Феодальные пережитки


Феодальные пережитки

В Польше, как в ряде других капиталистических стран, крупноземельная собственность является преобразованным помещичьим имением. Капитализм является здесь наследником крепостнических форм экспло-атации, причем он в известной степени маскирует эти формы.

В Польше, правда, почти нет таких форм отработки, какие были в царской России, где крестьянин в каче-честве платы за аренду обрабатывал помещичью землю при помощи своего крестьянского инвентаря. Однако отработка продолжает играть огромную роль в виде оплаты процентов по долгам, за квартиру, за пользование помещичьим колодцем, за право переезда через помещичьи земли и т. д.

Весьма важным феодальным пережитком является чересполосица, остающаяся и до сих пор бичом почтой для половины крестьянских хозяйств. Чересполосица является результатом многих очередных разделов и вызывает непродуктивную потерю сил и времени крестьянской семьи, техническую отсталость, зависимость от помещика и кулака при переходе через их земли, иногда необходимость отдачи отдельных участков земли в аренду. Фашистское правительство Польши проводит землеустройство, но это земле-

60

/

устройство, так называемая «камасация», имеет целью насадить в Польше хуторные, кулацкие хозяйства, проводится, главным образом, в интересах кулачества и является фактически грабежом бедняцких и середняцких земель и разорением их хозяйства.

Сервитуты тем отличаются от прочих феодальных пережитков,- что тут речь идет об остатках крестьян-янских прав на леса и луга, захваченные в свое время ^ у них помещиками. Старинные права крестьян на пользование помещичьими лесами и лугами ликвидируются частично без всякой компенсации, путем постепенного сокращения объема этих сервитутов, частично же с жалкой компенсацией, путем прямого нажима. Ликвидация сервитутов обостряет крестьянскую борьбу за лес, за пастбища, делает еще более чувствительным земельный голод.

К феодальным пережиткам принадлежит также земельная собственность церкви, собственность так называемой «мертвой руки». В Польше церковь не имеет таких громадных земельных латифундий, как напр. в Испании, однако даже официальная статистика, которая не учитывает церковных владений ниже 50 га, указывает, что в Польше размер владений католической, униатской и православной церкви составляет 220 тыс. га. В этих владениях, в особенности в Галиции, часто применяется парцельная аренда иногда сугубо крепостнического характера (оплата отработкой при помощи крестьянского инвентаря). Кроме того духовенство, благодаря своему привилегированному положению, взимает с крестьянства различнейшие платежи помимо денег и натурой при крещении, свадьбах, похоронах и т. д.

В податной системе также имеется немало феодальных пережитков. Таковы, например, дорожная повинность — «ш а р в а р к и» *, затем сборы при переезде застав, подводная повинность и т. д. 1

1 Шарварки — принудительные работы по устройству и проведению дорог, мостов и других работ военного назначения или объектов общественного или государственного пользования.

61

Следует, наконец, иметь в виду, что хотя юридически прежняя власть крепостника-помещика как судьи и начальника над крестьянином формально ликвидирована, но фактически эта власть существует, поскольку местная административная власть зависит или находится под непосредственным влиянием помещика. В особенности это характерно для Западной Украины и Западной Белоруссии.

Крестьянское хозяйство в Польше (в особенности товарная продукция крестьянского хозяйства) связано с животноводством. Более 80% рогатого и нерогатого скота принадлежит крестьянским хозяйствам. С другой стороны, в руках крупного землевладения находится более 30% лугов и ббльшая часть пастбищ. Хозяйства с земельной площадью до 10 га имеют минимальное количество лугов и пастбищ. Таким образом крестьянское хозяйство в Польше зависит от помещичьего корма; сенокос на помещичьих лугах производится крестьянами за часть сбора (эта отработка — полукре-постническая форма эксплоатации, вырастающая из земельных отношений). В условиях экономического кризиса эти полукрепостнические отношения принимают особо резкие формы. Крупная земельная собственность (государственная, частная, церковная), как уже указывалось, располагает около 40% всех земельных пространств Польши. При этом половина этой земли, т. е. V® часть всего земельного пространства Польши, принадлежит 2 тыс. крупнейших помещиков, имеющих поместья размером свыше 1000 га. В этих латифундиях сохранилось гораздо больше крепостнических пережитков, чем в помещичьих хозяйствах среднего размера. Около 94% всех лесов Польши принадлежит государству, крупным помещикам, капиталистам и церкви. Лес — это источник топлива, стройматериалов и пр.

Борьба за лес часто проходит красной нитью в борьбе крестьян с помещиками. Крестьянин соглашается итти на лесные работы, часто со своей лошадью, за мизерную оплату лишь бы получить стройматериал и топливо.

62

Налоги и задолженность

Закабаление значительнейшей части польского крестьянства полуфеодальными формами эксплоатации дополняется закабалением путем налогового гнета и огромной задолженностью крестьянства.

Налоговая система в Польше так построена, что она всей своей тяжестью ложится на беднейшие слои населения. Основным прямым налогом в сельском хозяйстве является поземельный налог. Достаточно привести данные относительно ставок этого налога, чтобы стал ясным классовый характер этого налога и тяжесть его для массы крестьянства.

Основная ставка, этого налога составляет:

Для хозяйства до 5 га 2,26 злотых с 1 го

» » от 5 до 15 2.12

» от 15 до 60 1,89 »

» » от 60 до 150 ■» 2,01

свыше 2100 га 1,07 »

Так как эта ставка служит основой для исчисления всех других налоговых платежей, то вполне очевидно, что бедняк и середняк в значительно большей степени обременен налогами, чем крупный помещик или кулак.

Несмотря на применение к основной ставке поправок, поземельный налог составил например в 1928 г. для хозяйств до 5 га 20 млн. злотых, для хозяйств от 5 до 15 га — 20 млн., для всех же хозяйств свыше 15 га — всего 27 млн. Следовательно 2/з всего поземельного налога платят бедняки и середняки, а 4/з—помещики и кулаки. Это соотношение сохранилось и в последующие годы.

Поземельный налог, о котором выше упоминается, составляет примерно лишь 20—30% всех уплачиваемых крестьянством прямых (не считая косвенных) налогов. К основной ставке поземельного налога прибавляется: «местная прибавка» ,в размере 100%, кризисная прибавка— 10%, уравнительный налог, доходящий до 25% поземельного налога, поимущественный налог, сбор на вывозные премии и т. д. Кроме того к этим налогам надо прибавить обязательные взносы по страхованию, от огня, принудительные займы, пени, штрафы

63

й т. д. В итоге получится общая сумма, которая составляет 30—50% валовой выручки крестьянства. В общем сумма налогов, взимаемых с крестьян в настоящее время в Польше, в 5—7 раз больше, чем во времена царской России.

Конечно, крестьянство не в состоянии выполнить всех этих налоговых повинностей, и задолженность крестьянских хозяйств по недоимкам составляет значительные суммы. В среднем задолженность по недоимкам в хозяйствах до 5 га составляет 25 злотых на 1 га, в хозяйствах от 5 до 10 га — 17 злотых, а в хозяйствах выше 10 га —10 злотых на 1 га. Особым видом налога, как указывалось, являются принудительные работы, так называемые шарварки. Эти работы ведутся с целью под-, готовки плацдарма для войны и поэтому растут из года в год и особенно значительны в Западной Белоруссии и Западной Украине. В период 1931—1932 гг. шарварки составляли 30 млн. трудодней, причем на Западную Белоруссию пришлось свыше 10 млн., а на Западную Украину—8 млн. В период 1933—1935 гг. объем шар-варочных работ повысился до 40—45 млн. трудодней, а в будущем, в связи с новыми планами дорожного строительства и моторизации страны, будет доведен до 60 млн. трудодней.

В некоторых районах шарварочные работы отнимают у крестьянина от 60 до 100 рабочих дней в году.

Общая официальная сумма задолженности сельского хозяйства в Польше оценивалась осенью 1931 г. в 4 092 млн. злотых, в 1934 г. — 5,2 млрд, злотых. В действительности, по самой осторожной оценке, она составляла в 1931 г. не менее 6 млрд, злотых, из которых свыше 2,8 млрд, приходилось на помещичьи хозяйства и около 3 млрд. — на крестьянские.

Согласно данным Государственного научного Аграрного института в Пулавах, задолженность и доход на 1 га земли в крестьянском хозяйстве составляли в среднем:

64

За должен Чистый до-

Задолженность

Годы

ноегь (в

ХОД (в зло-

в % к годовому

злотых)

тых)

доходу

1926/27

155

151

103

1929/30

342

104

328

1931/32

384

10

3800

Наиболее задолжавшими являются, конечно, бедняцкие хозяйства размером до 3 га, а также середняцкие — от 5 до 10 га. Об этом свидетельствуют следующие данные1:

Задолженность крестьянства (в среднем в период 1930—1933 гг.)

Группы хозяйств с земельной площадью (в га)

2— 3

3- 5 5—10

10-15

15-30

30—50

Задолженность (в среднем на 1 га в злотых)

562

352

417

331

347

382

Однако задолженность мелкого и среднего крестьянства отличается от задолженности кулацких хозяйств не только по размеру, но и по характеру долга: долги первых, как уже выше упоминалось, это преимущественно частные, имеющие кабальный характер краткосрочные долги с ростовщическими процентами, между тем как задолженность кулацких и более зажиточных крестьян это, главным образом, задолженность банкам, ипотечные долги, долги более долгосрочные с учетным процентом во много раз меньше, чем проценты, взимаемые частными кредиторами. Задолженность кулацких хозяйств возникла, главным обра

1 «Ма1у Ко'Сгшк $1а1ув1усгпу», 1935 г.

5-2375

65

зом, р спязи со скупкой кулаками земли при помощи банкой, нередко также «улик брал дены и н банке для того, чтобы пустить их в оборот по ростовщическим процентам среди бедноты, закабаляя последнюю и овладевая в конце концов всем ее имуществом за бесценок. Ряд мероприятий, принятых польским правительством в 1934 г. — так называемая «акция по уменьшению задолженности» (рассрочки долгов, снижение процентов и т. д.)—коснулись преимущественно задолженности банкам, и следовательно этим облегчалось положение главным образом помещиков и кулаков, и лишь в самой минимальной степени эти мероприятия отразились на положении трудящихся масс крестьянства.

То же самое следует отметить относительно аннулирования недоимок по налогам. Правительство обещает аннулировать определенный процент недоимок лишь тем, кто в срок и полностью уплатит новые, увеличенные, налоги. Если кулачество и помещики в состоянии воспользоваться «льготами», т. е. уплатить новые налоги и тем самым ликвидировать недоимки за прошлое, то для огромного большинства бедняцкого и середняцкого крестьянства нет никакой возможности исправно платить новые налоги.

Кроме налогов и долгов — другой формой эксплоа-тации широчайших масс трудящегося крестьянства монополистическим капиталом является политика монопольных цен. Все предметы первой необходимости в Польше монополизированы или капиталистическими объединениями, синдикатами, картелями, или государством: нефть, уголь, железо, соль, сахар, спички, табак, спирт и т. д. — на все эти предметы установлены монопольные цены. В Польше ножницы между ценами, по которым крестьянин продает свои продукты, и ценами, по которым он покупает, значительно больше, чем в других капиталистических странах. Значительный раствор ножниц является проявлением того противоречия, которое заключается в господстве в Польше монополистического капитала, с одной стороны, и наличия еще крайне отсталых форм крестьянского хозяйства,—-с другой.

66

Итак, характерным в социально-экономической структуре польской деревни является прежде всего наличие многочисленного слоя безземельного, сельскохозяйственного пролетариата, значительная часть которого постоянно является безработной, а работающая часть находится в условиях полукрепостнической эксплоата-ции со стороны помещиков и кулаков; во-вторых, наличие огромного количества немощных, карликовых хозяйств, аграрное перенаселение в условиях чрезвычайной технико-экономической отсталости крестьянского хозяйства и сосредоточения в р^ках помещиков около половины всей земельной площади; в третьих, существование полуфеодальных пережитков как в земельных отношениях, так и в формах эксплоатации; в четвертых, огромное налоговое бремя и колоссальная задолженность крестьянства, приводящие к полному ограблению значительных слоев трудящегося крестьянства со стороны кулаков, помещиков и капиталистов, и, наконец, эксплоатация крестьянства монополистическим капиталом путем установления монопольных цен на большинство предметов потребления крестьянством при крайне низких и все более падающих ценах на сельскохозяйственные продукты.©™ условия приводят к чрезвычайному обнищанию основной массы крестьянства, весьма низкой покупательной способности и следовательно к чрезвычайно незначительной емкости внутреннего рынка. Отсюда — отсутствие предпосылок для развития промышленности и устранения огромной безработицы не только в деревне, но и в городе.