ОТ АЛКОГОЛЬНЫХ ОБЫЧАЕВ ДО АЛКОГОЛЬНОЙ БОЛЕЗНИ 2
Психология, клиника и профилактика раннего алкоголизма, 1984

Одна из ранних попыток изучить масштабы алкоголизации среди детей принадлежит редактору первого русского антиалкогольного журнала «Вестник трезвости»    (1894—1898)’

Н. И. Григорьеву. Он разослал заведующим сельскими училищами запрос о степени распространенности употребления алкоголя среди крестьянских детей. Были получены ответы из различных уголков России, свидетельствовавшие о почти сплошном употреблении спиртных напитков среди сельских детей, которые в большинстве приобщались, а иногда и принуждались к употреблению алкоголя родителями. Вот несколько фактов из многочисленных сельских корреспонденций, присланных

Н. И. Григорьеву. «За немногим исключением почти все крестьянские дети — мальчики и девочки — знают вкус водки, больше половины из них знакомы с состоянием опьянения. Поят детей обыкновенно старшие во врем# семейных торжеств, особенно свадеб (...не исключая и 7—8-летних)». «Дети пьют, не стесняясь ни родителей, ни посторонних во время воскресных гуляний, богомолений, храмовых праздников — пьют иногда допьяна наравне с гостями. И в пьянстве, и табакокурении родители порока и зла не находят и смотрят как на ненаказуемую шалость» (Вести, трезвости, 1898, № 49, с. 27).

В 1900 г. Н. И. Григорьев провел также исследование среди городских школьников. С помощью учителей в четырех городских школах были опрошены учащиеся 8—13 лет. Оказалось, что из 182 учеников 164 были знакомы с алкогольными напитками и 150 — пили водку. Многие из них на момент обследования находились в состоянии опьянения и говорили, что любят выпивать, так как после этого улучшается настроение и в «голове шумит». По социальному происхождению опрошенные были дети мелких лавочников, артельщиков, швейцаров, дворников. Н. И. Григорьев отмечал также тот факт, что большинству детей первую рюмку преподнесли родители во время праздника или в гостях.

Наиболее масштабным и многоплановым было исследование характера алкоголизации и ее последствий среди крестьянских детей, проведенное А. М. Коровиным (1909). Он обследовал 22617 школьников в 358 сельских школах Московской губернии, из которых большинство земских, часть церковноприходских и одна фабрично-заводская. Анализ результатов показал высокую степень распространенности употребления алкогольных напитков среди детей. Из всех опрошенных мальчиков 67,5% употребляли спиртное, а из девочек — 46,2%. Пьющих часто или ежедневно среди мальчиков было 0,7%, а среди девочек 0,4%. С возрастом употребление алкоголя среди детей возрастало, но у девочек оно в 1,5 раза оставалось меньшим, чем у мальчиков.

А. М. Коровин подробно изучил также и характер алкоголизации детей: что они пьют, частоту опьянения, отношение детей к спиртным напиткам и др. Опираясь на убедительный статистический материал, он еще раз подтвердил, что первыми «алкогольными» воспитателями являются родители. Так поят мальчиков родители в 68,3%, а девочек в 72,2% случаев/

Путем сопоставления групп пьющих и непьющих школьников А. М. Коровин показал отрицательное влияние алкоголя на физическое и умственное развитие детей, на их поведение. Автор приходит к следующим выводам: а) главными пропагандистами употребления спиртных напитков среди детей являются их родители; б) сельские школьники пьют в тех же случаях что и взрослое население, — в праздники, торжества и.т. п.; В/ мальчики предпочитают крепкие спиртные напитки, девоч-

ки — более слабые; г) у «пьющих» школьников чаще, чем f «трезвых», отмечаются слабое телосложение, отставание в умственном развитии и дурное .поведение.

Несмотря на некоторую разноплановость в оценках школьной успеваемости, рядом исследователей была наглядно проиллюстрирована ее взаимосвязь с характером, стилем алкоголизации учащихся (табл. I): с учащением потребления спиртных напитков успеваемость падала.

Оценивая в целом дореволюционные работы, посвященные проблемам подростково-юношеской алкоголизации и алкоголизма, необходимо отметить следующее. При сравнительно небольшом количестве специальных работ была тем не менее изучена и показана достоверная картина массовой алкоголизации среди городских и сельских детей того времени, раскрыта роль родителей в приобщении детей к алкоголю, проиллюстрировано отрицательное влияние алкоголя на успеваемость, физическое и умственное развитие ребенка, вскрыты пороки системы образования, разработаны в общем виде пути антиалкогольного воспитания.

Раннее приобщение детей к употреблению спиртных напитков на рубеже XX столетия, конечно, прежде всего было связано с распространенностью алкогольных обычаев и различными культурными факторами. В то Же время медицинская общественность еще не была готова глубоко и всесторонне обосновать недопустимость алкоголизации детей, более того, оставался дискуссионным вопрос о лекарственных свойствах этанола. По материалам Г. П. Горячкина (1896) врач являлся инициатором знакомства детей с алкоголем в 47,4% случаев. Примером непоследовательности врачей в вопросах употребления алкоголя детьми может служить мнение А. Комба (1904), который писал, что «алкоголь — драгоценное, очень полезное лекарство для детей, но вне этого условия он вреден им, ой возбуждает, но не укрепляет, и его не должно давать детям, пока они не достигнут по крайней мере шестилетнего возраста; от 6 до 12 лет здоровый ребенок может пить немного разведенного водой вина, а от 12 до 18 лет треть стакана чистого вина».

Надо сказать, что вопрос о роли врача в приобщении несовершеннолетних к спиртному, об использовании алкоголя в качестве лечебного средства дискутировался и позже — вплоть до 20—30-х гг. Так, по данным Т. М. Богомоловой (1928) и А. И. Исхаковой (1929) врач в 6% случаев был инициатором знакомства детей с алкоголем, по данным И. Канкаровича (1930) — в 1,5%, по данным Михайлова (1930) — в 0,2%. По наблюдениям Б. Сигала (1929), в дни прекращения продажи спиртных напитков число рецептов в городских аптеках, выданных на спирт, увеличивалось в 10—15 раз.

Изучением мнения врачей о возможности использования алкоголя в качестве лечебного средства занимались Т. И. Вяземский (300 анкет) в 1911 г. и А. С. Шоломович (387 анкет) в

Б'    ~ . W' Гй *    $ *

Ж.,    0*7* й V .^v»    г I

1927 г. Большинство анкет были заполнены профессорами, not центами и врачами московских клиник. Из числа опрошенных 66% отнесли спиртные напитки к лечебным средствам, из них 15% считали умеренное употребление алкоголя безвредным для взрослых, но вредным для детей, 9% находили допустимым назначение детям вина как лечебного средства, 2% одобряли еже-, дневные умеренные выпивки как взрослых, так и детей. Лишь 34% врачей совершенно не признавали за алкоголем лечебных свойств (Шоломович, 1928). Сложившаяся ситуация не могла не отразиться на единстве и широте фронта противоалкогольной работы среди населения.

После Октябрьской революции изучение ранней алкоголизации началось в основном с 1926 г. по инициативе Государственного института социальной гигиены. В том же году Декретом СНК РСФСР от 25 сентября 1926 г. «О ближайших мероприятиях в области лечебно-предупредительной и культурно-просветительной работы по борьбе с алкоголизмом» в программы школ было введено антиалкогольное просвещение.

Обследования, проводившиеся с 1925 по 1932 г., охватили около 33 тысяч учащихся в городах Российской Федерации, Украины, Белоруссии. Наиболее обширные опросы были предприняты в Ленинграде (6641 человек), Казани (6598 человек), Николаеве (7802 человека), Харькове (4000 человек). Исследования проводились в основном методом анонимного анкетирования, за исключением работы Э. И. Дейчмана, использовавшего метод «замаскированного интервью», при котором дети не подозревали, что происходит обследование на предмет употребления алкоголя. Беседа приурочивалась к моменту общего медицинского осмотра и вопросы, касающиеся употребления спиртного, задавались в ряду других подобных, но индифферентных вопросов. Например, для выяснения вопроса о том, знаком ли ребенок со вкусом пива, задавалось множество отвлекающих вопросов: «Знаком ли со вкусом шоколада? Кофе?» и т. д. Из числа детей 8—11 лет, обследованных Э. И. Дейчма-ном (1927), признались в том, что им нравятся спиртные напитки, 75,3%; пивную посещали 26,4% школьников 8—9 лет. Отрицательное влияние употребления спиртных напитков на умственное развитие детей иллюстрирует отношение умственного возраста (по тесту Бинэ) к паспортному возрасту (IQ) для следующих трех групп школьников 8—11 лет, выделенных

Э. И. Дейчманом:    1) не пробовавших спиртные напитки

(IQ=73,3); 2) пьющих по воскресеньям (IQ—71,9); 3) пьющих ежедневно (IQ-67.1).

В. Липским и И. Тетельбаумом (1929) в одной из школ фабрично-заводского обучения были опрошены учащиеся в возрасте от 15 до 19 лет. Из всех пьющих до состояния сильного опьянения напивались 20,7% человек. В среднем на одного пьющего приходилась следующая доза в месяц: в возра*

сте от 14 до 17 лет — одна бутылка водки; в возрасте от 18 до

*

Ц

19 лет — две бутылки водки; для всех возрастов — 1,5 бутылки водки. Авторами было отмечено, что разовая доза алкоголя у 14—17-летних больше, чем у юношей старшего возраста. Этот факт показывает, что подростки чаще пьют в порядке подражания взрослым, проявляя при этом своеобразное «геройство», стремятся не отставать от старших, В более раннем возрасте (период детства) чаще выпивают дома, в 18—19 лет — у товарищей и на вечеринках.

На алкоголизации учащихся отражался и социальный статус их семей. По доле детей, знакомых со спиртными напитками, все семьи отчетливо разделялись на три группы: 1) служащих — 51,8% детей употребляли алкоголь; 2) рабочих — 41,9, крестьян — 41,8, кустарей — 41,6; 3) торговцев — 26,2, духовенства — 20,8%.

Ряд исследований 20—30-х гг. иллюстрирует противоречия между декларируемыми алкогольными установками членов семьи и сложившимися алкогольными обычаями, которых они придерживаются. Так, по материалам Михайлова (1930) в семьях поощряют выпивку детей 0,5% родителей, 71,6 — запрещают, 15 — пугают, 5,6% — бьют. Но вместе со столь явными антиалкогольными декларациями в семье могут уживаться и такие формы активного приобщения детей к алкогольным обычаям, как посылка их за покупкой спиртных напитков. По данным Э. И. Дейчмана (1927), посылают детей-школьников за пивом в 37,5% семей, за вином в 15,7%» за вбдкой в 7,9%.

А. И. Исхакова (1929) приводит данные о частоте употребления спиртных напитков родителями и детьми в различных ситуациях:

0,7% детей 2,0%

25,0%

0,5%

4,8%

4,5% родителей

7,3%

54,2%

1,1%

7,5%