Внутренняя политика польского фашизма


Внутренняя политика польского фашизма

Пилсудский, отстраненный от власти в 1922 г., не переставал, сперва втихомолку, а затем все более явно готовиться к захвату власти. Он выступает с критикой реакционной правительственной коалиции. Прикрываясь демагогическими лозунгами и радикальной фразеологией, обвиняя правительственную группу в моральном упадке и требуя «санации» (оздоровления—отсюда название группы Пилсудского — «санация», «са-наторы») государственного аппарата и общественных отношений, поддерживаемый «левыми» мелкобуржуаз

184

ными партиями (ППС, буржуазнр-радикальной крестьянской партией «Вызволение» и др.), усердно агитировавшими за «демократа» Пилсудского, последний сплачивает вокруг себя все недовольные, главным образом мелкобуржуазные массы, в коюрых вновь воскресли иллюзии о Пилсудском как «демократе», «освободителе», «защитнике» народа. Ожесточенная борьба ведется Пилсудским с правительством за влияние в армии. Опираясь на своих многочисленных сторонников в армии, на военные массовые организации («Стрелец»), поддержанный мелкой буржуазией и мелкобуржуазными партиями, Пилсудский совершает в мае 1926 г. переворот, захватывая власть вооруженной силой и свергая правительство. Пилсудский пришел к власти под видом «демократа», «защитника народа», с «левой» стороны, но на самом деле не для защиты тех, при помощи которых он овладел государственным рулем, а в интересах решающих, монополистических групп польской буржуазии и империалистических держав, в особенности Англии.

После прихода к власти Пилсудскому не долго удается носить маску демократии перед трудящимися массами. Вскоре ясно обнаруживается его связь с финансовым капиталом и зависимость от последнего. В Не-свиже, в имении крупнейшего помещика, князя Рад-зивилла, Пилсудский лично устанавливает контакт с представителями крупнейших помещиков *<кресув всход-них» (восточных окраин) на почве подготовки антисоветской войны и аграрной политики, обеспечивающей интересы помещиков; обнаруживается и связь Пилсудского с наиболее агрессивными, антисоветскими империалистическими государствами Западной Европы. Пилсудчина вскоре себя проявляет как партия фашизма в Польше.

Приход Пилсудского к власти совпадает с улучшением хозяйственной конъюнктуры в Польше. Всеобщая забастовка английских горняков в 1926 г. дает возможность значительно усилить экспорт угля из Польши. Благодаря новому, довольно крупному американскому займу стабилизируется валюта. Временная относитель

185

ная стабилизация мирового капитализма послужила основой для некоторого хозяйственного оживления в Польше. В значительной мере расширяется и усиливается строительство военной и военно-химической промышленности военного порта в Гдыне, дорог и других сооружений, имеющих военное значение. В связи с мировой конъюнктурой несколько повышаются цены на сельскохозяйственные продукты, что вносит значительное оживление в помещичьи и кулацкие хозяйства. В этот период, период особенно высоких прибылей и дивидендов, наступление капитала на рабочий класс не прекращается. «Санация» общественных отношений в понимании Пилсудского обозначала прежде всего подавление революционного движения, усиление эксплоатации на основе капиталистической рационализации, усиление эксплоатации деревенского пролетариата и бедноты в интересах кулачества и помещиков, привлечение на сторону польского империализма кулачества и буржуазии Западной Украины и Западной Белоруссии в интересах подготовки войны против СССР. Проводя эту политику нажима на трудящиеся массы в интересах крупного капитала, пилсудчина стремится выставить себя перед массами как сторону «нейтральную», «надклассовую», заботящуюся лишь об интересах государства «в целом». Поэтому она не прекращает применять демагогические приемы, выступая как «арбитр» между трудом и капиталом, создавая всякого рода «комиссии» для обследований и прибегая к другим обманным формам подчинения интересов рабочего класса капиталистической нажцве.

В области политической, как и в экономической, йил-судчина стремится представить себя как «внепартийную», «надпартийную» силу, живущую лишь идеей блага и великодержавности Польши. На самом же деле пилсудчина является партией польского фашизма и империализма.

Пилсудский и его группа, совершая в 1926 г. переворот, не опирались, как Муссолини и Гитлер, на массовую партию. Пилсудский строил тогда свои расчеты на своей позиции в армии, среди офицерского кор

186

пуса; он полагался на свою агентуру, расставленную внутри различных буржуазных, крестьянских и рабочих партий и организаций. Эта агентура, рекрутировавшаяся из преданных Пилсудскому людей, в первую очередь из ПОВ («польская военная организация»—созданная Пилсудским во время мировой войны для диверсионношпионских целей), преданной Пилсудскому части лиде-дов и активистов ППС, легионеров и т. п., должна была обеспечить проведение в этих партиях желательной для Пилсудского политической линии. Путем создания своей хорошо законспирированной агентуры, действовавшей в партиях, связанных с рабочим и крестьянским движением, пилсудчики пытались и пытаются протащить свою агентуру и в революционное движение.

Однако задачи, осуществление которых ставила перед собой фашистская диктатура, выдвинули перед Пилсудским и его приверженцами необходимость создания массовой фашистской организации. Такой организацией стал созданный накануне выборов в сейм в 1928 г. «беспартийный блок сотрудничества с правительством», сокращенно.«ББ», или «санация». «ББ» — политический выразитель интересов крупного капитала и помещиков. Платформой новой партии, по мысли ее организаторов, должно было быть «сотрудничество» с фашистским правительством Пилсудского. «ББ» объединяет и возглавляет в качестве верховной и главенствующей организации ряд партий и политических групп, вошедших в него, сохраняя известную автономность. В момент организации в «ББ» вошли консерваторы («группа национальной правицы»), христианско-аграрная группа, польская организация государственного труда, объединение среднего сословия, партия труда, крестьянский союз и др. Впоследствии к «ББ» примкнули отколовшаяся от ППС труппа Яворского — Морачевского, так называемая «ППС прежняя революционная фракция», популярно именуемая «ББС», отколотые в разное время агентурой пилсудчиков группы из крестьянской партии «Стронництво людове», отдельные группы национал-демократов, христианских демократов и т. д.

187

В состав «ББ» входили и представители крупного капитала и помещиков, представители известной части средней и мелкой буржуазии, кулаки и мастера от насаждения зубатовщины в рабочем движении. «ББ» представляла таким образом и в социальном и в политическом отношении очень пеструю картину. Руководящим ядром этого сложного политического конгломерата являлись пилсудчики, возглавляемые группой полковников и генералов, бывших легионеров, непосредственно близких к Пилсудскому людей. Они осуществляют общее политическое руководство «ББ» и занимают высшие руководящие посты в государственном и хозяйственном аппарате и в армии. Кроме Пилсудского, который возглавлял всю эту группу, следует отметить полковников Славека, Пристора, Бека, Медзынского, Свитальского, Матушевского, генералов Рыдз-Смиглово, Славой-Складковского. Кроме того к •этой же группе принадлежит Зындрам-Косцялковский, Станевич и др. В руководящую группу «Б.Б.» входят также представители крупной промышленности и финансов— «Пюбомирский, Познанский и др., а также представители крупнейших помещиков-аристократов — князь Януш Радзивилл, князь Сапега, Рачкевич, граф Тарновский и др.

Польскому фашизму необходимо было не только консолидировать буржуазию, но и для укрепления своей власти создать себе опору в массовых организациях мелкой буржуазии и трудящихся масс. Для этого польский фашизм путем привлечения руководящей верхушки различных организаций или созданием особых организаций стремится распространить свое влияние среди масс и овчадеть ими.

Такой массовой фашистской организацией является например «Стрелец», старая организация пил-судчиков военно-фашистского типа. Значительно менее многочисленной, но более сплоченной, организацией является союз легионеров, в состав которой входят все бывшие участники легионов, созданных Пил-судским. Фашистской профсоюзной организацией являлся 333 («союз профессиональных союзов»), сод-

188

данный в 1931 г. и являющийся наиболее массовой рабочей организацией фашизма. Для работы среди крестьянства и молодежи польским фашизмом созданы были специальные организации, как то: Пшиспособе-ние рольниче, Легион млодых. Само развитие фашизма в Польше прошло через несколько этапов.

Первый этап развития фашизма совпадает в основном с периодом частичной стабилизации, т. е. с начала фашистского переворота в 1926 до 1929 г. На базе этой частичной хозяйственной стабилизации польскому фашизму удается в значительной мере консолидировать буржуазию, создать видимость успеха перед массами, замаскировать свою сущность. Все легальные партии крестьянские и социалистические в основном поддерживают пилсудчину, отрицая фашистский характер пилсудчины. Но наступает кризис. Польша вступает в тяжелую полосу. Вместе с нарастанием недовольства масс, возникновением трений и борьбы в лагере буржуазии наступает второй этап в развитии фашизма. Фашистская партия переходит в наступление на все остатки демократии, устанавливает свою монополию власти в государственном аппарате, устраняя из него все другие партии, закрепляет свои позиции во всех отраслях государственной и общественной жизни, обманом и насилием создает угодный себе сейм, ведет ожесточенное наступление на социальные и политические права рабочего класса, вводит полевые суды, рассылает карательные экспедиции и проводит «пацификацию» в Западной Украине и Западной Белоруссии. Значительные массы, шедшие на первых порах за «санацией» и поверившие словам, на деле убеждаются в политике фашизма и отходят от него.

Третий период — после гитлеровского переворота в Германии. В этот период польский фашизм, имея перед собой огромное недовольство масс, с одной стороны, а с другой, — рост фашистской реакции в ряде стран,, вступает на путь реализации гитлеровской системы и пытается завершить дело фашизации введением новой фашистской конституции и нового избирательного закона. Существенное значение для развития

189

фашизма и дальнейшего развертывания борьбы в самом фашистском лагере имеет смерть Пилсудского весной 1935 г. Смерть Пилсудского заставляет правящий лагерь, главным образом «полковничью группу» со Славеком во главе, стремиться скорее подвести юридические основания под фактическую диктатуру путем издания новой конституции и новых форм организации власти. Опубликованием новой конституции была одновременно похоронена старая, не отвечающая больше духу времени, «демократическая» конституция от 17 марта 1921 г. Проводя на деле самую открытую фашистскую диктатуру, «полковничья группа» создала проект новой конституции и сдала в архив все «демократические» лозунги, ставшие ненужными при переделке Польши на гитлеровский лад.

Согласно новой конституции государственный строй Польши базируется на следующих основах.

Во главе государства стоит президент, в лице которого сосредоточена единая и нераздельная государственная власть и который за свои действия ответственен только «перед богом и историей», другими словами, президент воплощает в себе все те права, которые по старой конституции принадлежали «нации» и так называемому «народному представительству». —

12-й и 13-й параграфы конституции определяют функции и прерогативы президента республики в таких размерах, которые далеко выходят за пределы функций и прав президента любого буржуазно-демократического государства. Президент назначает состав министров, созывает и распускает сейм и сенат, причем даже и до истечения предусмотренного законом срока; он назначает одну треть из общего числа членов сената. Он является начальником вооруженных сил, заключает и ратифицирует договоры с иностранными государствами и решаетвопрос о войне и мире (ибо он, по словам польских реакционеров, якобы «лучше знает, когда начать военные действия»). Президент назначает главнокомандующего во время войны и членов верховного государственного трибунала; правительство

190

фактически ответственно только перед президентом, Который имеет право передавать членов правительства особому суду (государственному трибуналу). Во время перерыва между сессиями сейма президент может издавать декреты, имеющие силу закона; президенту предоставляется право опротестования любого постановления сейма, которое в этом случае возвращается для пересмотра в сейм, но может обсуждаться сеймом лишь на следующей нормальной бюджетной сессии, т. е. ровно через год. Президент избирается ча 7 лет, причем по истечении срока занятия им своего поста он выдвигает одного из двух кандидатов на пост нового президента (другого кандидата выдвигает так называемое «собрание избирателей», которое состоит из председателей сената, сейма, кабинета министров и верховного суда, генерального инспектора вооруженных сил и 75 избирателей из состава самых «достойных» граждан, в том числе 50 избранных через сейм и 25 — через сенат).

Разница между правами президента по старой и по новой конституции особенно наглядно проявляется в тексте присяги. Если согласно старой конституции президент говорит: «присягаю тебе, польский народ, служить по мере сил всеобщему благу наций», то согласно новой конституции, он говорит: «отдавая себе отчет в ответственности перед богом и историей за судьбу государства, присягаю защищать верховные права государства и охранять его достоинство».

Правительство (совет министров) политически ответственно перед президентом, который может сменить правительство в любой момент.

Значительно ограничены функции и значение законодательных палат: сейма и сената. Наряду с ограничением сейма выражать недоверие правительству уменьшены и права чрезвычайных сессий сейма, которые смогут обсуждать лишь те вопросы, для разрешения которых чрезвычайная сессия и была созвана; изъяты из ведения сейма и переданы правительству законодательная инициатива в вопросах бюджета, контингента рекрутского призыва и ратификации между-

191

народных договоров; точно так же ограничены права сейма в отношении контроля бюджета, не говоря уже о том, что конституция предусматривает возможность введения бюджета без постановления сейма. Наконец, вооруженные силы почти совершенно изъяты из влияния сейма и переданы в исключительное ведение президента. Принцип пропорциональности выборов ликвидирован, избирательный возраст повышен с 21 до 24 лет.

Фашистский характер новой конституции особенно ярко проявляется в той ее части, которая касается установления личных прав граждан в области так называемых демократических «свобод» (печати, слова и т. д.), а также в отношении социальных обязательств со стороны государства. Новая конституция ничего не обещает ни в области социального обеспечения, ни в области охраны труда, она не гарантирует никаких свобод, она не запрещает эксплоатации малолетних, она не предусматривает никаких обязательств в отношении охраны материнства и младенчества.

Сказанное в достаточной степени характеризует действительную сущность новой польской конституции: «Мы должны стать страной солдат, — говорит по поводу новой конституции «Польска Збройна», орган военного министерства, — по крайней мере до тех пор, пока мы еще боремся за великодержавные позиции. Поглядим на Германию и Японию: здесь существует определенная аналогия...» Таким образом безудержный милитаризм фашистской Германии и империалистической Японии являлись идейными образцами для составителей новой польской конституции, идеологическим творцом которой считается председатель «беспартийного блока» — полковник Славек.

Вышеизложенная конституция является лишь первым крупным шагом группы «полковников» со Славеком во главе по пути к «тотальному», на подобие гитлеровского, государству. Вторым шагом, дополняющим конституцию, является новый избирательный закон, устанавливающий порядок выборов в сейм и сенат.

192

Руководящим принципом, заложенным в новом избирательном законе, является полное устранение влияния общественности на управление и разрешение государственных вопросов. Подальше отодвинуть общественность от органов власти, от контроля, от возможности хотя бы критики с трибуны сейма и сената,— вот основная забота авторов нового избирательного закона. Чтобы этого достичь, единственным выходом было не давать какой-либо возможности выбирать населению в сейм тех людей, которых они хотели бы иметь в сейме в качестве своих представителей. И действительно механика выборов так построена, что выборы происходят без всякого «выбора» депутатов; депутаты назначаются. Правда, каждому выборщику предоставляется право из четырех назначенных кандидатов выбрать двух любых. В этом и заключается все право «выбирать». Этот «принудительный ассортимент» кандидатов в депутаты вполне обеспечивает правительство от наличия в сейме неугодных ему лиц.

Вкратце схема нового избирательного порядка в сейм такова. Вся Польша разделена на 104 избирательных округа. В каждом округе «избираются» 2 депутата, так что в новом сейме всего 208 «депутатов» вместо 444 в прежних сеймах. Меньше хлопот и больше экономии.

В каждом избирательном округе организуется окружная избирательная комиссия, которой именно предоставлено право назначать тех четырех кандидатов в депутаты, из которых могут избиратели двух «.выбрать» в депутаты. В комиссию входят представители местного самоуправления, представители «хозяйственных» организаций, т. е. торгово-промышленных палат, союза промышленников, аграриев и т. п., представителей организаций лиц свободной профессии, как адвокатов, врачей, нотариусов. Учитывая классовое лицо этих организаций, правительству нет особенных оснований опасаться «оплошности» или оппозиции со стороны избирательных комиссий. В крайнем случае справиться с комиссией стоит гораздо меньше хлопот и

13-2375

193

труйвв, чем «бороться» с 18 млн. избирателей при помощи жандармов и подтасовок, которые были в ходу во время прежних выборов.

Окружные комиссии намечают 4 кандидатов в депутаты, печатают их фамилии на избирательной карточке, а гражданам, пользующимся правом выбора в сейм, предоставляется право из 4 напечатанных на карточке фамилий отметить крестиком 2. Вот и вся процедура выборов «представителей народа» в сейм.

Выборы в сенат еще «проще». Во-первых, потому, что труд «выбора» одной трети всех сенаторов возлагается непосредственно на самого президента республики: 32 сенатора из % (таков численный состав сената) назначает персонально президент. Остальные две трети избираются путем двухстепенных выборов. Но число граждан, имеющих право избирать в сенат, очень' ограничено, так как избирательным правом пользуются лишь орденоносцы, лица, имеющие дипломы об окончании высших учебных заведений, офицерских школ и тому подобных заведений, и «избранные лица», т. е. председатели различных обществ, организаций, лица, занимающие высокие выборные посты в органах самоуправления. Всего таких «избирателей» в сенат, конечно, йемного. В сравнении с прежним избирательным законом число лиц, имеющих право выбирать в сенат, уменьшилось примерно в 25 раз. И конституция и новый избирательный закон настолько «красноречивы», что особых комментарий к ним не требуется.

Как отнеслись к этим нововведениям народные массы, показали выборы в сейм. Приняли участие в «выборах» в сейм меньше 1/з избирателей. Более 2/я — бойкотировало эти «выборы». Причем характерно, что в таком центре, как Лодзь, 87% избирателей бойкотировали «выборы», в Варшаве лишь 23% голосовало, а наибольшее число сторонников правительства Славека оказалось на «кресах» в Западной Белоруссии и Западной Украине: там процент голосовавших самый большой. И не удивительно. Там «власти на местах», жандармерия мало церемонятся с избирателем; там испытывались старые методы принуждения и подгасов-

194

ки, там опыт «делать выборы» большой, приобретенный уже при выборах в прошлые сеймы.

«Выборы» в сейм оказались провалом, поражением для правительства Славека и всей его политики. Исход «.выборов» подорвал .престиж правящей фашистской клики. Сами «выборы» в сейм явились толчком к подъему массовой политической борьбы трудящихся с фашизмом. Волна политических стачек, протеста против новой конституции и нового избирательного закона, прокатилась по всей Польше. Новые законы показали всем трудящимся, куда их .ведет пилсудчина. Массы трудящихся почувствовали перед угрозой полной фашизации страны необходимость объединения, совместных выступлений, создания народного антифашистского фронта, во главе которого идет компартия Польши.

Правительство «полковничьей» группы во главе со Славеком должно было уйти в отставку, «беспартийный блок» официально самораспустился. На смену «полковничьей» группы пришла так называемая «генеральская» группа пилсудчиков-фашистов с Косцялков-ским во главе.

Правительство Косцялковского стремилось прежде всего сдержать напор вздымающейся волны пришедших в движение масс. Для этого оно, в лице самого Косцялковского, его заместителя и министра финансов Квятковского, выступает с широковещательными обещаниями и демагогическими речами. Они в своих речах осуждают хозяйственную политику прежних, «полковничьих» правительств, откровенно признают, что казна опустошена, что положение страны и населения неимоверно тяжелое и. т. д. Они обещают проводить новую политику: призвать общественные слои к «сотрудничеству» с правительством, установить с обществом «взаимодействие» и т. д. Они обещают обратиться лицом к простому, «серому» человеку, облегчить положение крестьянина, распустить все картели и синдикаты, снизить цены на промышленные товары, сжать «ножницы», дать работу безработным и т. д. По действительность быстро обнаружила всю лживость их

13*

195

обещаний. Первые шаги правительства Косцялковского начались с «хозяйственных» декретов, имеющих целью добиться бездефицитности в государственном бюджете. Для этого увеличиваются налоги, расширяется круг налогоплательщиков (минимальный уровень дохода, облагаемого подоходным налогом, снижается с 2 500 до 1 500 злотых в год), снижается зарплата всех рабочих и служащих государственных, коммунальных и общественных органов, что ведет к общему нажиму на зарплату во всех секторах хозяйства. Делается новый шаг в сторону сокращения фонда социального страхования и т. д. Обещания о роспуске картелей, о сжатии «ножниц», об улучшении положения безработных — все это оказалось на деле пустой демагогией. Если в области хозяйственной политики правительство Косцялковского стремилось на словах создать видимость нового курса, то в области внутренней и внешней политики оно устами самого премьера Косцялковского и выступлениями министра иностранных дел Бека прямо заявило, что прежняя политика — внутренняя и внешняя — остается незыблемой, как незыблемой остается новая конституция.

И в саном деле во внутренней и внешней политике остается все по-старому: аресты революционных рабочих, суды и ссылки в концентрационные лагери, истязания крестьян, безнаказанные, при попустительстве полиции, еврейские погромы, бесправие масс, расстрелы демонстраций — во внутренней политике, во внешней же политике — поддержка германского фашизма, антисоветская политика, политика против мира. Но народные массы не хотят больше терпеть ни правительства «полковников», ни правительства «генералов», ни нового сейма. Забастовки, демонстрации рабочих, движение крестьян, фактическое проведение единого рабочего фронта и осуществление народного антифашистского фронта местными организациями, события в Кракове, Львове и др. — свидетельствуют о новом этапе, новых временах. Пилсудчина теряет свое влияние в массовых организациях; даже созданные пилсуд-чиной фашистские профсоюзы, организации молодежи

196

V.

и т. п. отходят от господствующей фашистской клики. Они остаются без всякой массовой опоры. Все отчетливее намечаются два лагеря. Это признают даже буржуазные газеты. «Два готовящиеся к решительной борьбе фронта резко отличаются друг от друга своими идеалами и стремлениями», — пишет даже «Варшавски Дзенник Народовы», орган народовых демократов, накануне 1 мая 1936 г. В таких условиях, труднейших условиях, для польской буржуазии все резче намечается «линия раздела» в самом лагере пилсудчины. Старая гвардия «полковников», поддерживаемая зубрами-помещиками Радзивиллами и Мацкевичами, требует правительства «твердой руки», беспощадных расстрелов, лобовой атаки на фронт трудящихся и прежде всего наступления на рабочий класс и его авангард — коммунистическую партию Польши. Она против каких-либо новшеств и в политике и в экономике, она против экспериментов, за старые методы управления и беспрекословного подавления малейших признаков общественной активности.

Выполняя программу «полковников» в части беспощадных преследований коммунистов, расстрелов рабочих демонстраций, правительство Косцялковского (которое более близко было к так называемой «генеральской» группе) все лее считало необходимым придерживаться политики маневрирования; оно более благосклонно смотрело в сторону той группы пилсудчиков, которые считали необходимым «исправить» прежний курс политики в сторону некоторых уступок мелкой буржуазии города и деревни для того, чтобы иметь хоть какую-нибудь опору в массах населения. Эта группа пилсудчиков, так называемых «направячы», старается привлечь на свою сторону путем компромиссов верхушечную часть крестьянской партии, радикальные слои интеллигенции, которая еще колеблется между пилсудчиной и ППС, для того чтобы разбить обходным путем нарастающий народный антифашистский фронт. «Полковничья» же группа Славека стремится сплотить все наиболее реакционные, все наиболее правые группы и партии (в том числе и народовых демо-

197

кратов), чтобы пойти по пути гитлеровской Германии, стать открытым палачом рабочего класса. Разногласия между различными группами пилсудчиков все более усиливаются, и борьба между ними обостряется по мере нарастания революционного движения в стране. Непрерывная волна стачек, демонстраций, столкновений с полицией принимает небывалый еще характер угрозы буржуазии и правительству; выступают не только рабочие и крестьянские массы, но и служащие, трудовая интеллигенция.

В этой тяжелой для пилсудчины обстановке на сцену выступает генеральный инспектор армии Рыдз-Смиглы. Этот новый «вождь», признанный польской буржуазией продолжателем Пилсудского, пытается консолидировать все «живые» силы пилсудчины. Его явному выступлению в качестве решающего политика в среде пилсудчины предшествовал новый закон о почти диктаторских полномочиях генерального инспектора армии как будущего главнокомандующего в случае войны. Рыдз-Смиглы меняет состав польского правительства. Во главе его он ставит генерала Славой-Складков-ского, бывшего в течение многих лет министром внутренних дел, а затем вице-военным министром.

Назначением Складковского премьером, министром юстиции—бывшего прокурора Грабовского, министром торговли и промышленности — Романа, протеже Бека, оставшегося министром иностранных дел, достаточно ярко выражено политическое лицо нового правительства. Это правительство имеет задачей, как это было подтверждено Рыдз-Смиглым на съезде легионеров, прежде всего усилить вооружения Польши. Военная готовность Польши, по словам нового «вождя», должна стать руководящей целью во всех областях деятельности и хозяйственной жизни. Первые же шаги нового правительства были сделаны в этом направлении, в направлении усилений вооружений (создание специального фонда на вооружения). Вторая задача, которая была поставлена польской буржуазией перед новым правительством — это беспощадное подавление революционного движения. Для борьбы «с крамолой»

198

поставлен именно Складковский — человек опытный в деле карательных экспедиций, организации избиений, расстрелов и т. д., человек, провозгласивший уже давно в польском сейме, что «полиция на то и существует, чтобы стрелять, и она стреляет и будет стрелять».

Третьей задачей, которую Рыдз-Смиглы пытался решить созданием такого правительства, является консолидация пилсудчины. «Вы не должны спорить о межах, когда все наше поле находится под угрозой», — обращается он к неладящим между собою группам пилсудчиков. Итак, объединение, консолидация буржуазных групп и партий на платформе беспощадной борьбы против рабочего класса и прежде всего его авангарда — коммунистической партии — и подготовки войны, вот что составляет основную задачу правительства Складковского.

Национал-демократия, являясь в свою очередь фашистской партией, стремится использовать — и надо сказать небезуспешно — ненависть широких масс и недовольство средней и мелкой буржуазии к правительствам, для того чтобы привлечь отходящие от пилсудчины массы к себе. С этой целью «Н. Д.» приспособляет свою демагогию к настроениям масс. В расчете на улавливание «душ» сре/ и отсталых слоев, она развертывает бешеную шов. чстическую, националистическую травлю в отнош.ш \ всех «инородцев», по обезьяньи копируя «расовые теории» германских фашистов, ведет черносотенную погромную антиеврейскую кампанию.

Одновременно усилились призывы польской буржуазии к борьбе с коммунистической партией и с революционным движением. Новый подъем революционного движения в Польше, волна стачек (всеобщая стачка текстильщиков, охватившая свыше 120 тыс. рабочих, стачки в Домброве, в Кракове, демонстрации в Кракове и кровавые столкновения с полицией) является для польской буржуазии и фашистской власти грозным предзнаменованием. Коммунистическая партия Польши, проводя единый рабочий фронт и осуществляя на деле народный антифашистский фронт, является наиболее

199

I

грозной для польского фашизма и польской буржуазии силой.

Рабочему классу и народным массам Польши предстоит еще трудный путь в борьбе против фашизма и войны. Успех этой борьбы зависит от сплочения в едином антифашистском народном фронте миллионов трудящихся, от осуществления революционного единства пролетариата и трудящегося крестьянства Польши.