ПОЛОЖЕНИЕ РАБОЧЕГО КЛАССА И РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ


ПОЛОЖЕНИЕ РАБОЧЕГО КЛАССА И РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ

Безработица в Польше стала хронической. Она растет из года в год, несмотря на некоторое улучшение коньюнктуры в промышленности. Даже официальные статистические данные подтверждают этот факт. Максимум официально зарегистрированных безработных составил в 1931 г. — 380 тыс., в 1932 г. — 360 тыс.; в годы депрессии особого рода максимум достиг в 1934 г. — 409 тыс.; в 1935 г. — 520 тыс. Эти официальные данные не позволяют, правда, установить действительного объема безработицы в Польше, но они несомненно приблизительно верно отражают тенденцию развития. Хроническая безработица растет, несмотря на известное оживление промышленного производства, несмотря на некоторое увеличение числа занятых рабочих. Фактическое число безработных промышленных рабочих в Польше достигает по отнюдь не преувеличенным оценкам буржуазных экономистов от 1 до I1/* млн. («Пшеглонд господарчи» — орган союза промышленников — оценивал фактическое число безработных в 1,5 млн., «Работничи Пшеглонд господарчи» — орган Центральной комиссии профсоюзов — свыше 1 млн., другие источники дают аналогичные цифры).

В деревне безработица не учитывается. Однако все буржуазные экономисты соглашаются на том, что большинство трудоспособного сельскохозяйственного населения не в состоянии при нынешней струк-

туре сельского хозяйства в Польше найти применение для своего труда. По заявлениям даже официальных лиц, 9—10 млн. человек в Польше не находят применения для своих рук.

Наряду с полностью безработными значительная часть рабочих страдает от частичной безработицы. Согласно официальным данным число частично безработных (т. е. работающих неполную рабочую неделю: от 1 до 4 дней в неделю) охватывает от V» до 2/в всех занятых в промышленности рабочих. При чрезвычайно низкой заработной плате положение масс частично безработных немногим лучше безработных.

Согласно закону о страховании на случай безработицы каждый рабочий, занятый в производстве, получал в случае безработицы право пользоваться пособием в течение времени от 13 до 39 недель (вместе с так называемым чрезвычайным пособием). Как только безработица в связи с кризисом стала принимать все более широкие размеры, буржуазия решила избавиться от ненавистного ей закона по страхованию безработных. Последовательно были урезаны размеры пособия, сокращен срок выдачи пособия, резко ограничен контингент рабочих, сохранивших право на получение пособий. Одновременно отчисления с рабочих в страховой фонд по безработице были увеличены до 2% действительной зарплаты; для сезонных рабочих взносы были установлены в двойном размере. Достаточно сказать, что благодаря ухудшению фашистским правительством закона о страховании по безработице число безработных, получавших пособие из фонда страхования по безработице, сократилось с 113 тыс. в 1931 г. до 49 тыс. в 1933 г., т. е. более чем вдвое. Если в 1930 г. сумма выплаченных безработным пособий достигала 104 453 тыс. злотых, то уже в 1933 г. фашистское правительство урезало эту помощь до 26 360 тыс. злотых, т. е. в четыре раза. В 1935 г. зарегистрированных безработных было в полтора раза больше, чем в 1933 г., но пособий по безработице было выдано столько же, сколько и в 1933 г. Максимальное еженедельное пособие было урезано против

136

первоначального (вдвое и больше — до 11,80 злотых для холостого и до 18 злотых для семейного; не практике выдаваемое пособие редко достигает даже половины указанной здесь ставки.

Уничтожая страхование по безработице, польский фашизм, вдохновленный примером германского фашизма, встал на путь внедрения принудительного труда. Так называемые «общественные работы», на которых за нищенскую плату принуждены работать безработные, получили широкое применение уже в 1934 г., когда число занятых на этих работах безработных превысило 100 тыс. В 1935 г. число безработных, занятых на так называемых «общественных работах», достигло уже 150 тыс. Как правило, заработок на «общественных работах» не превышает пособия по безработице, в большинстве случаев он значительно ниже этого последнего. Значительная часть занятых в 1935 г. на «общественных работах» безработных работала за голодный паек в несколько кило муки, картофеля, угля в месяц. Этот принудительный полударовой труд на так называемых «общественных работах» используется главным образом для строительства стратегических шоссейных дорог, железнодорожных линий, военных укреплений и т. д. Военное значение имеют и лагери принудительного труда для молодежи, в которых в 1935 г. было сосредоточено около 20 тыс. молодых рабочих. Жизнь безработных в Польше, вернее их мучительное умирание от голода, холода, болезней и бездомных скитаний в поисках куска хлеба, неоднократно освещалась в печати.

Когда же, отчаявшись, безработные поднимаются на борьбу, выходят демонстрировать на улицы городов, требуя работы или хлеба, орды откормленных фашистским правительством полицейских бросаются н'а безоружных, избивают, расстреливают их.

Заработная плата в Польше всегда была значительно ниже, чем в Западной Европе. Все годы существования польского государства были годами упорной борьбы рабочего класса за свой жизненный уровень, за свои политические права. Во время экономического кризи

137

се буржуазия повела бешеное наступление на заработную плату, на условия труда, на политические и социальные завоевания пролетариата Польши. Приводимый ниже в таблице индекс реальной зарплаты рабочих в Польше (индекс этот разработан на основании подсчетов польского экономиста Ст. Рыхлинского и данных инспекции труда) скорее даже несколько приукрашивает действительность. Однако и эти данные показывают, насколько снизилась реальная зарплата рабочих по сравнению с довоенными годами.

Показатели реальной зарплаты в Польше (1914 г.=100)

Год

Показатели зарплаты

Год

Показатели зарплаты

1419

48

1929

97

1923

71

1930

89

1925

75

1431

75

1932

54,18

1928

78

1933

48

1934

45

Ни в одном из европейских государств темп снижения зарплаты рабочим не был так значителен, как в Польше. Об этом свидетельствует следующая таблица (согласно данным «Малый статистический ежегодник Польши, 1935 г.):

Колебания зарплаты рабочим в некоторых государствах в период 1930—1931 гг.

Государство

Средняя годовая меньше (—) или больше (-)-), чем в предыдущем году в %

Годы

1930

1.31

1932

1933 |

19.4

Польша • * •

-2

-6

-8

•ч

-9

-6

Англия ....

-1

-1

-2

-1

Чехословакия .

+2

+ 1

0

-1

-2

Франция . .

+9

0

-4

0

0

Италия ....

-2

-9

-4

“2

-2

Германия . •

-2

-5

-16

-4

— 1

Дания ....

-2

0

0

0

0

Эстония . . .

|-1

-2

-6

-3

0

138

Все более значительные массы рабочих, несмотря на тяжелые условия труда и напряженную непосильную работу, зарабатывают ниже голодного прожиточного минимума (прожиточный минимум для рабочей семьи около 60 злотых в неделю). Об этом наглядно свидетельствует приводимая ниже таблица.

Процент рабочих, полный недельный заработок которых составлял (в злотых):

Отрасли

1 средний 1 недельный заработок 1 взрослых рабочих

1 -к §

а) со В

я 10-20

О

со

а

) О I

§

1

§ е н

О

1

§ т а

и 50 и

больше

Приме

чание

В промышлен-

носги, торго-

вле, транс-

По дан-

порте и ре-

ным «Ма-

меслах .

24,30

22,7

29,7

20,0

11,6

6,7

8,3

1у Коса 1к

В обрабатыва-

Ы 1ув1у-

ющей промы-

С2ПУ»,

тленности .

26,74

12,2

29,3

26,3

15,4

7,8

9

1935.

Данные, приведенные в таблице, свидетельствуют о том, что свыше 9/м всех рабочих зарабатывают меньше прожиточного минимума, установленного правительством, исходя из голодных норм питания и варварского уровня покрытия культурных потребностей рабочего и его семьи. Свыше 2/з рабочих зарабатывают меньше половины этого прожиточного минимума.

Общий фонд зарплаты рабочих уменьшился с 4 100 млн. злотых в 1929 г. до 2 млрд, в 1933 г., т. е. более чем иа 50%. 1934 и 1935 гг. дают лишь 5—10% номинального увеличения фонда заработной платы.

Значительно выросли вычеты из заработной платы. Новый чрезвычайный подоходный налог, введенный в ноябре 1935 г. декретом фашистского правительства Косцялковского, еще больше увеличил бремя вычетов. Выдача зарплаты натурой фабричным рабочим практикуется на ряде даже крупных предприятий, напри

139

мер бутылками на некоторых стекольных фабриках, мануфактурой на Шлоссеровской мануфактуре в Озор-кове (около Лодзи) и многих других текстильных предприятиях. Обь чно, сами фабриканты затем скупают у своих же рабочих эти товары за бесценок; оплата бонами на фабричный магазин также практикуется весьма часто. Все эти и подобные им махинации фабрикантов приводят к еще большему уменьшению заработка рабочих.

Эксплоатация детского и женского труда на польской фабрике.

Еще до кризиса известный польский ученый профессор Л. Крживицкий сравнивал уровень жизни широких рабочих масс в Польше с уровнем жизни индийских рабочих, констатируя, что «если бы мы хотели найти страну, наиболее близкую по структуре рабочего бюджета к нашей стране (т. е. к Польше), то, как бы это ни казалось парадоксальным, это — бюджет индийского рабочего в Бомбее».

140

«Как же живет рабочая семья, каким потребителем материальных и культурных ценностей она может быть при таких заработках?» — спрашивает инспектор труда Галина Крагельская в книге «Правда об условиях труда» (Львов, 1934 г.) и сама же отвечает: «Ясно, что рабочая семья очень плохой потребитель. Расходы на питание поглощали 66% 1 всех расходов рабочей (со средним заработком) семьи... При такой структуре бюджета трудно удивляться, что расходы на одежду, белье, обувь еле превышали 12%, расходы на культурно-лросветительные нужды, на общественные организации составляли лишь 0,6%. Пролетариат, вследствие низкого уровня жизни, имеет лишь слабую возможность учить своих детей. В 1931 г. среди учеников средних школ было 10,9% детей рабочих... Среднее годичное потребление достигало в 1927—1928 гг. (т. е. еще до кризиса) в килограммах на человека: чая—0,07, масла—1, всяких видов жиров — 8, мяса, рыбы и т. п. — неполных 19, хлеба — 0,5 кг в день. Таковы были нормы потребления в годы наилучшей коньюнктуры... Под влиянием кризиса потребление почти всех продуктов сильно уменьшилось. Для примера укажу, что потребление сахара снизилось на 2 к и л о на голову населения. Можно со всей решительностью утверждать, что потребление рабочего класса снизилось более чем на половину. Нередко дети в рабочей семье не знают совсем, как выглядит и каков на вкус сахар... Путешествие внимательного и добросовестного наблюдателя вдоль страны позволяет... прийти к убеждению, что часто стирается грань между безработным и работающим, нивелирует ее — нищета... Мы должны подчеркнуть, что увеличение производительности труда при плохой оплате этого труда должно вести к полному обнищанию пролетариата...»

Наступление буржуазии и фашистского правительства лишило пролетариат значительной части социаль-

1 Расходы на питание у западноевропейских рабочих составляют в среднем 50% их бюджета.

141

ных и политических завоеваний, достигнутых им в период 1918—1921 гг. Почти полностью ликвидирован 8-часовой рабочий день, английская суббота; оплата сверхурочных уменьшена на 50%, значительно ухудшен закон об отпусках, фактически ликвидировано страхование по безработице и выдача регулярных денежных пособий безработным. Резко ухудшено страхование по болезни, инвалидности и несчастным случаям. Фактически больше чем на половину сокращены пособия по болезни, значительно ограничен круг лиц, пользующихся страхованием по болезни. Согласно отчета больничных касс, денежные пособия, выдаваемые рабочим но болезни, сократились с 62,9 млн. злотых в 1930 г. до 26,8 млй. злотых в 1933 г. В дальнейшем они еще более сократились.

Расходы на лекарства в среднем на одного застрахованного были сокращены в 1933 г. по сравнению с 1930 г. на 35%. Введена была оплата не только за лекарства, но и за медицинскую помощь. Уменьшение числа больничных касс <с 184 в 1932 г. до 103 в 1933 г. значительно затруднило рабочим возможность пользоваться лечением.

В 1935 г. администрация больничных касс приступила к ликвидации поликлиник и амбулаторий. Взамен этих учреждений рабочие прикреплялись к районному врачу, принимавшему у себя на частной квартире. Число прикрепленных к одному врачу настолько велико, что фактически больные лишены медицинской помощи. Одновременно были значительно увеличены отчисления с зарплаты рабочих в страховые фонды. По подсчетам органа профсоюза горняков «Горняк» в результате всех указанных мероприятий правительства рабочие уплатили в 1935 г. в страховые фонды по болезни, инвалидности, безработице и т. п. на 100 млШ. злотых больше, нежели в предыдущие годы (сумма эта, учитывая незначительные заработки польских рабочих, весьма .велика). Огромные суммы денег, собираемые страховыми фондами, перейдя в полное бесконтрольное веденье фашистских чиновников, буквально расхищаются этими последними, а также пра-

142

вительством, которое -не прочь тришкин кафтан государственного бюджетного дефицита штопать за счет рабочих денег.

Усиленно внедряется потогонная система капиталистической рационализации. По откровенному признанию начальника главного статистического управления Польши «реорганизация предприятий Польши состоит прежде всего в усилении интенсификации труда и уменьшении числа рабочих и служащих». Капиталистическая «рационализация» несет рабочему классу не только еще более интенсивный, изнуряющий труд, преждевременное изнашивание организма вследствие систематического недоедания, но и катастрофическое увеличение несчастных случаев на производстве и рост жертв хронической безработицы. Достаточно сказать, что при почти неизменившемся уровне продукции в каменноугольной промышленности число занятых рабочих сократилось с 182 тыс. в 1924 г. до 76 тыс. в 1934 г., т. е. свыше 100 тыс. шахтеров потеряли работу без надежды вновь ее получить в капиталистической Польше. Число несчастных случаев в промышленности за .один лишь 1930 год составило по официальным источникам 102 785, в том числе 1 176 окончившихся смертью рабочих.

На основе фашистского закона о принудительном арбитраже значительно ограничено право коалиции рабочих. Рабочие военной промышленности и ряда других государственных и коммунальных предприятий лишены права стачки; за нарушение этого закона им угрожает каторга. На основе фашистского закона «об обществах» (конец 1932 г.) профессиональные союзы и другие организации пролетариата подвергнуты жестокому контролю фашистской администрации и охранки; революционные профсоюзы подвергаются жестоким преследованиям.

Новая фашистская конституция и избирательный закон, лишающие рабочих остатков политических прав, закон о вспомогательной военной службе, о военнотрудовой повинности — вот очередные (проведенные в 1934 и 1935 гг.) мероприятия фашистской диктатуры,

143

*

превращающей фабрики и заводы капиталистической Польши в военнокаторжную тюрьму для рабочих.

Наступление капитала и фашизма на жизненный уровень и на политические права рабочих натолкнулось на растущее сопротивление всего рабочего класса Польши. После временного отлива, последовавшего за всеобщей стачкой лодзинских текстильщиков в 1928 г., героические стачки варшавских трамвайщиков в 1931 г. открыли период новых грандиозных экономических боев. Известное представление об этих классовых схватках дает приводимая ниже таблица стачечного движения, составленная на основании официальных источников:

Годы

Число

стачек

Число предприятий

Число участников стачек

Число потерянных раб. дней

1930

322

1185

50 399

367 711

1931

459

1 154

106 985

592 129

1932

504

6 219

313 793

2 107 628

1933

6«1

7 212

343 221

3 902 802

1931

1003

9 437

400 574

2 365 628

1935

1165

10551

445 500

ок. 2 500 000

Начало 1935 г. ознаменовалось крупными всеобщими стачками лодзинских текстильщиков и горняков Домбровского бассейна. В июне 1935 г. в связи с введением новой фашистской конституции и нового избирательного закона, по инициативе компартии Польши на основе проведения единого фронта с социалистическими рабочими и организациями, по всем крупным индустриальным центрам страны прокатилась волна массовых политических забастовок протеста, охвативших от 200 до 250 тыс. рабочих.

В конце 1935 и в начале 1936 г. прокатилась волна упорных стачек, в том числе и на государственных предприятиях, в связи с новыми законами, понижающими зарплату. Вся первая половина 1936 г. прошла в непрерывных стачечных боях.

За последние годы в отличие от предыдущих можно отметить перемещение базы стачечного движения с

Ж

■мелких и средних в крупные предприятия. Несмотря на всю неравномерность забастовочной волны, стачечное движение охватило почти все отрасли промышленности.

Рабочий класс от разрозненных стачек на отдельных предприятиях перешел к отпору развернутым фронтом: всеобщие стачки текстильщиков в 1933, 1934, 1935 гг. и в начале 1936 г., всеобщие стачки шахте-* теров Верхней Силезии и Домбровского бассейна ^ 1932, 1933, 1934, 1935 гг., стачки металлистов, строителей, печатников в 1936 г. и т. д.

Новой формой борьбы, которую выдвинули польские рабочие, так называемые «польские стачки», являются стачки, которые сопровождаются занятием забастовщиками предприятий. Число забастовок, сопровождавшихся захватом фабрик, растет из года в год. Занятие фабрик применялось главным образом во время стачек на крупных предприятиях, преимущественно перед угрозой массовых сокращений рабочих или угрозой закрытия предприятия. Многие из этих забастовок приводили к необычайно острым кровавым столкновениям с полицией, пытавшейся «очистить» предприятия от бастующих. Многие из этих героических эпизодов классовой борьбы войдут славной страницей в историю революционного рабочего движения в Польше. «Польские стачки» на стекольном заводе «Гортенсия», в Петрокове, на крупной текстильной фабрике «Круше и Эндер» в Пабианицах, стачки в подземельях шахт «Климонтув» и «Мортимер» в Домбровском бассейне, на радиотелеграфном военном государственном заводе «Дзвонкова» в Варшаве, текстильной фабрике «Пельцеры» в Ченстохове и т. д. прогремели на всю страну, возбуждая волну солидарности во всем рабочем классе. «Польские стачки» нашли впоследствии последователей и в Японии, и в Бельгии, и в Венгрии, и Румынии, и Франции, и в ряде других стран.

О чрезвычайном упорстве и героической выдержке рабочих свидетельствует факт, что большинство стачек, несмотря ра кризис, корчилось победой басту- 1

1 С»—2375

145

ющих. Число .победоносных (полностью или частично) стачек росло из года в год. В 1931 г. победой завершилось 244 забастовки, в 1932 г. — 354, в 1933 г. — 455, в 1934 г. —639.

Стачечные волны в Польше н.е только усиливаются, ко меняется и их характер. Развертывается волна политических стачек протеста против фашистских декретов, ухудшающих социальное страхование и ликвидирующих 8-часовой рабочий день и т. д. Эти стачки охватывают такие крупные центры, как Варшава (металлисты), Лодзь, Белосток, Вельск (текстильщики) и т. п. Забастовки в Пабианицах в годовщину расстрела демонстрации безработных, забастовки против учреждения концентрационных лагерей и т. д. свидетельствовали о серьезном переломе в забастовочном движении. В этих стачках принимало участие /в течение первого квартала 1934 г. свыше 360 тыс. рабочих. Ярко выраженную политическую антифашистскую окраску носила стачка протеста против введения нового фашистского избирательного закона в июле 1935 г.

Особенно важно то, что компартия Польши в борьбе против фашистской конституции и нового избирательного закона с успехом выступала как застрельщик, инициатор и организатор борьбы народа за свои политические права и демократические свободы. На целом ряде митингов и фабричных рабочих собраний рабочие массы поддержали предложения коммунистов организовать совместные с социалистическими партиями митинги, демонстрации и стачки протеста. Компартия сумела мобилизовать на борьбу широкие массы рабочих и крестьян и получить поддержку со стороны ряда социалистических организаций и профсоюзов для защиты интересов рабочего класса и всех трудящихся Польши против фашистской диктатуры и империалистической войны, подготовляемой польскими империалистами.

Единый фронт пролетариата в Польше скрепился рабочей кровью, которая обагрила улицы Кракова и Львова в марте и апреле 1936 г. Краковские и львовские расстрелы свидетельствуют о новом этапе борьбы про-

И6

тетариата и трудящихся масс против буржуазии и фа' шистского режима. «В фашистской Польше краковский расстрел сыграл, до известной степени, такую же роль, как расстрел ленских рабочих в царской России», — констатирует т. Ленский *.

Демонстрация трудящихся 1 мая-1936 г. в Кракове.

Непосредственной причиной краковских событий послужила попытка польского фашизма ликвидировать «польскую стачку», ставшую одним из самых острых орудий рабочих при защите своих жизненных интересов. «Польская стачка» не дает возможности предпринимателю использовать штрейкбрехеров. Польская буржуазия давно уже вела кампанию за принятие «решительных» мер против права «польской стачки». Когда на краковской фабрике «Семперит» началась «польская стачка» и стала перебрасываться на другие фабрики, фашистское правительство пришло в ярость. 1

1 См. «Правда» 28 апреля 1936 г., статья т. Ленского «Уроки Кракова и Львова». I

10*

147

Оно бросило ночью полицейский отряд на проводящих стачку на фабрике «Семперит» рабочих и работниц, и полицейские, зверски избив бастовавших работниц и рабочих, выбросили их раздетыми и босыми на улицу.

На этот поступок польского фашизма краковский пролетариат ответил всеобщей однодневной забастовкой, демонстрацией всего пролетариата Кракова и уличными боями с полицейскими силами в течение целого дня. В результате —10 убитых и несколько десятков раненых рабочих.

В Кракове политическая стачйа была объединена с подлинно массовой демонстрацией, ив этом заключается новое в движении польского пролетариата за последние годы. Огромное значение имели и львовские упорные бои пролетариата с крупными заранее мобилизованными полицейскими силами. 20 убитых, сотни раненых — вот что дало фашистское правительство пролетариям Львова вместо обещанной помощи безработным. Львовские события характерны тем, что на помощь рабочим Львова выступила вся масса трудящихся, что «солидарность трудящихся Львова против фашистского гнета перешагнула через разжигаемую десятками лет национальную рознь. На улицах Львова часть бывших легионеров дралась в рядах демонстрантов. Польская буржуазия переоценила силу воздействия на рабочие массы погромного антисемитизма как громоотвода революционных настроений» !.

Краковские и львовские события не только скрепили единый фронт пролетариата, но были проявлением дальнейшего развития народного антифашистского фронта. Ко всеобщей стачке протеста, которая была ответом на львовский расстрел, примкнули все слои трудящихся масс и даже служащие частных банков, которые выступали впервые. В демонстрациях протеста рабочих и в похоронах жертв фашизма участвовали широкие слои крестьянства и городской мелкой буржуазии.

1 См. «Правда» 28 апреля 1936 г, статья т. Ленского «Уроки Кракова и Львова».

Краковские и львовские события показывают, что пролетариат в Польше выступает в качестве передового отряда, руководителя всей народной массы против фашизма, который после десяти лет нахождения у власти обнаружил полное банкротство.

Краковские и львовские события показали, что единственным правильным путем для народных масс Польши является тот путь, который им указывает и по которому их ведет компартия Польши — авангард рабочего класса.