НАЧАЛО ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ
Психология, клиника и профилактика раннего алкоголизма, 1984

4. НАЧАЛО ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ

Кризис подросткового возраста может быть психологически представлен как переходное потребностное состояние, вызванное несоответствием операционально-технической и мотивационной [сторон деятельности (см. гл. III). При нормальном развитии этот, как и другие возрастные кризисы, проявляется следующим образом:    «Возникает, — пишет А. Н. Леонтьев, открытое

противоречие между образом жизни ребенка и его возможно-

стями, опередившими этот образ. В соответствии с этим деи тельность перестраивается. Тем самым совершается переход к новой стадии развития его психической жизни» (1965, с. 503) Что же касается рассмотренных нами случаев, то уже сам выход ребенка на рубеж подросткового возраста выглядит как аномальный. В младшем школьном возрасте отсутствует гармо ния между учебной деятельностью и возможностями трудного ребенка. Эти возможности (операционально-техническая сто рона) оказываются ниже мотивов и потребностей, связываемых обычно с этой деятельностью; самолюбие ребенка постоянно ущемляется, соответствующие потребности фрустрируются. В результате ребенок оказывается психологически оторванным от школьного коллектива или занимающим в нем периферийное, отчужденное от большинства место. В работах М. А. Алемаски-на (1968) и В. Д. Ануфриевой (1970) анализируется, например, положение «трудного» ребенка в системе классных отношений: проведенная социометрия обнаружила, что все «трудные» дети попали в число изолированных, т. е. не получили ни одного выбора товарищей. Эти же дети, как правило, оказываются не вовлеченными и во внешкольные организации, которые, к слову сказать, обычно ставят обязательным условием участия в них хорошие отметки, заведомо отсеивая тем самым трудных детей, т. е. тех, кому они больше всего нужны (как справедливо отмечает С. А. Беличева (1977), наличие других социально полезных и социально значимых дел, занятий и увлечений смогло бы компенсировать низкий престиж, возникающий в результате отставания в учебе). К этому добавляется неблагополучие в семье у большинства трудных детей, «пьяный быт», наглядное восприятие алкогольных обычаев. Важно отметить, что неблагополучное влияние семьи отнюдь не ограничивается привитием алкогольных установок. Так, по данным Л. М. Зюбина (1968), в семьях «трудных» детей в порядке вещей ссоры, конфликты, драки между родителями, применение тяжелых физических наказаний, в то время как в семьях благополучных школьников это единичные случаи. Тем самым уже в раннем детстве и младшем школьном возрасте на операциональном уровне воспринимаются и усваиваются разнообразные асоциальные формы поведения, например «выяснение отношений» как обязательная драка и т. п. (Е. Н. Голубева).

С этой преддиспозицией ребенок и подходит к кризису, к новому для него потребностному состоянию, которое подразумевает выбор новых мотивов, предметов деятельности.

Мы уже отмечали, что ведущими потребностями подросткового возраста являются потребности в общении, причем, как ^подчеркивает Д. Б. Эльконин, интимно-личностном общении, дружбе и потребность во взрослости, самостоятельности. Что касается сознания, то оно поглощено переходом из «мира вещей» в «мир идей», выработкой самостоятельных суждений об •окружающем, своих принципов, своей позиции. Этим рсобеннр-

м и должны соответствовать те новые предметы, которые дут выбраны в качестве мотивов деятельности.

I Наблюдения показывают, что именно с подросткового воз-ста наш контингент детей начинает злоупотреблять алкого-м. Причем в некоторых случаях буквально первые же опыты пкогрлизации оценивались чрезвычайно высоко — как «новый иль жизни», «счастливая находка». Можно ли считать на м основании, что алкоголь становится тем предметом, на тором замыкается переходное потребностное состояние труд-го подростка?

На наш взгляд, было бы ошибкой думать, что подросток, виду своего отягощенного психического развития, выбирает в ачестве предмета новых потребностей собственно алкоголь, ак правило, выбирается не алкоголь, а компания, группа, в Чарой обязательным элементом общения, времяпрепро)вож-ния является выпивка. Эта компания, группа, которую в ли-ратуре называют по-разному — «уличной», «дворовой», «асо-иальной» и т. п.— может быть однородной по возрасту или, о чаще, разнородной, с двумя-тремя старшими заводилами, м же привлекают наших пациентов эти группы, почему из ирокого спектра предметов, отвечающих потребностному со-оянию подростка (часто неосознанным желаниям личностно-общения, самоутверждения, взрослости и т. п.), выбирается енно этот?

Главным здесь является то, что в «уличной» микросреде дросток с рассмотренной выше предысторией находит рефе-нтную группу себе подобных школьных «изгоев». Именно в тих группах и, к сожалению, нигде в другом месте наши бу-чцие пациенты находят реальное поле самоутверждения, мо-ут обрести, наконец, высокий статус, проникнуться самоува-ением, чего они не в состоянии были сделать ни в школе, ни своей семье, ни в какой-либо социально-приемлемой внешколь-ой деятельности. Группа, особенно сначала, кажется новичку олной демократизма, теплоты, спаянности, лишь позднее обнаруживая свою асоциальную направленность. Употребление ie алкоголя занимает здесь всегда особое положение. Именно групповая выпивка нередко играет роль психологического рубежа, своеобразного посвящения в члены группы. Умение пить, «нести» как можно больше символизирует в группе взрослость, воспринимается как признак особой силы и мужественности, отличающей лидера и достойной уважения. В то же время потребление спиртных напитков требует денег, которых у подростков, только начинающих самостоятельную жизнь, либо нет, либо очень мало, что нередко толкает группу на первые выраженные асоциальные поступки.

Уже отмечалось (раздел 2 этой главы), что более 80% подростков при первых употреблениях алкоголя испытывают от-[ вращение или безразличие, однако со временем субъективная картина значительно меняется и более 90% опрошенных нами

п< 'ДройТКон С алкогольным опытом рассказывают о приятных ощущениях в состоянии опьянения. Этот скачок в восприятии в первую очередь связан с влиянием группы, всего ритуалавыпивки. Характерным является «культивирование» эйфории опьянения, что достигается особой эмоциональной заражаемостью, предвосхищением, подъемом в период подготовки и ожидания выпивки, последующей проекцией этой психологической пред-диепозиции на состояние опьянения, коллективной взаимоиндукцией в процессе принятия спиртного. Для этих целей используются и громкая ритмическая музыка и порой различные медикаментозные средства, усиливающие оглушение. Все это способствует формированию сугубо группового характера потребления и формированию особой групповой психической зависимости (Строганов, Капанадзе, 1978).

Стиль алкоголизации, принятый в «алкогольной компании», начинает восприниматься как естественный и нормальный, окончательно формируя психологическую готовность к некритичному восприятию алкогольных обычаев. Алкоголизация становится все более частой. Обычной, само собой разумеющейся нормой поведения становится употребление спиртных напитков перед танцами, в выходные дни, при встрече с друзьями и т. д. Со временем обнаруживается и достаточно жесткая внутренняя структура группы с нередкими тенденциями к асоциальной деятельности, которая происходит под диктовку лидирующей части группы, куда порой входят лица, состоящие на учете в милиции, в инспекции по делам несовершеннолетних, ранее судимые. В результате вновь принятый член такой группы почти обречен на прохождение «обязательной программы», начинающейся с хулиганских действий в состоянии опьянения и приводов в милицию и заканчивающейся рецидивами доставки в медвытрезвитель и серьезными правонарушениями. Отмечается нередкая тенденция лидеров и более «опытных» членов малых подростковых групп опаивать в порядке самоутверждения абстинентов и новичков. Тем самым — и это очень важный вывод — алкоголизация вплетается в ткань асоциального поведения, становится его неизбежной составной частью.

С началом злоупотребления у подростков сразу же возникают конфликты в учебном заведении, на работе, в семье. Однако, как правило, в историях наших пациентов это противодействие микросреды ограничивалось либо мерами репрессивного характера (подросткам делались выговоры, порицания, применялись меры административного воздействия), либо их «пугали» последствиями алкоголизма, пагубными перспективами связи с «дурной компанией». Подобные меры, будучи негативными, не могли оградить подростка от «алкогольной компании», поскольку не сочетались с психологически обоснованными позитивными решениями, с предложениями такого социальноприемлемого стиля жизни, таких форм деятельности, в которых м,огли бы быть удовлетворены эмоциональные запросы и ожи-

вния подростка, его потребность в интимно-личностном обще-ии, ощущении собственной значимости, силы и т, п. «Алкоголь-я» же компания, пусть в извращенной форме, но давала им се это, и в подобной ситуации сопротивление, а тем более реп-ессии лишь увеличивали внутреннюю сплоченность компании, отрезая или во всяком случае крайне затрудняя путь возвра-;ения ее членов к благополучному детству.

Углубление конфликтных ситуаций приводит к тому, что дростки чаще всего легко и без сожаления прерывают учебу школе, ПТУ, техникуме. Не удерживаются они долго и на од-м месте работы, мотивируя уход (обычно скандальный) тем, э не нравится ранее привлекавшая специальность. Однако, и их устраивают на другую работу, история повторяется, рачивается не только определенность в вопросах профессио-льной ориентации, но сама установка на трудовую деятель-сть. Работа начинает рассматриваться лишь как средство лучения денег на алкоголь, а круг активной социальной жиз-ограничивается проблемами и интересами «алкогольной ком-1ании».

С развитием алкоголизации «внешние» обычаи потребления иртного как бы интериоризируются, становятся «внутренни-и» алкогольными установками, которые в свою очередь актив-: утверждают воспринятые некогда обычаи и способствуют их редаче следующим поколениям,— порочный круг замыкается, чем моложе возраст начала злоупотребления, тем быстрее амыкается этот круг.

Все увеличивающееся злоупотребление неизбежно и скоро роизводит все более значительные изменения и нарушения в окрепшем еще организме подростка. Знание и учет этих из-енений являются, как было показано выше, необходимым эле-ентом психологического анализа, поскольку очерчивают х.а-актер тех особых, сужающихся физиологических условий, в торых протекает формирование аномалий личности. Остано-имся на этим изменениях.