ДВУХЛЕТНЯЯ ЭКСПЕДИЦИЯ ГОФМАНА И ГЕЛЬМЕРСЕНА НА ЮЖНЫЙ УРАЛ 2

Природа и мы. А.П. Моисеев


леко на восток Зауралья, охватив таким образом не только горную, но и Западно-Сибирскую часть области. И хотя этипоездки были кратковременными, Гофману и Гельмерсенуудалось заметить существенную разницу между горной «лесной» и равнинной «степной» частями обследованной территории. Они правильно наметили границы Зауральских степей: «Степи начинаются от Орска и (тянутся) до Троицкойкрепости». Они также верно указали на характер произрастания лесов на Зауральской равнине: «Леса же располагаются по самым высоким местам увалов, спускаются и кдолинам рек. Они состоят из березы и сосны». И далее:«Ни липы, дуба, клена и пихты, которые находятся на западном отклоне Урала, здесь вовсе нет». Приводятся интересные сведения о том, что леса в долине Урала нередковыжигались скотоводами, а потому «надо верить старожилам, что леса по берегам реки Урала и в окрестностяхОренбурга некогда были». Кстати, они и сейчас кое-гдесохранились, причем именно в долине ее, особенно в окрестностях Оренбурга и ниже его по течению реки произрастаютпрекрасные дубовые рощи; в некоторых местах Оренбургской области они объявлены памятниками природы.

Результаты двухлетней экспедиции Г. П. Гельмерсена и Э. К. Гофмана на Южный Урал оказались значительными,особенно с точки зрения представлений о рельефе гор. Геологические и палеонтологические исследования их в целомносили рекогносцировочный характер и могут представлятьлишь исторический интерес. Уже через ряд лет эти геологические изыскания были «перекрыты» другими учеными, вчастности, работами горных инженеров Н. Г. Меглицкогои А. И. Антипова, опубликовавших в 1858 году классическую работу «Геогностическое описание южной части Уральского хребта». Золота, на поиски которого и была направлена экспедиция министерства финансов, Гофман и Гельмер-сен, как ни старались, не нашли. Богатые золотые россыпина Южном Урале фактически были обнаружены тольков 1835 году (о золоте было известно еще в 1799 г.) благодаря изысканиям П. П. Аносова, тогдашнего начальника Златоустовского горного округа, и значительно севернеетех районов, которые обследовали Гофман и Гельмерсен, аименно в Миасской долине (здесь же в 1842 году был найден самородок весом в 35 кг, так называемый «Большойтреугольник»).

В области же орографии Урала они наметили строгую систему в расположении хребтов, горных вершин, перевалов, истоков рек. Впервые для Южного Урала ученые вы

130

делили три меридиональных горных цепи, «к югу раскрывающихся в виде опахала... Западная, самая высокая, включает отдельные продолговатого вида сопки до 1200 м высоты» (область западных высоких предгорий на самомделе еще выше — до 1500м.— Н. А.)...«Средняяцепь (Урал-тау.— Н. А.) — скалистая, поросшая густым лесом, и насклонах... болотистая... восточная цепь, представленная насевере Ильменскими горами... состоит из гранита и весьмабогата различными произведениями минерального царства».Южнее она переходит в небольшие гряды, которые, «постепенно понижаясь к югу, принимают вид холмов» (Крык-тытау.— Н.А.). Между восточной и средней цепями, от 51до 54 градусов северной широты, была обнаружена «плоская и дикая степь, склоняющаяся к югу» 1 (по-видимому,здесь речь идет о Баймак-Таналыкской степи), а междуреками Белой и Сакмарой простирается возвышенность, огромная по площади, о которой мы уже упоминали — Зилаир-ское плато.

Представленной Гофманом и Гельмерсеном орографической схемой Южного Урала пользовались все исследователи XIX века. В советское время она была уточнена, особенно между 54—56° северной широты, где на западномсклоне был выделен ряд коротких мощных хребтов.

Интересно высказывание ученых о Мугоджарах — южной оконечности Уральских гор в современных представлениях.Тогда же значительная часть исследователей видела окончание Уральских гор в возвышенностях Устюрта. Полевыхисследований непосредственно в Мугоджарах Гофман иГельмерсен не проводили, но им удалось прийти к правильному заключению о том, что... «южная оконечность Уральского хребта, или по крайней мере его геогностическаяотрасль, заключается не в Устьуртской высокой равнине, ав Мугоджарах», и объясняет почему: «Устьурт не показывает ни малейшего следа присутствия в ней огненных пород(магматических.— Н.А.), а напротив, здесь везде виднытолстые горизонтальные осадки известняков и песчаников».Это утверждение принимается и современными исследованиями геологов: плато Устьурт сложено морскими отложениями нижнепалеогенового возраста, а горы Мугоджарытакими же горными палеозойскими породами магматического происхождения, как и* южная оконечность собственноУральских гор.

1 Гофман Э. К-, Гельмерсен Г. П. Горный журнал, 1835, с. 2.

131

В целом, экспедиция на Южный Урал оказалась для начинающих ученых «пробным камнем». Она привила имлюбовь к Уралу, с которым они не расставались еще долгие годы. Э. К. Гофман в 1847—1850 годах возглавил большую экспедицию на Северный Урал (по заданию РусскогоГеографического общества) и исследовал его территорию отбассейна Вишеры на юге до берегов Северного Ледовитогоокеана (до широты Вайгачского пролива). По окончанииСевероуральской экспедиции, он в летние месяцы 1853—1859 годов, будучи уже профессором геологии Петербургского университета, занимался изучением геологии Богословского, Гороблагодатского, Пермского, Екатеринбургского и Златоустовского горных округов (т.е. горных территорий современных Пермской, Свердловской и Челябинскойобластей). Г. П. Гельмерсен также не раз приезжал наУрал: в 1833—1835 годах он вновь изучал «Киргизские степи», затем район Полюдова кряжа (Пермская область).Будучи академиком и директором Петербургского горногоинститута, он исследовал многие горы Среднего и ЮжногоУрала. В 1870 году — последний раз посетил Урал в окрестностях Кушвы, где побывал на рудниках горы Благодать.

Перу обоих ученых принадлежит немало статей и отдельных книг, они изучали многие районы России, но незабываемой осталась поездка на Южный Урал. Совместная работа в этой первой для них большой экспедиции, общность интересов и взглядов скрепили узами неразрывнойдружбы всю их дальнейшую жизнь.

Н. АРХИПОВА, кандидат географических наук