ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКИЕ ЧЕРТЫ БОЛЬНЫХ РАННИМ АЛКОГОЛИЗМОМ
Психология, клиника и профилактика раннего алкоголизма, 1984

6. ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКИЕ ЧЕРТЫ БОЛЬНЫХ РАННИМ АЛКОГОЛИЗМОМ

В клинической литературе перечисляются различные черть молодых алкоголиков. В наблюдениях Маскау (1961) в качестве характерных черт личности пациентов были отмечены: возбу димость, агрессивность, импульсивность, депрессивные реакции сексуальные извращения и др. Zakewicz (1963) считает, что ха рактерологические расстройства у несовершеннолетних алкого ликов имеют преимущественно органическую почву. И. Л. Злотников с соавторами (1970) отмечают рано появляющиеся у под ростков изменения личности, к которым они относят: возбуди мость, взрывчатость, заострение характерологических черт свойственных пубертатному возрасту, быстрое развитие нару шений социальной адаптации, узкий круг интересов, асоциаль ные тенденции, эмоциональное огрубение, конфликты с родите лями. М. А. Чалисов с соавторами (1973) и В. В. Веселовский с соавторами (1976) находят у юношей, страдающих алкоголиз мом, изменения характера в виде грубости, эмоциональной хо лодности, циничности, утраты привязанности к родителям и членам семьи, у некоторых — агрессивности.

Существуют и попытки классификации изменений. Среди них надо выделить прежде всего работу А. Е. Личко (1983), в которой описаны клинико-психологические проявления алкоголиз ма у подростков с различными типами акцентуации характера (табл. 9). Л. Я. Висневская и Е. А. Данилова (1978) различают три варианта изменений личности при подростковом ал коголизме. Первый вариант характеризуется преобладанием аффективных нарушений. Больные эйфоричны, беспечны, склон ны к плоским шуткам, развязны и вместе с тем раздражитель ны, гневливы, в аффекте злобны и агрессивны. У многих отмечены истероидные формы поведения, бравада, асоциальные по ступки. Несколько ослаблены процессы запоминания, сужен объем внимания. Суждения поверхностны, примитивны, ассо циации отражают алкогольную направленность. Дети и подростки педагогически запущены, отказываются от учебы в школе Второй вариант отличается ведущим значением органического психосиндрома. В этих случаях резко страдала работоспособ ность. Мышление замедленно, инертно, ассоциации бедны, память значительно снижена. Подростки неоткровенны, лживы неуживчивы, конфликтны, скрывают употребление алкоголя, ни когда ни в чем не признают себя виноватыми. Третий вариаш проявляется наличием своеобразного аутизма, вялости, равно душия, малой выраженности мимики, замедленностью мотори ки. Дети и подростки трудно сходились со сверстниками, но это не касалось их связи с асоциальными компаниями, где они мог ли получить алкоголь или деньги на его потребление. Сопостав ление выделенных вариантов психических нарушений с премор бидными особенностями показывает, что есть выраженная кор

еляция первого варианта с инфантильным преморбидом; вто-ого — с органическим, третьего г— с аутистическим.

Отдавая дань тонким клиническим наблюдениям, необходи-о, однако, заметить следующее. В их изложении нередко происходит смешение признаков, относящихся к разным уровням, •азным плоскостям анализа. Так, под одну и ту же рубрику — вменения личности — относят и выраженные характерологиче-кие особенности, и особенности конституции, того или иного ипа нервной деятельности, и психологические черты, и харак-еристики социальной ситуации развития, и т. п. Смешение раз-ородных признаков создает порой такую пестроту, мозаичность, торая не позволяет или во всяком случае крайне затрудняет озможность выделить общие закономерности и механизмы про-есса. Чтобы избежать подобного смешения, дальше, в описа-ии наших наблюдений, мы будем говорить лишь о характероло-ических чертах молодых алкоголиков, исходя из изложенной в {п. III гипотезы о различении личности (в узком психологиче-ом значении) и характера как, с одной стороны, нравствен-ой и смысловой позиции, а с другой — привычных способов, фоявлений и форм утверждения этой позиции. Что же касается ипологии, то при всей ее значимости для клиники, системати-Й и терапии остается крайне актуальной задача выделения нутренних психологических механизмов — типичных, общих 1Я всех вариантов, но получающих в каждом из них свою краску и особенность.

Кратко опишем наши наблюдения над характерологически-и чертами молодых алкоголиков.

| Лживость больных алкоголизмом хорошо знакома клиници-1 гам и психологам. У подростков же она особенно непоследо-ательна и эмоциональна. Наиболее демонстративно она выражается в стремлении скрыть истинные причины и размеры пьян-тва. Наши пациенты, например, нередко утверждают, что пьют к редко и мало, что их надо считать едва ли не абсолютными резвенниками, либо, наоборот, преподносят утяжеленный гро-скный алкогольный анамнез. Эта характерная потеря «меры иссимуляции» (Жмуров, 1978) свидетельствует и об отсутствии подростков ясного представления о границах умеренного упо* ребления алкоголя, и об их изоляции от воздействия противо-лкогольной пропаганды. Что же касается трезвости, то она 1редставляется им столь чуждой и неестественной,- что нужны, о их мнению, особые причины, чтобы не пьянствовать. С дру-ой стороны, потеря «меры диссимуляции» тесно связана с об-ими возрастными особенностями подростка, в частности, с не-ифференцированностью оценок, «контрастным» внутренним зре-ием.

Характерная для всех алкоголиков анозогнозия также выра-ена у несовершеннолетних в еще большей степени, чем у взрос-ых больных. По нашим наблюдениям, у абсолютного большинства ранних алкоголиков обнаруживается полная или ча-

стичная анозогнозия. Если в исследовании самооценки больным предложить указать свое место на условной «шкале трезвости», то они обычно относят себя к середине или даже к более высокому уровню, считая, что пьют «как все», а к пьяницам относят лишь окончательно деградировавших алкоголиков.

Как характерную черту, необходимо отметить неустойчивость настроения наших пациентов. Так, вкрадчивость и подобострастие в ситуациях,, сулящих выпивку, резко сменяются гневными вспышками и агрессивностью, если ей препятствуют. Брутальные аффекты особенно легко развиваются в кругу близких, редко сменяясь даже при посторонних хотя бы формальной вежливостью.

Та же неустойчивость, имеющая, по сути дела, ту же логику и подоплеку, типична и для других черт. Так, возможность созвучности переживаний, синтонность несовершеннолетних больных носят в развернутых стадиях заболевания преимущественно парциальный, а не диффузный характер: она выражается главным образом в отношениях с людьми, злоупотребляющими алкоголем; сверстники же с трезвенническими установками подвергаются остракизму и третируются как «неполноценные» и «ненормальные». Подростки становятся невнимательными к близким, к прежним друзьям, неискренними, холодными, замкнутыми и недоверчивыми. Непринужденно, синтонно они чувствуют себя только в «своем кругу». Нередко они весьма заботливы к себе подобным, например, целыми «делегациями» навещают товарищей, находящихся на стационарном лечении от алкоголизма. Вообще они легко находят общий язык со злоупотребляющими алкоголем и быстро сближаются с ними, формируя своеобразное сообщество, где господствуют особые нормы взаимоотношений и «кодекс чести», основанные на употреблении спиртных напитков.

Что касается внешних манер поведения, то несовершеннолетним больным свойственны — часто наигранные и компенсаторные — бесцеремонность, развязность, бахвальство, которые, однако, в условиях строгого контроля легко сменяются подавленностью, беспомощностью и пассивной подчиняемостью.

Каковы же внутренние психологические причины формирования подобного рода характерологических черт?