Национальная политика польского фашизма


Национальная политика польского фашизма

Национальный гнет польская буржуазия и помещики осуществляют по отношению к Западной Украине и Западной Белоруссии во всех областях — в экономической, политической, культурной.

Общая линия хозяйственной политики на завоеванных польским империализмом землях носит колониальный, грабительский характер; она находит свое выражение в хищнической эксплоатации природных богатств, а' искусственном торможении развития промышленности, в закреплении полуфеодального гнета и в варварской эксплоатации украинского и белорусского крестьянства польскими помещиками. Для колониальной политики по отношению к Западной Белоруссии и Западной Украине у польской буржуазии выработался особый термин: это так называемая «окраинная» («кре-сова») политика. Об этой политике откровенно говорят польские министры и буржуазные газеты. «Газета Польска» пишет: «Восточные земли, имеющие аграрный характер и весьма слабо развитую промышленность, являются рынком сбыта для промышленных товаров, вырабатываемых в центральных и западных воеводствах». А для того, чтобы товары можно было продвинуть на восток, «первым условием является сближение

152

их комунИкациОнными линиями с Остальной частью страны, в особенности с промышленными округами. Необходимо при этом помнить, что если расходы на проведение железных дорог будут велики, то государство сможет их вернуть .себе лри помощи увеличения доходов от податей».

Газета откровенно высказывается за колониальную политику польского империализма по отношению к восточным районам государства: увеличивать подати, не допускать промышленного развития, чтобы не потерять рынка сбыта для промышленности коренной Польши, строить железные дороги; последние пригодятся и в случае войны.

О том, что эта политика осуществляется на деле, говорят факты и цифры. Если судить по количеству рабочих, занятых в предприятиях, регистрируемых польской статистикой, то промышленность Западной Белоруссии и Западной Украины за последние 10 лет сократилась в среднем на 30—40%. В то время когда в лучшие для Польши хозяйственные годы —1927 и 1929 — промышленность в западных и центральных районах несколько расширилась, на «окраинах» она не развивалась (в частности во многих районах Западной^ Белоруссии и Западной Украины вообще запрещено что-либо строить без особого разрешения военного ведомства), а во время кризиса те немногочисленные и маломощные промышленные предприятия, которые имелись там (главным образом заводы лесопильные, кирпичные, винокуренные и т. д.), пострадали в первую очередь.

Четыре воеводства — Виленское, Новогрудское, Полесское и Волынское,—которые в польской статистике обозначаются «восточные», составляют 32% по занимаемой территории, 17,5% — по численности населения, а по числу промышленых предприятий (по данным промысловых свидетельств) 1—III категории (более крупных) всего 4%, а IV—V категории (средних) 6,5%. В 1934 г. в Польше было выработано около 2,5 млрд, квт-ч электроэнергии, на «восточные» воеводства пришлось менее 1 % этого количества. В тех же

153

немногочисленных промышленных предприятиях, которые имеются в Западной Белоруссии, эксплоатация рабочего еще больше, чем в коренной Польше. Средняя зарплата рабочего в 1932 г. в Новогрудском воеводстве составляла 35%, в Полесском 45%, а в Виленском 56% от зарплаты рабочего Варшавского воеводства.

Полесье в Польше (Зап. Белоруссия).

Экономическая отсталость районов Западной Белоруссии и Западной Украины по сравнению с коренными районами Польши выражается не только в том, что в этих районах почти нет промышленности, нет крупных городов, нет дорог, связи, но и в отсталости основной хозяйственной базы — сельского хозяйства. Нигде в Польше, да и пожалуй во всей Европе, нет таких низких урожаев, такой отсталой техники производства, такого захудалого скота, такой бедности, как именно в Западной Белоруссии и Западной Украине, и вместе с тем нигде нет такой жестокой эксплоатации, как в аа* падноукраинской и западнобелорусской деревне.

В Шолесьи в руках одной тысячи паыов-вомещикев

находится 2/з всей земельной площади, а у 70 тыс. бедняцких белорусских крестьянских хозяйств меньше Чи части. В Станиславском воеводстве, на Западной Украине, 630 польских помещиков владеют более чем половиной всей земельной площади, в то время как свыше 200 тыс. бедняцких хозяйств имеют лишь не многим более */4 земельной площади.

Остатки полуфеодальных отношений наиболее ярко проявляются в Западной Белоруссии и Западной Украине. «Шарварки», «камасация», ликвидация сервитутов наиболее широкие .размеры приняли на Западной Украине и Западной Белоруссии. Так например из общего количества хозяйств во всей Польше, в которых была проведена принудительная ликвидация сервитутов, на «кресы» — «окраины» (т. е. на Западную Белоруссию и Западную Украину) приходится почти 75%.

Следующие данные о потреблении некоторых товаров свидетельствуют об экономической отсталости и бедности Западной Белоруссии и Западной Украины:

Потребление на 1 жителя в год (в кг)

Воеводства

Западные

Централь

ные

Южные

Восточные

Сахар • • • •

13.93

8,98

7,37

4.31

Керосин ....

3,17

3,13

3,05

2.34

Уголь ....

1352,5

340,9

174,1

21.8

| Железо • • * •

14,3

4,05

3,42

1.5Э

Потребление продуктов питания во время кризиса резко снижалось во всех районах Польши, но больше всего в восточных районах. Лишь один продукт обнаруживает рост потребления-—это соль, но соль не столовая, которая обычно потребляется в пищу, а соль, которой кормят скот и которую употребляют для промышленных целей (неочищенная соль): в восточных воеводствах потребление этой соли с 1 200 т в 1928 г. поднялось до А 900 г в 1933 г., т. е. увеличилось в 4 ра

за. вбъясняется это только тем, что люди стали питаться солью, предназначенной для скота.

На захваченных польским империализмом землях Западной Белоруссии и Западной Украины польская буржуазия систематически ведет колонизаторскую политику, насаждая на этих землях «польский элемент», так называемых «осадников». «Осадники» — это по большей части выслужившие срок службы солдаты, унтер-офицеры и офицеры — военные колонисты, получающие от правительства бесплатно земельные наделы в Западной Украине и Западной Белоруссии. Заселение белорусских и украинских земель «осадниками» началось сейчас же после захвата этих земель. Население захваченных земель не имело ничего общего с новой польской государственностью, с польской культурой, языком, а тяготело как в национальном, так и в классовом отношении к родственным советским республикам. Поляки составляли минимальный процент населения и были представлены почти исключительно панами-помещиками, польскими чиновниками, военщиной. Подавляющая масса населения Западной Белоруссии и Западной Украины, угнетаемая и эксплоатируемая этими представителями буржуазной Польши, была заинтересована в радикальном изменении существовавших социальных отношений революционным путем и горячо сочувствовала Октябрьской социалистической революции и ненавидела польских панов.

Буржуазно-помещичья Польша, натолкнувшись в захваченных землях на глубокую классовую ненависть и вражду со стороны местного населения, стала насаждать здесь такие элементы, на которые она могла бы опереться не только в дальнейшей работе по колонизации захваченных земель, но и в подготовке исходной базы для новых захватнических попыток. Таким образом «осадничество» является одним из звеньев в системе колонизации «кресов» и одним из элементов подготовки исходного плацдарма для дальнейшей экспансии на восток. Таких «осаднических» хозяйств в Западной Белоруссии и Западной Украине в настоящее время насчитывается около 18—20 тыс.

156

Наряду с экономическим угнетением польский фашизм проводит в национальных районах политику принудительного ополячивания украинцев, белоруссов и других национальных меньшинств. Во всех звеньях административного аппарата сверху до самого низу — в судебных органах, на железной дороге, почте и т. д.— исключительно господствует польский язык. Все чиновники и судьи — поляки, не признающие другого языка, кроме польского. Украинские и белорусские культурные учреждения и школы беспощадно закрываются правительственными органами. В 1919 г. в Западной Украине насчитывалось свыше 3,5 тыс. народных школ, к 1930 г. их осталось меньше 1 тыс., а в настоящее время — всего 3—4 сотни. Такому же разгрому подверглись белорусские и немецкие школы. Согласно данным, опубликованным в «Малом статистическом ежегоднике» 1935 г., из 27 тыс. народных школ польских школ насчитывается около 23,3 тыс. и 2 700 школ с параллельным обучением на польском и украинском языках. Чисто украинских школ — всего 450, белорусских — 16, немецких — 450, еврейских — 87. Чисто украинские школы составляют таким образом менее 2% (а украинцев в Польше— больше 20%), белорусские — 0,6% (белоруссы составляют 6%) и т. д. Из 770 средних школ в Польше лишь 26 школ являются украинскими, 1 белорусская, 2 еврейские; на 743 профессиональных школы в Польше украинских профессиональных школ всего 7, белорусских— 0. Нет и белорусских учительских семинариев, украинских же имеется лишь 7. На 4 654 тыс. детей, обучающихся в народных школах в Польше, имеется всего лишь 57 тыс. детей, обучающихся в чисто украинских школах, 2 тыс. — в белорусских.

В Новогрудском воеводстве (Западная Белоруссия) где поляки составляют менее 25% населения, насчитывается 93% польских школ, а белорусских — лишь 2,5%. В Полесском воеводстве поляки составляют менее 10% населения, но польские школы составляют 94% всего количества школ в этом воеводстве, а белорусских школ всего насчитывается там 1%. Естественно, что неграмотность среди местного населения нациоцаль-

157

пых меньшинств чрезвычайно высокая. Хак например в Новогрудском воеводстве около 60% населения (старше 10 лет) неграмотно, в Полесском — 70%.

Не допускаются и преследуются и другие виды просветительной и культурной деятельности среди угнетенных национальностей. Так например в Польше издается 1 850 разных периодических изданий, из них польских — около 1 600, белорусских же — всего 6, а украинских — около 60, в том числе религиозных. Кстати, следует отметить, что польский фашизм, преследуя культурное развитие и политико-просветительную деятельность национальных меньшинств, всячески поддерживает и поощряет религиозные и клерикальные круги среди них.

Политический гнет находит свое выражение в бесправии всех непольских национальностей. Лица непольской национальности не имеют доступа ни на офицерские должности в армии, ни на должности судей, ни на какие-нибудь должности в административном аппарате, вплоть до волостных старшин в деревне. Буржуазная Польша правит угнетенными национальностями посредством старост, волостных старшин-назначенцев, жандармов. Свое господство над массами национальных меньшинств фашистская Польша поддерживает системой карательных экспедиций, полевых судов, белого террора, натравливанием одной национальности на другую, подкупом и привлечением на свою сторону буржуазии и кулацких элементов из национальных меньшинств.

В отношении еврейских трудящихся масс культивируется зоологический антисемитизм, беспощадная травля, разражающаяся время от времени еврейскими погромами, напоминающими еврейские погромы в царской России. Польские черносотенцы и фашисты, «расисты» польского толка, народовые демократы, клерикалы ведут при явном попустительстве правительства изо дня в день самую неудержную шовинистическую травлю против еврейских трудящихся масс, науськивая отсталые мелкобуржуазные и деклассированные польские элементы против евреев. Хулиганствующие «мо

158

лодцы» польского студенчества ежегодно устраивают погромы в высших учебных заведениях, изгоняя и избивая студентов-евреев.

Разоряемые в конец кризисом широкие массы еврейской бедноты не имеют доступа ни на производство, ни на сельскохозяйственные и другие работы; скопленные в маленьких местечках, они задыхаются в нищете.

В национальной политике польской буржуазии, империалистической и шовинистической, ведущей к порабощению национальных меньшинств, все же можно отметить разные оттенки, разные пути и планы осуществления окончательного порабощения народов Польши, подавления национальноосвободительного Движения. Одна часть польской буржуазии, представленная главным образом национал-демократами, ведущая за собой в настоящее время значительную часть средней буржуазии, а также массы реакционной, клерикальной мелкой буржуазии, пропагандирующей идеал единой «национальной Великой Польши», «Польши для поляков», стоит за проведение политики лобовой атаки на национальные меньшинства, за открытые методы прямого подавления «инородцев». Все не истинно-польское, не католическое, должно быть уничтожено «огнем и мечом». Великодержавный шовинизм .национал-демократов, который свою основную базу имеет в западных областях Польши, прежде всего направлен против евреев, принимая, подобно гитлеризму, «расовый характер». «Очистить Польшу от еврейства», от всех «инородцев» — вот лозунги в национальной политике, которые выставляют национал-демократы — «народовцы».

Другая часть польской буржуазии, представленная пилсудчиной, осуществляющей интересы финансового капитала и крупных помещиков, пытается реализовать задачу укрепления многонационального польского государства и осуществить широкие империалистические захватнические планы при помощи более гибких и скрытых методов. Пилсудчина приспособляет свою демагогию в национальной области к потребностям будущей империалистической войны, прежде всего против

169

'

СССР. Пилсудчина старается прикрыть истинную суШ ность своей империалистической экспансии под лозунгом «федерации» Польши и Украины, чтобы создать в массах украинского и белорусского народа иллюзии национальной независимости.

Уничтожить власть трудящихся в Советской Украине и Белоруссии, вернуть ее капиталистам и присоединить-к Польше в форме мнимой «федерации», превратить их в колонии польского империализма — вот план пилсуд-чины. Исходя из этого плана политика польского фашизма после майского переворота Пилсудского склонялась к заключению соглашения с местной национальной буржуазией, чтобы создать преграду национально-освободительному движению. Намечалось также теснее1 связаться путем аграрной реформы с украинским и белорусским кулачеством. Проводником этих идей был ближайший сподвижник Пилсудского, Голувко1, начальник Восточного департамента в Польше. Но практика проведения этих идей вскоре потерпела полный крах. Подтверждением этого краха является национально-освободительная борьба, принявшая огромную силу и размах с 1930 по 1931 г. Аграрный кризис, от которого больше всего пострадала украинская и белорусская деревня, полностью разоряя широкие крестьянские массы, в том числе значительные слои середняков, разбил окончательно иллюзии, вызванные первоначально маневрами фашизма. Последний в борьбе с национальноосвободительным движением все более открыто стал проявлять свой истинный характер, осуществляя бешеный национальный гнет. Фашистское правительство, не отказываясь от соглашений и сделок с местной национальной буржуазией, всегда готовой к предательству, переходит в момент усиления национальноосвободительного движения к лобовой атаке против народных масс. Разгром массовых революционных организаций, «пацификация», полевые суды, массовые экзекуции, военное положение — словом весь арсенал палаческого

1 Голувко убит одним из членов украинской националистической военной организации.

КО

воздействия был пущен в ход. О палаческой работе польского фашизма свидетельствуют хотя бы официальные данные о работе полевых судов, введенных в 1931 г. Вот эти данные:

Годы

Число суди мых полевым судом

Число приговоренных

Число приговоренных к смертной казни

1931

66

52

зэ

1932

244

204

127

1933

152

131

88

Из приговоренных к смертной казни за период времени с 1931 по 1934 г. 270 человек 190 человек пришлось на Западную Украину и Западную Белоруссию. Эти цифры с достаточной выразительностью говорят о силе национально-революционного движения в Польше и о национальной политике польского фашизма. «Кровавые преступления польского фашизма, совершаемые по приказу и в интересах кучки польских ка-питалистически-помещичьих магнатов Радзивиллов и Ледоховских, этих извечных угнетателей крестьянства, напоминают наиболее черные страницы из истории украинского и польского народов в период зверского подавления бунтов и восстаний крестьянства польской шляхтой в XVI столетии. Достойные потомки разнузданных польских магнатов, опричники польского фашизма дословно заимствуют знаменитый приказ палача украинского и польского народа князя Яремы Вишневецкого своим ландскнехтам: «Убивайте мужиков так, чтобы они чувствовали, что умирают» *.

Белорусские и украинские крестьянские массы в Польше находятся под двойным гнетом: полуфеодальным гнетом помещика и национальным гнетом польского фашизма; поэтому так переплетаются аграрное и национальное освободительное движение. Аграрное движение против панов-помещиков представляет собой

_ Ч 1

1 Из речи т. Рваля на VII конгрессе Коминтерна.

11-2375

161

социальное содержание национальноосвободительного движения.

Приход Гитлера к власти в Германии и его весьма тесное сближение с польским фашизмом на общей платформе империалистической экспансии на восток и планов совместного похода против СССР снова сделали весьма актуальным «украинский вопрос» в Польше. На этой почве в последнее время вновь ожила контрреволюционная активность украинской буржуазии, находящей опору в германском империализме и заключающей классовый союз с польским фашизмом против трудящихся масс Западной Украины и Украинской советской республики. Победа социализма в Советском Союзе, окончательная победа колхозного строя и его огромные успехи, окончательное банкротство надежд на падение или «перерождение» советского строя, все более революционизирующее значение расцвета экономики и культуры в Советском Союзе, рост его могущества и влияния на международную политику, а также непрерывно возрастающий рост сочувствия самых широких масс трудящихся Польши к СССР, приводит в бешенство наиболее оголтелых польских империали-стов-интервентов. Они совместно с украинской буржуазией откровенно и цинично провозглашают, что осью их политики является непосредственная ставка на войну, на отрыв Советской Украины от Советского Союза, восстановление в ней капитализма и присоединение Советской Украины к Польше.

В этом отношении показательны не только ряд откровенных выступлений польских земельных магнатов в роде князя Радзивилла, не только бешеная антисоветская травля, которую ведет в своей печати продавшаяся украинская буржуазия, но выступления непосредственных последователей политики Голувко, сторонники «федеративной» идеи. В появившейся недавно книге «У источников упадка и величия» В. Бончков-ского, редактора еженедельного «Польско-украинского бюллетеня», вполне откровенно «доказывается», что единственным выходом для Польши «избежать упадка,

162

а достичь (величья» является завоевание Советской Украины.

Излишне доказывать, что этот «путь к величию» несомненно окажется самым кратким путем к упадку капиталистической Польши и возникновению освобожденной от капитализма советской Польши.