ОТКРЫТИЕ ДЛИНОЙ В ВЕК 2

Природа и мы. А.П. Моисеев


Инженер В. С. Федоров, выпускник Томского технологического института, был первым заведующим Челябинским геологическим бюро — организации, созданной специальнодля реализации плана разведок М. М. Пригоровского. Подего руководством уже в 1930 году поисковые работы развернулись на обширной площади протяженностью около75 километров — от реки Миасс на севере до поселка Ключи на юге.

Разведка осуществлялась бурением скважин ручного бурения глубиною до 30—35 метров (в два раза глубже,нежели до революции), располагающихся на широтныхразведочных линиях. Линии пересекали на всю ширинувытянувшуюся меридиально угленосную полосу. Расстояние между линиями было в среднем около четырех километров, расстояния между скважинами — около 200 метров.Ежедневно бурилось около сотни скважин. Через такуюсеть М. М. Пригоровский надеялся пропустить весь райони выловить все крупные рабочие пласты угля.

В сентябре 1930 года были развернуты работы Еманже-линского поискового отряда. Это около 40 километров к югу от Челябинска. Общее руководство работами осуществлял В. С. Федоров. Почти первыми же скважинами былиподсечены рабочие пласты угля, а в декабре этого же годаскважина № 63 подсекла угольный пласт мощностью вдвадцать метров. Крупнейшая удача. Желанная и оченьнужная. Настолько нужная, что уже в середине 1931 годана этом пласту был введен в эксплуатацию угольный разрез № 1 (северный).

Уголь стал добываться здесь самым дешевым — открытым способом.

Инженер С. В. Горюнов — выпускник Свердловского горного института. Первый руководитель Челябинской базы геологического бюро. Под его руководством обнаруженокрупнейшее Коркинское месторождение угля. Это открытиепримечательно еще и тем, что молодой инженер впервыепоколебал гипотезу М. М. Пригоровского. Не в том смысле,что показал ее ошибочность. Горюнов не сомневался ввозможности открытия новых значительных месторождений угля. Он первым понял, что в случае с Челябинскимугольным бассейном геологи столкнулись с уникальнымгеологическим образованием, не имеющим аналога средиподобных месторождений Советского Союза. Именно этаего озаренность, что ли, позволила ему по-новому увидетьрайон работ в полутора километрах от деревни Коркино.Работы изначально велись по стандартной, описанной вы

145

ше методе. Скважинами,» что отстояли на 200 метров друг от друга, были кое-где подсечены мелкие пластики угля, ноне промышленные. С. В. Горюнов, изучая керн этих скважин, заметил, что он почти не повторяется от скважины кскважине, то есть геологическое строение участка существенно меняется на таких отрезках. А это могло означатьи то, что мелкие подсечения угля были хвостами мощных,но не широких угольных скоплений. Следовательно, надобыло существенно сгущать сеть бурения. Но это намного(раза в четыре) удорожало стоимость разведки.

Решиться на дополнительные траты 'во имя идеи, которая, что весьма вероятно, может оказаться несостоятельной? Или следовать апробированной сети — привела же она Федорова к удаче?.. Горюнов размышляет недолго. Онубежден в своей догадке. И едет в геологическое управление— убеждать руководство. «Выбивает» дополнительныеассигнования, на тех же разведочных линиях, возле деревни Коркино, сгущает сеть скважин до 30 метров — и четырьмя скважинами подсекает пятнадцатиметровой мощностиугольный пласт. Первый промышленный пласт из крупнейшей в бассейне — как уже сегодня очевидно — Коркинской угольной залежи. Позднее эта залежь во времяВеликой Отечественной войны дала значительную долю отечественного угля для оборонных нужд страны; С. В. Горюнов же стал министром геологии РСФСР.

Г. К. Любашев окончил физико-математический факультет Саратовского университета и геологические курсы при Ленинградском угольном институте. Он сразу поверилв гипотезу Пригоровского. И когда он прибыл на разведкув 1932 году в Камышинскую партию, что вела работы между озером Камышным на юге и безугольным участком (порезультатам предыдущего бурения), примыкающим к Ко-пейским шахтам — на севере, его энтузиазм был настольковелик, что молодой инженер готов был неотрывно находиться при бурящихся скважинах.

Скоро партия выявила несколько угольных пластов, достаточных для заложения шахты. Но все эти пласты резко обрезались на севере границей ранее разведанного участка,где были задокументированы только углистые сланцы. Конечно, такое строение угольных бассейнов бывает, когдапозднейшие геологические движения рвут и смещают болеедревние отложения. Но Любашеву показалось маловероятным, чтобы этот разлом прошелся ровнехонько по границедвух участков разведки. Он решил исследовать этот интересный геологический казус. Пробурил скважины, проме

146

жуточные между старыми и новыми. Нет, пласты следятся, разрыва нет. Пробурил новые скважины буквально вблизистарых. Выявляет те же угольные пласты. В чем же дело?Любашев едет на керносклад, где хранится порода, добытая со всех пробуренных скважин, и просматривает кернстарых. Он обнаруживает, что и старые скважины подсекли те же, что и его скважины, пласты угля. Роковая ошибка документации та, помните, которую допустили геологи,—сторонники теории гнезд, считавшие, что угля здесь бытьне может. На спасенных Г. К. Любашевым пластах былазаложена шахта 42-капитальная. Она дает уголь и сейчас.Вообще в результате работ Любашева размеры Челябинских копей на юг были увеличены в два раза — это практический результат, и свергнута с пьедестала теория изолированных гнезд — это их научный эффект. ПозднееГ. К. Любашев был начальником геологического отделатреста «Челябуглеразведка».

Инженер К. С. Преображенский—'выпускник Свердловского горного института. Полностью разделяя подход

С. В. Горюнова к структуре Челябинского угольного бассейна, как сложнейшей геологической конструкции, он немало труда вложил в расшифровку деталей этого действительно уникального и сложнейшего природного образования. Перед Великой Отечественной войной и до 1944 года,года своей безвременной кончины, К. С. Преображенскийруководил геологическим отделом треста «Челябуглеразведка». В немалой мере его талант, старания и энергия помогли резко увеличить уровень добычи челябинского угля.

Несколько цифр. В 1940 году 12 шахт и два разреза выдали в Челябинском бассейне 5,5 миллиона тонн угля. В 1945 году разведанные запасы позволили добыть почти11,5 тонны угля, причем около 40 процентов добывалосьоткрытым способом. До 1940 года Урал стоял на третьемместе в стране по угледобыче (после Украины и Центрального промышленного района). В годы войны Урал добывалугля больше всех бассейнов в стране, а в крае больше всехдавала Челябинская область.

Несколько слов о Челябинском буроугольном бассейне сегодня. Общая площадь бассейна 1300 квадратных километров. Он простирается на 170 километров с севера наюг Челябинской области. По форме это — узкая клинообразная полоса. Наиболее широка она в северной части —15 километров. Основная промышленная угленосность вбассейне обнаружена именно в широкой — северной егочасти, на протяжении 100 километров.

147

На сегодняшний день в бассейне действуют 14 шахт и два разреза. Их годовая производительность — около 19миллионов тонн угля в год. Наиболее глубокая шахта —«Капитальная». Очистные работы ведутся в ней уже наглубине более 500 метров. Эта же шахта — одна из наиболее производительных. Ее годовая производительность около полутора миллионов тонн угля. Самый глубокий разрез —Коркинский. Здесь горные работы ведутся на глубинахсвыше 420 метров.

Как видите — вековой—без года — поиск челябинского угля оправдал себя. Уголь южноуральской «кочегарки»сыграл свою роль в победе над фашизмом. Служит он советской энергетике и сегодня, будет служить и завтра.

Л. ХАИКЕЛЬСОН, руководитель сектора ИВЦ объединения «Уралгеология»