МУЗЕЙ НАОБОРОТ

Природа и мы. А.П. Моисеев


С любопытством разглядываем потемневшие от времени остатки какой-то постройки. Сохранились лишь изъеденные дождями, исхлестанные ветрами многоугольная башня и две с зияющими проломами стены.

— Похоже на развалины миниатюрного замка? Неправда ли? — говорит, чуть улыбаясь, преподаватель минералогии.

— Подобно «Снежному бастиону»?

— Не совсем так. Там кристаллы эпсомита осаждались из воды залива Кара-Богаз-Гол. Здесь же минерал целестин (сульфат стронция) натечный, а сколот он со стены пещеры, которую встретили при разработке месторождения. Подобные сосульки рождаются из подземныхвод.

— Взгляните, какие розы! Желтовато-розовый кальцит. Изумительные каменные цветы. Плотно сложены, прямо сжаты в плоский букет. Видны лишь концы лепестков, вывернутые наружу. А там что?

— Зеркало скольжения по пириту.

— Это о подобном образовании академик А. Е. Ферсман писал: «Блестящий непрозрачный камень известен сдревности, когда полированные пластины его заменяли современные зеркала. Начиная с XVIII века, много раз, особенно во Франции, пытались использовать его — серный колчедан — в качестве ограночного камня, но каждая мода на него проходила очень быстро.»

Образец пирита с ладонь отполирован с одной стороны до зеркальной поверхности. Всмотришься и увидишь собственное изображение, правда, чуть размытое, желтоватое, будто ты загорел на южном солнце.

Возможно, именно зеркала скольжения легли в основу сказки П. П. Бажова «Таюткино зеркальце». Геологам же они повествуют о проявлении локальных тектонических движений и показывают направления перемещения пластов. Вверх или вниз. Помогают определить азимут сброса.

Вокруг нас находилось множество интересных камней. Они лежали на полках шкафов. Торчали из лотков, стоящих на столах и даже под столами. Размещались в коробочках на подоконниках. Хранились на полу в ящиках и заполняли витрины. Каждому из образцов, как в музее, отведено свое место, ибо классификация, которой подчиняются минералы и горные породы, строга и неумолима.

Парад сверкания, блеска и разных окрасок. Любой экспонат в нем ценен и неповторим, как неповторимы природные условия его рождения. И очень важно сохранить для потомков камни в их первозданности. Но между тем мы находимся не в музее, а в минералогическом кабинете, более известном в геологоразведочном техникуме под названием Литотека. Здесь камни — труженики и мученики. Их можно и надо учиться исследовать: царапать, скрести, действовать кислотами и другими химическими реактивами, распиливать на тонкие пластинки, просвечивать разными лучами и еще многое другое. При этом отыскивать едва уловимые нюансы, позволяющие отличать друг от друга внешне похожие, но разные по химическому составу природные соединения. Иными словами, определять минералы и даже горные породы. Ибо потом, в поле или на руднике, при описании обнажений ты останешься с камнями один на один, и от правильности определения названия зависит и твой престиж техника-геолога.

В дверях литотеки появилась группа учащихся. Вошли и начали разглядывать камни.

— Вы заниматься? — спросила их лаборант Антонина Ивановна Елина.— Напишите список минералов, которые вам нужны.

Взяв заявку, она пошла от одного шкафа к другому, заглядывая в листок и складывая затребованные образцы в лоток.

За консультацией обратился один из учащихся: «В

60

этом штуфе есть кварц. Вот он — серый, с раковистым изломом и на лезвии ножа оставляет бороздку. Название же призматических красноватых кристаллов со стеклянным блеском мы не смогли определить».

— Рутил, окись титана,— ответила лаборант, почти неглядя на камень,— хорошая спайность вдоль кристаллов, желтая черта на фарфоровом бисквите отличают рутил от других минералов.

— Вы все образцы «в лицо» знаете! — с завистью проговорила девушка.— Вот бы нам так!

— Как не знать! Двадцать лет камни храню,— ответила Антонина Ивановна и принялась перелистывать толстую книгу заявок по минералогии, петрографии и общей геологии, попутно объясняя нам: — Завтра в группах второго курса проводятся практические занятия с сульфидами. Надо на каждую парту приготовить полную коллекцию сернистых соединений металлов.

Здесь все так знакомо!

Преподаватели минералогии, в том числе и один из авторов, организовали эту литотеку в 1962 году, когда ради целесообразности затеяли великое переселение всех геологических кабинетов на один этаж, по соседству с музеем. Для вновь создаваемого кабинета долго искали емкое название, которое бы вобрало в себя смысл слов: камнехранение, препараторская и комната для самоподготовки учащихся.

Молодой преподаватель-геолог Рудольф Генрихович Кливер предложил: «литотека». Лучше не придумаешь! Недолго он работал в техникуме, а память о себе оставил.

История создания литотеки уводит нас к тем годам, когда горно-металлургический техникум переименовали в геологоразведочный. Для улучшения качественной подготовки техников геологической службы надо было иметь хорошую учебную базу и, в первую очередь, многочисленные коллекции минералов, горных пород, руд и окаменелостей.

А где их взять?

Поручили учащимся привозить образцы с учебно-производственных практик. Они охотно откликнулись. И повезли. Камни в препараторской разбирались, систематизировались и целеустремленно сгруппировывались.

Потом, в новом учебном здании, этими коллекциями пополнились кабинеты общей и исторической геологии с палеонтологией, минералогии и петрографии с кристаллографией, полезных ископаемых и методики поисков и разведки месторождений. В то же время в минералогическом

61