гг. Кровавые столкновения с полицией и представителями власти не только учащаются, но распространяются на все районы Польши, в том числе и центральные; кровавые столкновения в Лопанове, Ядове, Лиманове, Асташине и в особенности вооруженное выступление крестьян в 1932 г. в местности Лиски, в котором участвовало 19 деревень с населением в 10 тыс. человек, свидетельствовали о все большем нарастании революционного движения крестьянства. Волны крестьянского движения достигают высшего уровня летом 1933 г., когда вспыхнули повстанческие бои крестьянских масс центральной Галиции на территории свыше 10 уездов Краковского и Львовского воеводств. Это движение охватило крестьянскую массу в 100 тыс. человек и длилось целый месяц.

Характерно, что в этом повстанческом движении и вообще в крестьянских выступлениях последних лет

принимают участие не только безземельное и малоземельное крестьянство, но и значительные массы середняков, революционизированные крайней нуждой в результате кризиса и политики фашистского правительства.

Формы крестьянских движений в Польше весьма разнообразны: массовый неплатеж налогов, недопущение в деревню налоговых исполнителей, массовая рубка помещичьих и правительственных лесов, нападения на поезда с углем, борьба против комасации (землеустройства) и ликвидации сервитутов, голодные походы, борьба против рыночных сборов и новая форма борьбы польского крестьянства: крестьянская стачка-бойкот, заключающаяся в том, что крестьяне отказываются возить свои продукты в город и продавать их за бесценок!.

Крестьянское движение в 1934 г. не выливалось в такие формы, как массовые повстанческие бои, имевшие место в 1933 г. в Средней Галиции. В 1934 г. оно носило преимущественно характер распыленных выступлений. Причиной этому послужили, во-первых, жесточайшие карательные экспедиции, которые охватили не только Западную Белоруссию и Западную Украину, но целые области коренной Польши; во-вторых, усиленное маневрирование правительства по отношению к крестьянским массам. Фашистское правительство провозгласило демагогический лозунг: «лицом к крестьянству:», провело кампанию по «снижению» задолженности и «ликвидации» недоимок. Известную роль сыграла также деятельность объединенной и значительно возросшей за последние годы крестьянской партии, стремящейся сдерживать выступления наиболее революционной части крестьянства.

События в Кракове и Львове весной 1936 г., волна забастовок сельхозрабочих летом 1936 г. в Львовском и Краковском воеводствах, перерастающих в политические выступления и кровавые столкновения с жандармами и полицией показывают, что пропасть между правящей фашистской верхушкой и широкими народными массами, в том числе и крестьянскими массами,

7—2375

97

ч|я твычаГшо у| билась и чго в массах все больше растет стремление к объединению 1юд лозунгом, данным VII конгрессом Коминтерна, под лозунгом антифашистского народного фронта.

Сельское хозяйство и подготовка фашистской Польши

к войне

Польский фашизм в своей аграрной и сельскохозяйственной политике стремится не только укрепить помещичье землевладение и кулацкие хозяйства, внедрить капиталистические методы эксплоатации в польской деревне (для этого, в частности, и проводится польским правительством принудительная «камасация», ликвидация сервитутов и т. д.), но и расширить продовольственную базу империалистической Польши, усилить сельскохозяйственный экспорт, а главное — создать твердую продовольственную базу на случай войны. Через все действия и политику польского правительства' в области сельского хозяйства красной нитью проходят мероприятия военно-экономического и военнополитического ■характера.

Поскольку подготовка к антисоветской войне является ведущим моментом внешней политики польского фашизма, то она заслуживает нашего пристального внимания. Отметим важнейшие моменты в этой области.

Основным источником живой силы для ведения войны является в Польше крестьянство. Основной поставщик продуктов питания для армии и всей страны — это сельское хозяйство. Оно же источник многих видов сырья и материалов, необходимых для ведения войны. Создание крупных масс конницы зависит в значительной мере от наличия в стране достаточных ресурсов конского состава, т. е. в конечном счете от того же сельского хозяйства. Общие условия на будущих театрах военных действий зависят во многих отношениях от положения сельского хозяйства на этих театрах. Неудивительно поэтому, что сельское хозяйство стало в Польше, .наравне с промышленностью и транспортом, одним из важнейших объектов многосторонней

98

подготовки к войне, в особенности же подготовки военно-политической и военно-экономической.

Центральной задачей военно-экономической подготовки сельского хозяйства является приведение его в такое состояние, чтобы оно могло в случае войны максимально обеспечить нужды армии и страны в продовольствии и фураже.

Данные о внешней торговле Польши показывают, что экспортные возможности Польши в отношении хлебофуража весьма ограничены. Благодаря лишь крайне низкому потреблению и, по выражению одного из буржуазных польских экономистов, способности польского крестьянина и городской бедноты «затягивать пояс» (т. е. голодать), имеются некоторые «излишки» для экспорта, составляющие не более 5—7% валовой продукции. Но значительные колебания урожайности ставят под угрозу хлебо-фуражный баланс Польши.

Польские буржуазные экономисты считают, что такое положение в «нормальное время» не является угрожающим или опасным. Совершенно иное значение хлебо-фуражный баланс приобретает в условиях военного времени.

Вопрос о степени обеспечения Полыни хлебо-фура-жом в условиях военного времени периодически обсуждается в польской печати, в том числе и военной. Подсчеты, произведенные в военном журнале «Пше-глонд Интендантски» с учетом продолжительности войны более одного года, приводили к заключению, что хлебных запасов в Польше, при среднем урожае, хватит на 9—10 месяцев, а фуража — на 7—8 месяцев, т. е. степень самообеспечения Польши хлебо-фуражом в случае войны составляет 70—80% потребности. В юбилейном сборнике, изданном в связи с пятилетним пребыванием у власти правительства Пилсудского, «Пять лет на хозяйственном фронте» один из авторов этого сборника в итоговой статье снова рассматривает вопрос о самообеспечении Польши в хлебо-фураже. Указав сперва на аргументы общехозяйственного порядка по самообеспечению, он в дальнейшем говорит:

«В случае политических осложнений, в случае войны,

99

/

Польша может быть легко отрезанной от главных артерий международной торговли хлебом, а незначительные по сравнению с нашими потребностями доставки из Венгрии и Румынии, на которые мы могли бы рассчитывать, могут оказаться недостаточными или совершенно неосуществимыми. В этом случае возникла бы необходимость ликвидации части живого инвентаря, что в совокупности уменьшило бы основы продовольственного снабжения страны в столь грозный момент».

Настойчивое напоминание в печати (главным образом в органах печати помещиков и правительства) о недостаточности продовольственной базы в Польше на время войны сопровождается обычно выводом о необходимости укрепления, стимулирования, поднятия на более высокий уровень сельского хозяйства. А эта помощь сельскому хозяйству в условиях помещичье-буржуазной Польши была равнозначна субсидированию и защите интересов помещиков и кулачества за счет трудящихся масс города и деревни. Это требование помещиков выполнялось фашистским правительством Пилсудского в полной мере. Отметим ряд мероприятий, которые были предприняты в этом направлении еще в докризисный период.

Мероприятия в области внешнеторгового оборота выражались, во-первых, в заире-тительных мерах по ввозу хлеб о-ф у р а ж а, в контингентировании и повышении ввозных пошлин на другие продовольственные товары; во-вторых, в установлении экспортных премий (все более повышаемых и распространяемых на все виды злаков), т. е. выдаче экспортерам хлеба — помещикам и крупным хлеботорговцам — определенной доплаты к сумме, получаемой последними от вывоза хлеба по ценам, установленным на мировом рынке. Этой мерой правительство не только передавало в руки помещиков и кулаков десятки миллионов из государственных средств, т. е из налоговых средств, но повышало также цену на хлеба на внутреннем рынке. Следовательно экспортные премии, поступавшие в карманы помещиков

100

и кулаков, ложились двойным гнетом на неимущие слои населения: во-первых, повышали цены на внутреннем рынке, во-вторых, увеличивали налоговое бремя.

Следующей мерой, которая проводится все время, является так называемая правительственная интервенция, которая заключается в закупке правительственными органами или банками значительного количества хлеба с целью поднятия цен на внутреннем рынке. Правда, в период кризиса эта мера в отношении цен не могла уже играть значительной роли, но сосредоточение значительных хлебных запасов в руках правительства имеет существенное значение с точки зрения обеспечения наличия в готовности определенного запаса хлеб о-ф у р а ж а на случайвойны.

Наконец кредитование сельского хозяйств а в самых разнообразных формах из государственных средств (в форме долгосрочных и краткосрочных кредитов, в форме выдачи ссуд под залог хлебных запасов) являются также мерой, применявшейся раньше и применяемой теперь для поддержания слабых участков в помещичьих и кулацких хозяйствах.

Военная подготовка сельского хозяйства не ограничивается задачей обеспечения армии и страны продовольствием и фуражом. Сельское хозяйство Польши является одним из важнейших источников сырья и материалов, необходимых для польской армии и польской военной промышленности.

В первую очередь сельское хозяйство является источником сырья для текстильной и кожевенной промышленности. Обе эти отрасли промышленности играют значительную роль в снабжении армии. В своем выступлении, в связи с рассмотрением военного бюджета в бюджетной комиссии сейма, бывший тогда вицевоенным министром ген. Складковский особенно подчеркивал успехи в области достижения Польшей независимости от заграницы не только в отношении производства оружия, но и в области расширения собственной сырьевой базы. В частности он указал на шерсть иле н, как «а те виды сырья, на которых

должны базироваться те отрасли текстильного производства, которые работают для армии.

Военное министерство разработало целый ряд мероприятий для увеличения потребления шерсти и льна уже в мирное время с целью увеличения овцеводства и льноводства. Так например текстильные изделия, поставляемые армии, должны содержать 40% шерсти польского происхождения; с целью стимулирования овцеводства вводится в качестве обязательной нормы для питания армии два раза в неделю баранина. Вата, марля, бинты должны изготовляться из льна. Для этого при помощи правительства организуются специальные фабрики.

Многие текстильные фабрики, получив правительственные субсидии и кредиты, приступили к приспособлению своего оборудования к производству льняных тканей взамен хлопчатобумажных.

Несомненно, что в этих мероприятиях заинтересованы определенные группы помещиков и кулачества. В связи с ликвидацией сервитутов значительно ограничиваются возможности основной массы крестьянства содержать несколько голов скота, в особенности овец. Наоборот— у помещиков эти возможности значительно расширяются.

То же самое можно сказать относительно некоторых отраслей сельскохозяйственной промышленности. Принудительное введение горючих смесей, содержащих определенный процент спирта для автотранспорта, является фактически результатом компромисса, после довольно длительной борьбы, между помещиками — владельцами винокуренных заводов — и нефтепромышленникам. Введение горючих смесей должно лучше обеспечить потребности армии и страны жидким топливом во время войны.

Можно было бы привести еще целый ряд примеров военно-экономических мероприятий в области сельского хозяйства например в области коневодства, лесного хозяйства, организации учета ресурсов и продукции и т. п.), из которых каждый в отдельности на первыи взгляд не играет существенной роли, но все они взятые

102

в совокупности предсіавиі уже целую систему, иапран-леиную на максимальное использование сельскохозяйственных ресурсов и подготовку организационных форм для изъятия этих ресурсов во время войны.

План изъятия продовольствия и скота у крестьян во время войны уже намечен в законах «о материальных повинностях» и «личных повинностях», изданных польским правительством.

Наиболее характерным в этих законах является установление реквизиций в военное время. Вся сельскохозяйственная продукция, необходимая для нужд армии и госаппарата, изымается в принудительном порядке. «По мере возможности», как указано в законоположении, оставляется для пропитания на каждого едока из расчета годового потребления хлебных злаков 180 кг и картофеля — 700 кг. В «маломощных» хозяйствах, в которых продукция хлеба незначительна, можно половину из подлежащего к оставлению хлеба заменить картофелем из расчета 1 кг хлеба = 5 кг картофеля. «По мере возможности» в хозяйствах оставляется: лошади — 1 в хозяйствах до 10 га, а в хозяйствах свыше 10 га по 1 лошади на каждые 10 га; в хозяйствах до 10 га оставляется 1 корова, в хозяйствах свыше 10 га число оставляемого крупного рогатого скота прогрессивно увеличивается.

Взимание материальных повинностей проводят согласно закону административные власти или органы самоуправления, а в случаях, не терпящих отлагательств, непосредственно военные власти.

Если административные власти, состоящие из жандармов, или органы самоуправления, состоящие из помещиков, будут снисходительны и сочтут «возможным», то они оставят на крестьянина по V* кг зерна и 2 кг картофеля в день. «Если они сочтут возможным», то не заберут лошади и коровы. Если крестьянина мобилизуют в армию и он не оставит себе заместителя или его клочок земли не будет обработан полностью, если он не подчинится предложениям правительства или его приказам, то для его хозяйства устанавливается

103

Принудительное управление Или принудительная аренда 1. Другими словами — его земля передается ближайшему помещику или кулаку; рабочая же сила для обработки этой земли обеспечивается существующим законом о «личных военных повинностях» * 1 2 3. На основании этого закона собственные земли помещиков и кулаков, а также «принудительно данные им в управ-ние» земли крестьян бедняков и середняков будут обрабатываться батраками и теми же крестьянами в принудительном порядке на основе законов военного времени.

Проведение намеченных польским правительством военно-экономических мероприятий требует политического обеспечения их. «Осадничество», т. е. военное поселенчество, главным образом в Западной Белоруссии и Западной Украине, имеет помимо чисто военных задач (разведка, подготовка опорных пунктов и т. д.), помимо чисто политических задач (полонизация, политическая агентура) и элементы военно-экономического характера. Эти осаднические, по преимуществу крепкокулацкие, хозяйства вместе с польскими помещичьими хозяйствами являются на Западной Украине и Западной Белоруссии тем фундаментом, на котором польские оккупанты строят здание порабощения белорусского и украинского крестьянства. На Западной Украине и Западной Белоруссии осадники вкупе с помещиками будут именно членами всяких «комиссий», «пре^ставите-

1 Принудительное управление или аренда сельских хозяйств могут быть применены в следующих случаях:

1) Когда хозяйство оставлено владельцем или арендатором без заместителя.

2) Если владелец, арендатор или заместитель перестали вести сельское хозяйство и оно полностью или частично не обрабатывается.

3) Если владелец сельского хозяйства не подчиняется предложениям правительства или его приказам.

* На основании «закона о личных военных повинностях» правительству предоставляется полное право помимо лиц, призванных на военную службу, привлекать всех граждан обоего пола в возрасте от 17 до 60 лет ко всяким работам, которые по усмотрению правительства являются необходимыми для государства. >

104

лями» от сельскохозяйственных организаций, активными помощниками польской военщины и жандармерии.

Положение сельского хозяйства в Польше и накаленная атмосфера классовой борьбы в деревне сильно тревожат польских милитаристов. Уже в 1932 г. подполковник Джугай в газете «Польска Збройна» бьет тревогу: «Сельское хозяйство него продукция прежде всего является той отраслью народного хозяйства, которая самым тесным образом связана с задачами войны. Все уже сознают катастрофическое состояние сельского хозяйства и нет такой отрасли, на которой бы это не отражалось... Промышленность, зависящая от поставок заграничного сырья, в случае войны может быть отрезана от источников этого сырья, и тогда она обратится в балласт или — в лучшем случае — будет находиться в бездействии. Поэтому нашей задачей, диктуемой требованиями как хозяйственного, так и военного характера, является: 1) восстановление сил сельского хозяйства; 2) обеспечение независимости >в 'отношении сырья тех отраслей промышленности, которые имеют военное значение».