А. Е. ФЕРСМАН НА ЮЖНОМ УРАЛЕ 3

Природа и мы. А.П. Моисеев


гистрали к вершине горы ведет зубчатая подъемная дорога. Мощные разработки пегматитовых жил с чистейшим полевым шпатом и нефелином готовят материал для крупной керамической промышленности в Миассе и Чебаркуле. Внизу, на берегу озера, где сейчас стоит старый лесной кордон, расположится естественно-историческая станция —центр управления копями Ильменской горы, центр охраны ее богатств — музей, библиотека, лаборатория. Это картина отдаленного будущего. Но за него надо бороться, оно нужно для науки, для торжества промышленности, культуры и прогресса всего Южного Урала. Пусть не боятся того, что потеряется красота Ильменских гор с их дикостью и вместе с тем приветливостью, красота того целого, от которой неотделимы и заброшенные копи с отвалами, и скверные горные дороги, и плетенка на дрожинах, и та незатейливая красота костра с котелком на обломке голубого амазонита. В глубоком жизненном сочетании всехэтих мелочей создается настоящее. И в нем не только поэзия, красота нетронутой целины, но и стимул к работе, творчеству, к борьбе за овладение природой и ее тайнами». Я говорил это, когда научные исследования проводились в тяжелых условиях. В заброшенных башкирских деревнях останавливалась наша экспедиция. Из непролазной грязи никогда не чинившихся дорог пара уральских коней с трудом вытягивала наш коробок. Жандармское управление, несмотря на просьбу самого президента Академии, не разрешило вести исследования около линии железной дороги. По вечерам мы слышали тоскливый и холодный лязг цепей в расположенном под нашей школой пересыльном пункте. Каждый вечер сменялись партии несчастных людей, закованных в кандалы. Вокруг уже горела мировая война, уничтожались накопленные культурные ценности. А вместе с тем в войне росла и борьба за новое, за новый мир. И это новое пришло скорее и более бурно, чем мы думали. Многие из фантазий того вечера на склоне Ильменской горы стали уже претворяться в жизнь. Мечты прошлого сменились делом настоящего. Гением Ленина Ильменские горы превратились в первый в мире минералогический заповедник.

... Памятный многим тяжелый двадцатый год. Еще идет борьба за власть Советов; транспорт, все средства передвижения разрушены, целые области оставлены разоренными после военной оккупации и свирепства банд. Горная промышленность в полном разрушении, и только что созданный горный отдел ВСНХ с трудом пытается кое-что

107

восстановить в хозяйстве Урала. Обращение Владимира Ильича в Академию наук призывает ее взять на себя руководство и работу по подъему и изучению производительных сил отдельных областей, чтобы возможно скорее, легче и без дальних перевозок дать необходимое сырье для работающей промышленности.

И в эти годы титанической борьбы Владимир Ильич находит время, чтобы выслушать и обсудить, казалось бы, совершенно несвоевременный проект, представленный в Совнарком руководителем горного отдела Н. М. Федоровским: создать на Южном Урале, около станции Миасс, первый в мире заповедник минеральных богатств. И 14 мая1920 года был подписан Лениным замечательный документ, который в эпоху борьбы за сырье одновременно укреплял величайшую идею его охраны, который требовал разумного и полного использования производительных сил страны.

Так создан был гением Владимира Ильича первый в мире Ильменский заповедник недр земли». (Ферсман А. Е.—«Известия», 1935, 8 февраля).

Великая Октябрьская революция открыла путь для планомерного и всестороннего изучения территории нашей страны, выявления ее природных богатств. Уже в 1918 году, по указанию В. И. Ленина, снаряжены первые советскиеэкспедиции для изучения производительных сил России. Они проникали во все уголки страны. Их организаторами были и Всесоюзное геологическое управление, и Геодезическое управление и, конечно, Академия наук. Особенно крупные экспедиции были организованы Советом поизучению производительных сил (СОПС) Академии наук СССР, задачей которых было решение наиболее важных народнохозяйственных проблем. Академик Ферсман организовывал и руководил многими из них. Он успевал в течение года побывать в заснеженных вершинах Хибинских тундр на Кольском полуострове, и в знойной Средней Азии, и в глухой тайге Забайкалья, и в заболоченных лесах восточного склона Урала. «Мы не можем.просто гулять по раздолью нашей Родины. Мы должны быть участниками ее переустройства и творцами новой жизни. Таковы наши идеи, где бы ни были мы: в песках Каракумов, среди ли потухших вулканов, на рудниках ли ЮжногоУрала»,— подчеркивал Александр Евгеньевич. А. И. Перельман в своей книге о Ферсмане (М.: Наука, 1968) отмечает, что в начале 30-х годов Ферсманом все больше и больше завладела идея «децентрализации» науки, создания

108

опорных баз и научных станций Академии наук в различных частях страны. В 1931 году он опубликовал в «Вестнике Академии наук» (№ 5) статью «Неотложная задача Академии наук. К вопросу о научных станциях на местах». Ферсман предлагал в разных частях СССР создать 15 научных станций, задачи которых определялись бы спецификой района... Александр Евгеньевич подчеркивал исключительную важность данного вопроса, указывая, что «темпы хозяйственной жизни опережают темпы научной работы». Свои идеи «децентрализации» науки он активно проводил в жизнь. Уже в момент написания статьи создавалась научная станция в Хибинах. Вскоре Ферсман организует Уральский филиал, задачей которого было изучение производительных сил и всего хозяйства Урала, координирование разработок общих проблем и перспектив развития экономики Урала.

Открытию Уральского филиала Академии наук предшествовала большая подготовительная работа, проделанная ученым. По этому вопросу он консультировался с С. Орджоникидзе, с партийными и советскими работниками на Урале. Александр Евгеньевич был увлечен организацией УФАНа, и этот вопрос казался ему настолько ясным, что он не известил о своей деятельности Президиум Академии наук СССР. Последний, таким образом, был поставлен перед свершившимся фактом. С формальных позиций это являлось нарушением дисциплины, в связи с чем вопрос о неправильных действиях Ферсмана поставили на заседание Президиума. На защиту Ферсмана встал председательствующий президент АН СССР А. П. Карпинский, который исключительно высоко ценил Ферсмана. Онсказал, что Президиум не сомневался в необходимости создания филиала на Урале, и что Александр Евгеньевич, проявив инициативу, заслуживает одобрения. То, что он не известил Президиум, не такое уж большое дело, в свое время так поступал и Ломоносов... Вскоре Ферсмана назначили председателем УФАНа. Находясь на этом посту до 1938 года, он провел большую работу по организации нового нужного стране учреждения...

Были организованы институты, экспедиции, печатались труды Уральского филиала Академии наук. В это же время Ферсман много делает по укреплению материальной и научной базы Ильменского государственного заповедника. Еще в 1927 году, при своем очередном посещении ЮжногоУрала академик Ферсман отмечает большие работы в заповеднике. Газеты «Пролетарская мысль» и «Уральский

109

рабочий» публикуют в том году отзывы Александра Евгеньевича, который отмечает блестящее состояние заповедника. «Когда экспедиция по розыску радиевых руд приступила тогда к работе, то сотрудники ее только могли мечтать о том, чтобы месторождения Ильменских минералов были приведены в такой прекрасный вид, как сейчас. Я поражаюсь происшедшим за полтора десятка лет переменам. Теперь Ильменские горы сделались более доступными для минералогических исследований, на них вырос культурный центр — заповедник. Старые, завалившиеся копи расчищены, им придан «музейный вид». Там, гдераньше недра земли ревниво скрывали свои тайны, сейчасони благодаря усилиям персонала, обслуживающего заповедник, как бы охотно рассказывают их пытливому глазу минералога. Русская минералогическая наука может справедливо гордиться тем, как обращаются с сокровищами Ильменских гор. На следующем международном минералогическом конгрессе я сделаю доклад о гордости русской минералогии — Ильменском государственном заповеднике».

Александр Евгеньевич мечтает превратить Ильменский заповедник в ведущий исследовательский институт Южного Урала. Он публикует ряд статей в газетах, обращается по этому вопросу к руководителям советских органов и письменно, и устно, выступая на различных совещаниях, научных конференциях, на областном съезде Советов.

«г. Челябинск. Председателю Челябинского Облисполкома Тов. Советникову

Как многолетний исследователь горных богатств Урала и руководитель Уральского филиала Академии наук я обращаюсь в Челябинский исполком с просьбой обратить самое серьезное внимание на Ильменский заповедник около Миасса.

Это естественный научный центр для обслуживания лабораторными и полевыми исследованиями всего Южного Урала, и мы хотели бы превратить его в научный институт с постоянными работниками и постоянной лабораторией, библиотекой, музеем. Уже сейчас (своими постройками и оборудованием) он может помочь развитию горного дела Южного Урала.

Я собираюсь весной, по окончании своего заграничного лечения, провести некоторое время в Ильменском заповеднике и сделать там ряд научных работ.

С приветом — академик А. Е. Ферсман»

26.03.34 г.

110