ЭКОНОМИКА И ЭКОЛОГИЯ —ЗА 2

Природа и мы. А.П. Моисеев


В море сливали шлаки. Круглые сутки, изо дня в день, из года в год. Море отступило за 33 года на 2 километра. Все, что могло жить, погибло.

Ночная красота оборачивалась невосполнимым бедствием.

Страшен шлак и в отвалах. Гектар загрязненных шлаком земель отравляет минимум 5 гектаров соседних. В воздухе — едкая известковая пыль, атмосфера над отвалами и в окрестностях «обогащается» миллионами кубометров вредных газов, паров серы. С дождевыми и талыми водами все это попадает в водоемы.

Что ж делать?

Шлаки — спутники выплавки металла. «Рождается» их порядка 450 килограммов на тонну чугуна и до 150 килограммов на тонну стали. Они нужны для выплавки качественного металла. В старину металлурги говорили:«Под здоровым шлаком — здоровый металл». Есть такое понятие у металлургов — «навести нужный шлак», то есть специально создать в печи шлак нужной композиции: шлак поглощает вредные примеси, направляет процесс в сторону восстановления или окисления, регулирует температуру в печах, защищает сталь от «проникновения» в нее азота и водорода, уменьшает угар металла. Но вот металл получен- и шлак больше металлургов не интересует. Самослово «шлак» стало синонимом чего-то ненужного, синонимом мусора, отбросов. И обрастают металлургические заводы огромными отвалами шлака. Академик И. П. Бардин писал: «Совсем немного труда потребуется, чтобы превратить металлургические шлаки в ценные строительные материалы. Шлаки — это не отходы, это сотни миллионов рублей, это тысячи новых домов, это база дальнейшего строительства».

Добавим, что шлаки — это еще и металл: в доменных шлаках его до 1,5 процента, в сталеплавильных — до 15.

Еще в XVI веке в Европе из шлаков отливали пушечные ядра. В XVIII веке на Уральских заводах из него лили бутыли и другую посуду. Литые шлаковые камни клали в фундаменты, из них возводили дома, мостили дороги. Еще совсем недавно такие мостовые можно было увидеть в Нижнем Тагиле. Сейчас отливка дорожной брусчатки уцелела лишь на Чусовском заводе железобетонных конструкций и в Нижнем Тагиле.

Вот уже 10 лет не увидишь с моря «северного сияния» над «Азовсталью»: шлак не поступает в отвалы. Завод, достигнув стопроцентной переработки шлака, работает без

30

отвалов. Отходы превращены в доходы: в гранулированный шлак, в щебень и пемзу, в минеральную, так называемую шлаковую, вату, удобрения для сельского хозяйства. Выручка за шлаковые материалы дошла до 11,5, чистая прибыль — до 7,5 миллиона рублей.

К этому необходимо добавить, что снижается себестоимость тонны чугуна. Сберегли 30 копеек на тонне из-за отпавшей необходимости вывозить шлаки в отвалы. Эффективность их применения в строительстве — если считать разницу в ценах обычных стройматериалов и шлаковых, а также разницу между капиталовложениями в строительство предприятий традиционных материалов и шлаковых — Оценивается по «Азовстали» почти в 48 миллионов рублей. Опыт завода «Азовсталь», практически доказавшего возможность стопроцентной переработки металлургических шлаков, очень поучителен.

А как обстоят дела с переработкой шлака у нас, в Челябинской области?

В 1973 году Челябинским Гипромезом было выполнено технико-экономическое обоснование (ТЭО) переработки доменных и сталеплавильных шлаков на заводах Урала. Сначала специалистами отдела шлакопереработки института было изучено состояние шлакопереработки на уральских заводах, для чего было обследовано 24 предприятия.

Анализ показал, что в те годы на 14 заводах Урала, имеющих доменное производство, получалось 11 миллионов тонн доменного шлака в год, из них перерабатывалось70 процентов. И хотя это было выше, чем по стране в целом, но нельзя было мириться с тем, что 3-4 миллиона тонн ценного сырья ежегодно шло в отвалы.

Еще хуже было положение со сталеплавильными шлаками. Только один Челябинский металлургический завод перерабатывал часть сталеплавильных шлаков, что составляло всего 2,5 процента от их производства на заводах Урала. Отвалы сталеплавильных шлаков, как показали материалы ТЭО, ежегодно увеличивались на 7 миллионовтонн.

Установив эти факты, проектировщики для каждого завода определили направления развития шлакопереработки.

Было отмечено, что к 1990 году количество шлаков на заводах Урала уменьшится более чем в два раза. Останется всего четыре предприятия с доменным производством: Челябинский металлургический -завод и три комбината -Магнитогорский, Нижне-Тагильский и Орско-Халиловский.

31

На остальных уральских заводах доменное производство, возникшее еще во времена Демидова, будет закрыто.

Кроме того, благодаря совершенствованию технологии выплавки чугуна на доменных печах удельный выход шлака будет уменьшаться.

Совершенствование технологии выплавки стали и закрытие на ряде заводов мартеновского производства, как не отвечающего современному уровню техники, приведет к снижению количества и сталеплавильных шлаков.

В 1982 году Челябинский Гипромез завершил работу, называемую «Схема развития заводов генпроектирования до 1990 года и на период до 2000 года», которой подтверждена «судьба» доменного и мартеновского производства на всех заводах области. На Челябинском металлургическом заводе, в частности, будут выведены из эксплуатации все мартеновские печи, а также в связи с этим решено сократить производство чугуна с ликвидацией доменной печи № 3.

Но вернемся к ТЭО. На Челябинском металлургическом заводе предусматривалось повышение производительности установки для переработки скардовин (шлака вперемешку с чугуном, оставшегося в шлаковозных ковшах) в цехе шлакопереработки. В 1976 году на заводе предполагалось пустить цех по производству шлаковой ваты... Для переработки сталеплавильных шлаков на удобрения — щебень и муку — на Челябинском металлургическом заводек двум шлаковым дворам предполагалось добавить специальную траншейную установку.

На Челябинском трубопрокатном заводе, где тоже имеются мартеновские шлаки, должен быть построен шлаковый двор. С заменой мартеновского производства стали на электросталеплавильное предусматривалась помольная установка для переработки шлаков на муку.

Для каждого завода Урала в ТЭО были определены необходимые мощности для переработки шлаков и их стоимость. После реализации всех мероприятий, предусмотренных проектом, ни одна тонна шлака не пойдет в отвал.

Более того (ТЭО было не лишено оптимизма), в перспективе все отвалы накопившихся за долгие годы шлаков должны быть переработаны. Хуже обстояло дело с отвалами сталеплавильных шлаков: они очень загрязнены битым кирпичом, мусором, и потребитель от них отказывается. Предполагался выход: навести порядок в сталеплавильных цехах и не валить мусор и битый кирпич в шлаковый ковш.

32