ОТ АЛКОГОЛЬНЫХ ОБЫЧАЕВ ДО АЛКОГОЛЬНОЙ БОЛЕЗНИ 3
Психология, клиника и профилактика раннего алкоголизма, 1984

Пьют ежедневно

по воскресеньям по праздникам в гостях редко

Легко убедиться, что характер алкоголизации родителей во многом прямо копируется детьми (г=0,994; р<0,01). И. Кан-карович (1930) указывает, что алкоголизм родителей не менее чем в половине случаев сопровождается алкоголизмом их детей. В. Липский и И. Тетельбаум (1929) менее категоричны: «Потребляющие спиртные напитки семьи встречаются несколько чаще среди пьющих подростков — 73,4%, чем среди непьющих — 67,3%. Разница, однако, настолько невелика, что отнести воздержание от алкоголя непьющих целиком за счет семейного влияния нельзя».

Таким образом, в исследованиях 20—30-х гг. дана в основном картина существовавшей в то время алкоголизации детей я подростков с особым акцентом на влияние семьи, родителей в приобщении детей к спиртному.

Современный период изучения ранней алкоголизации отме-чрн многочисленными попытками более глубоко раскрыть причины злоупотребления спиртными напитками.

Влияние половых различий и уровня самооценки на установки школьников в отношении алкоголя изучалось Blane, Hill, Brown (1968). Было обнаружено, что мальчики менее негативно, чем девочки, относятся как к умеренному потреблению, так и к злоупотреблению алкоголем. В абсолютных баллах как мальчики, так и девочки имеют больше благоприятных, чем неблагоприятных установок в отношении умеренного использования спиртных напитков; в отношении злоупотребления пропорция обратная. Jagoda, Grammond (1973) выяснили, что 70% шести дети их детей «е намерены употреблять спиртные напитки, но 41 % детей 10 лет утверждают, что будут выпивать в будущем. Изучая отношение к алкоголю учащихся средних школ Торонто, Fejer, Smart (1973) установили, что осведомленность и терпимое отношение к употреблению алкоголя увеличивались от класса к классу, но это отношение было менее терпимым у учащихся с более высокими академическими знаниями. Wechsler, Thum (1973) пришли к выводу, что увеличение алкоголизации подростков связано с отчуждением от родителей, делинквентным поведением и самоидентификацией с юношеской культурой.

Выясняя формы запрещенного употребления алкоголя среди учащихся средних классов школы, Milman, Wen-Huey-Sii (1973) обнаружили, что использование алкоголя коррелировало с принадлежностью пьющих к мужскому полу, зрелым возрастом, протестантской религией, слабыми школьными успехами, отсутствием интереса к высшему образованию, высокой частотой алкоголизации друзей по классу, сексуальной активностью, депрессией, психопатизацией, делинквентностью.

По данным Kane, Patterson (1972), 41% учащихся (средний возраст 15,5 лет) считали необходимым ограничить употребление алкоголя взрослыми, 21% выступали за то, чтобы подросткам разрешали пить так же, как и взрослым, и 8% считали вообще неразумными любые ограничения. Установки школьников в отношении алкоголиков чаще были снисходительными (34%), противоречивыми (29%), и нд ифф ер ентн цми (9%) и у 28% еще не сформировавшимися.

Сравнивая влияние сверстников, алкогольных обычаев, семьи и пола подростков на потребление ими спиртных надит-ков, Forslund, Gustafson (1970) выяснили, что алкогольное поведение матери оказывает существенное воздействие на алкоголизацию прежде всего дочерей. Алкогольное поведение отца обусловливает таковое его дочери и имеет наибольшее влияние на алкоголизацию сыновей. Влияние сверстников было существенно взаимосвязано с тем, будет или не будет пить подросток в отсутствие родительского контроля. Wiithrich (1974)1 выделяет несколько типов соотношения между алкогольной

культурой микросоциальной среды и установками индивида в отношении алкоголизации: 1) «абстинентно^ культуре» соответствует установка на Цолное воздержание; 2) «амбивалентной культуре» — двусмысленная и противоречивая алкогольная установка; 3) «либеральной культуре» соответствует «допускающая» установка, однако запрещающая откровенное пьянство; 4) «патологической культуре» — алкогольная установка, допускающая любые проявления пьянства. Автор видит причины пьянства в особенностях процесса социализации, деформировавших культурные нормы поведения, в том числе и Потребления алкоголя.

Анализируя в целом современные зарубежные исследования по проблеме алкоголизации молодежи, можно отметить ряд характерных особенностей. Многие полученные в этих работах данные, с одной стороны, позволяют выявить динамику алкоголизации, оценить эффективность проводившихся мероприятий по борьбе с употреблением алкоголя детьми и подростками. Изучение причин алкоголизации зарубежные исследователи сосредоточили в основном на анализе влияния микросоциальной среды — родителей (матери и отца), друзей, товарищей — и изучении влияния традиций, обычаев. С другой стороны, психиатры й психологи зарубежных стран часто пытаются объяснить развитие алкоголизма в молодом возрасте преимущественно внутренними причинами (наследственность, особенности преморбидной личности). В защиту своих взглядов ими выдвигаются многочисленные теории происхождения алкоголив-ма: генетотрофическая, аллергическая, эндокринопатическая, психоаналитическая и другие, которые причину алкоголизма относят к различным биологическим сдвигам в организме или к подсознательным стремлениям человека («потребность саморазрушения», оральная фиксация, латентный гомосексуализм). Социальный подход к алкоголизму как общественному пороку по существу подменяется новейшими вариантами фрейдизма, социальной экологии и т. п. Попытки некоторых западных ученых дать объективный анализ алкоголизма как социального явления не идут дальше реформаторских предложений. Чаще всего они не раскрывают социальной обусловленности алкоголизма, его зависимости от общественных отношений.

После Великой Отечественной войны первые работы, связанные с изучением алкоголизации среди детей и подростков, начали появляться у нас в стране с 60-х гг. В основном это клинические исследования, в которых либо представлены разборы отдельных казуистических случаев алкоголизма у детей и подростков, либо описываются особенности течения, формирования и проявления алкоголизма в детском и подростковом возрасте. Наряду с описанием клиники встречается также анализ отдельных факторов, способствующих развитию злоупотребления алкоголем в раннем возрасте. Однако при этом исследуются в основном не социальные факторы, а факторы биологического значительно реже психологического характера: наследственность, особенности преморбидной личности у данного контингента^1 детей и подростков и т. д. Пытаясь восполнить пробел в изучении социально-психологических аспектов алкоголизации подростков, мы предприняли попытку .выявить особенности употребления спиртных напитков школьниками трех различных по величине городов: Инты, Архангельска и Ленинграда. Всего было опрошено около 10 000 учащихся 3—10-х классов.

Поскольку среди несовершеннолетних распространено потребление преимущественно некрепких спиртных напитков, то мы попытались выяснить, в какой степени они используют, в частности, пиво (табл. 2). Как видно из иллюстрации, мальчики всех возрастов достоверно чаще употребляли пиво. В 9— 10 лет половина мальчиков и треть девочек уже знали вкус этого спиртного напитка, поэтому младший школьный возраст, по-видимому, нельзя считать исходным в изучении процесса формирования отношения детей к потреблению алкогольных напитков.

Анализ употребления пива школьниками трех городов обнаруживает одну существенную деталь. Во всех трех возрастных группах среди мальчиков лидировали представители Ин-ты, а среди девочек — Ленинграда. Школьницы крупного города больше «эмансипированы» .в вопросах алкоголизации, чем их сверстницы из менее урбанизированных регионов.

Важным звеном в развитии алкоголизации школьников является приобщение их к алкогольным обычаям семьи и употребление спиртных напитков в группе сверстников (рис. 1, 2). Как видно из иллюстраций, во всех трех городах школьники примерно в равной степени начинают с возрастом приобщаться к алкоголизации в компании друзей. В отношении употребления спиртных напитков в семье картина противоположная. И у мальчиков, и у девочек наглядно прослеживается прямая зависимость частоты алкоголизации в семье от «уровня урбанизации» (с максимальными показателями во всех возрастных группах по Ленинграду).

Корреляционный анализ полученных данных обнаружил, что частота установок на употребление алкогольных напитков в будущем имеет статистически достоверную зависимость от факта употребления детьми спиртных напитков в семье (г=+0,99; <р<0,05) и в компании друзей (г=+0,99; р<0,05). Школьники, которым разрешали употреблять спиртные напитки со взрослыми по праздникам, в 9 раз чаще, чем их сверстники, которым родители запрещали это делать, уже «выпивали» в компании друзей.

Приобщение школьников к алкогольным обычаям микро-социальной среды обнаруживалось и в оценках учащимися состояния опьянения окружающих (табл. 3). Из таблицы видно, что учащиеся, употребляющие спиртные напитки со взрослыми в семье по праздникам и с друзьями, чаще оценивали пьян-

ство как нормальное явление, меньше его осуждали или в<^ю-

ще затруднялись его квалифицировать.

Рис. 1. Частота употребления школьниками спиртных напитков в семье (на

100 обследованных):

I — Ленинград, II — Архангельск, III —^Инта; 1 — 11—13 лет, 2 — 14—15 лет, 3— 16-

Рис. 2. Частота употребления школьниками спиртных напитков в компании

друзей (на 100 обследованных):

I — Ленинград, II — Архангельск, III — Инта; 1 — 11—13 лет, 2—14—15 лет, 3—16—

17 лет

Более дифференцированное представление о формировании взглядов детей на алкоголь можно получить, рассматривая зависимость оценок учащимися пьянства от принятых в семье поводов употребления спиртных напитков (табл. 4).

Л Тот факт, что дети из семей, соблюдающих «сухой закон», по "Отношению к детям из семей, не соблюдающих его, доенее осуждали пьянство (*=3,4) и чаще встречали затруднения в «Го квалификации (*=3,8), возможно, объясняется отсутствием в их семьях «алкогольной практики». Наибольшая частота квалификации пьянства как нормального явления встречалась в

семьях с преимущественным употреблением спиртных напитков по выходным дням, что, возможно, являлось следствием свое-

Мальчики    Девочки

$$$ осуждают    \jr2rZ| безразлично относятся    '

J считают нормальным [-* _ | затрудняются ответить

ШШ1    %    v

Рис. 3. Отношение школьников к пьянству в зависимости от возраста (в %)

образной адаптации детей к семейным выпивкам, еще не достигшим уровня асоциальности, как в семьях с ежедневным потреблением, где этот показатель наименьший (*=2,1). Дети вэ семей с ежедневным употреблением спиртных напитков, так же, как и дети из семей, соблюдающих «сухой закон», имели равные показатели безразличного отношения к проблеме пьянства

:<*=1,з).

С возрастом изменялись оценки учащимися состояния опьянения окружающих (рис. 3). Частота случаев квалификации пьянства как нормального явления имела у мальчиков прямую

v    .    / “ f.; №g|*Sl

корреляцию с увеличением возраста (r=+0,99; p<0,01). IQfio-ши в 16 лет с меньшим осуждением, чем девушки, относились к пьянству окружающих (/=4,3). В наибольшей степени затруднялись однозначно выразить свое отношение к ш>янству дети 9 лет (в равной мере девочки и мальчики). Н<? начиная с 13 лет девочки определеннее мальчиков выражали свое отношение к пьянству окружающих: у них число неопределенных фтветов было примерно в два раза меньше (/=3,6). Надо заметить, что девочки вообще более однозначно высказывались по всем предложенным вопросам, чем мальчики.

Рис. 4. Терпимое отношение учащихся к употреблению спиртных напитков

(на 100 обследованных):

I — по праздникам, II — при встрече с друзьями, III — в выходные дни, IV — каждый день; 1 — 9—10 лет, 2 — 11—13 лет, 3 — 14—15 лет, 4 — 16—17 лет

На фоне рассмотренных общих оценок алкоголизации учащимися представляет интерес вопрос о том, в каких ситуациях, в каких пределах они считают допустимым собственное употребление спиртных напитков (рис. 4). Из иллюстрации видно, что число девочек 16—17 лет, положительно оценивающих употребление алкогольных напитков по праздникам, превосходило соответствующие показатели у мальчиков, их сверстников (/=2,3). Число случаев положительного отношения к возможности употребления спиртных напитков по праздникам и при встрече с друзьями обнаруживало прямую связь с возрастом и у мальчиков (^ = +0,98, р<0,05; г2=+0,99, р<0,01), и у девочек (4 = +0,99, /?<0,01; г^= +0,96, р<0,05). Кроме того Г у мальчиков такое положение распространялось и на ситуацию употребления спиртных напитков в выходные дни (г =+0,95, р<0,05). Негативное отношение к ежедневному употреблению спиртных напитков увеличивалось с возрастом у мальчиков (г= +0,99; р<0,01) и у девочек (г =+0,98; р<0,05).

Таким образом, алкогольные обычаи микросреды во многом определяют алкогольные установки детей, их оценки пьянства окружающих, отношение к возможности собственной алкоголизации и ее динамику. Они являются первым и наиболее нежным звеном в развитии алкоголизации у подростков, основой «социальной толерантности» к пьянству.

Анализ результатов исследований алкоголизации молодежи показывает, что уровень потребления спиртного выше в среде подростков, состоящих на учете в милиции, имеющих аномалии характера, и детей из семей алкоголиков. Факт знакомства детей со спиртными напитками, конечно, не может быть критерием оценки степени алкоголизации. Гораздо продуктивнее оценивать стиль алкоголизации — совокупность алкогольных установок индивида, определяющих соответствующую форму потребления спиртного и опьянения. Задачей дальнейших социально-психологических исследований будет разработка системы методов вероятностного прогнозирования алко-Кизации для тех или иных типов подростков группы риска.