БУДНИ И ПРАЗДНИКИ МИНЕРАЛОГА ПИРОСМАЛИТ

Природа и мы. А.П. Моисеев


Рюкзак стал чугунным. Февральский воскресный день кончается. Он прошел неплохо. Удалось найти хорошие образцы сплошного пирротина (магнитного колчедана) и пегматитов с корундом. Раньше они мне в этом карьере

64

не попадались. Пирротин вообще имеет музейные достоинства. Хороши и куски породы с густо-фиолетовым флюоритом. Жаль, что на свету здешние флюориты быстро выцветают, становятся почти белыми.

Постепенно продвигаюсь из экскаваторного забоя вдоль карьерного уступа. На каждом шагу встречаются глыбы, чем-нибудь привлекающие. Но все с собой не заберешь. От наиболее любопытных или непонятных глыб отбиваю осколки и кладу уже прямо в карманы телогрейки, не снимая рюкзака: потом разберемся. Как правило, весь такой материал идет на выброс.

Через строительный поселок спускаюсь к автобусу. На фигуру с рюкзаком в выходной день здесь никто внимания не обращает. Таких здесь полно: готовят свои садовые домики к весне. Коллективные сады — рядом.

Об осколках в телогрейке совсем было позабыл. Обнаружил, когда в очередной раз собрался на строительство музея заповедника.

В лабораторном корпусе просмотрел осколки под бинокуляром. С излома самого невзрачного из них на меня глянули веселые блестящие шестиугольные донца многочисленных кристалликов-карандашиков. Шестигранная их форма говорила о принадлежности к гексагональной системе царства кристаллов, а перламутровый блеск донышек —о наличии совершенной спайности. Благодаря ей кристаллики ломались только поперек, по ровным блестящимплоскостям.

Перед паяльной трубкой кристаллики легко плавились в черные сильно магнитные капельки — в них много железа. Сплавленные с бурой, они давали красно-фиолетовоестекло. Значит, в них много и марганца. Когда плавил кусочки, почувствовал резкий запах какого-то газа. Проверил еще — хлор. Минералы с приличным содержанием хлора довольно редки. Результат обещал быть интересным!

Несколько операций под микроскопом, поиск в справочнике— и определение закончено. Это — пиросмалит, на Урале еще не встречавшийся. Достойное пополнение списка минералов заповедника и музея! Музея?... Этот осколок в музей? Надо ехать за приличными образцами! А где их взять? Я ведь забыл, где отколол этот кусочек. То ли напервом уступе, с которого начал путь к дому, то ли на других, на которые все же завернул «по пути»...

Очередной воскресный день (уже мартовский) только начинается. Почти все скрывает тяжелый туман, в котором трудно дышать. Контуры больших глыб, бурильных установок еле просматриваются. Начинаю все же с первого уступа. Память наша — не ЭВМ. У нее не только «да» и«нет», но и много оттенков «может быть». Нашей точной оценке они не подвластны, но принимать во внимание их нужно.

«Кавалерийский рейд» по россыпи глыб вдоль уступа ничего не дал. Необходим систематический поиск. Бурильный станок, экскаватор, глыба величиной с хорошую баню— главные ориентиры. Мысленно прокладываю сеть маршрутов и начинаю искать «научно».

До обеда осмотрел около двух третей площади. Обед был «на высоте», с горячим чаем: утром фляжку укутал в кусок фланели и в недельный комплект газет. Почему-то вместе с теплом пришли и сомнения. Вряд ли я на том уступе. Надо уходить отсюда, пока не стало вечереть.

Надеваю теперь уже совсем легкий рюкзак и вяло пробираюсь через россыпь остроугольных кусков взорванного накануне негабарита. Все покрыто пылью, песком. Как застывшие одноногие существа торчат перфораторы. Валяются наглухо забитые серой пылью марлевые респираторы, брошенные бурильщиками, куски прогревшего огнепроводного шнура... С каким трудом дается добыча даже простого строительного камня. Ведь это настоящее поле боя!

Никуда не хочется идти. Все это бесполезно и надо спускаться к автобусу. Немного посижу и пойду. В конце концов, пиросмалит, как таковой, есть. В музее и такому обрадуются.

Тумана давно нет, и день вообще-то веселый, если не принимать во внимание личные неуспехи. Вой, на соседней глыбе как живо крутится трясогузка! Глазки черненькие, а лапки — тоньше спички, а такие ловкие и цепкие. И что она так настойчиво мне кланяется?... А, вон что! С этой стороны глыбы вскрыта какая-то жила, переполненна ячерными, похожими на жуков, кристаллами слюды. Вот она на нее и показывает. Ладно, посмотрим. Каково же было мое удивление, когда я обнаружил, что именно от этой глыбы я и отбил тогда осколок с пиросмалитом. Домой я пришел снова со «свинцовым» рюкзаком. Нет, в тот день он был для меня золотым! В нем лежали настоящие музейные образцы пиросмалита.

... Мелочи, неясные образы, смутные впечатления и воспоминания... Сколько их остается без нашего внимания в такое динамичное и техничное время! Мимо каких ожидающих нас находок мы пробегаем?

66