СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ РАСПРОСТРАНЕННОСТИ И ХАРАКТЕРА РАННЕЙ АЛКОГОЛИЗАЦИИ
Психология, клиника и профилактика раннего алкоголизма, 1984

2. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ РАСПРОСТРАНЕННОСТИ И ХАРАКТЕРА РАННЕЙ АЛКОГОЛИЗАЦИИ

Алкоголизация подрастающего поколения большинством исследователей рассматривается как существенный индикатор неблагополучия микросоциальной среды. Этим и определяется постоянный интерес к изучению проблемы распространенности я характера ранней алкоголизации.

К ранней алкоголизации относится знакомство с опьяняющими дозами алкоголя в возрасте до 16 лет. О раннем (подростковом) алкоголизме следует говорить при появлении его первых признаков в возрасте до 18 лет. При анализе алкоголизации несовершеннолетних мы исходили из важного в методологическом плане положения о том, что употребление спиртных напитков подростками необходимо рассматривать как одну из форм нарушения поведения (Личко, 1977). Это требует более широкого и глубокого подхода к рассматриваемой проблеме, не ограничивающегося рамками социальной и клинической наркологии.

Особенности алкоголизации подростков, о чем мы писали выше, во многом предопределяются уже на этапе знакомства со спиртными напитками. В зависимости от того, кто, когда И в каких условиях впервые предложил подростку выпить, формируются «нормы» потребления. Основные каналы приобщения детей к спиртным напиткам отражены в табл. 5.

Как видно из таблицы, все исследователи отмечают, что чаще всего знакомство детей со спиртными напитками происходит в кругу семьи. Чем моложе возраст начала алкоголизации, тем большую роль играет семья. Причем первая проба алкоголя чаще происходит дома у    у мальчиков ПП1-

mann, 1957; Margules et al., 1977; и др.)'. С возрастом -все большее значение в приобщении к алкоголю имеют сверсдйики, друзья, товарищи (Kulisiwicz, 1974; Jarema, 1976; и др.)*

В таблице 6 приводится качественный состав спиртных напитков, употребляемых молодежью. Как видно из таблицы, мальчики чаще девочек употребляют основные виды спиртных напитков, причем с возрастанием их крепости эта разница становится существенной. Среди городских школьников распространено потребление преимущественно слабых алкогольных напитков — пива, вина, учащиеся же сельских школ более знакомы со вкусом крепких спиртных напитков. В 20—30-е гг. можно было встретить достаточно широкое употребление школьниками самогона: в 1,0 — 32,0% У мальчиков и 0,9 — 12% У девочек. С возрастом увеличивалась частота употребления водки.

Практически во всех социально-гигиенических и клинико-социальных исследованиях алкоголизации молодежи использовался метод опроса в различных модификациях — от заочной пикеты до интервью по телефону и клинического интервью.

Наиболее трудносопоставимы между собой данные о распространенности и частоте употребления алкогольных напитков среди молодежи, так как авторы не только различных стран, но даже одной и той же страны в один и тот же исторический период использовали качественно отличные друг от друга методы выявления употребляющих и не употребляющих алкоголь, различные классификации по возрасту я т. д.

Одни исследователи подразделяют подростков на основании употребления алкоголя в течение последнего года (Blackford, 1974, США), другие на основании употребления алкоголя хотя •бы раз за прошедшие 6 месяцев (Fejer, Smart, 1974, Канада), третьи — на основании одноразового пьянства (Zaczkiewicz, 1974, ПНР; Jasinsky, 1974, ФРГ), четвертые — в зависимости от употребляемого напитка (Demon, Wexler, 1976, США), пятые учитывают только группу регулярно употребляющих спиртное (Malhorta,1976, ФРГ) и т. д.

По возрастным группам в литературе можно встретить данные об употреблении алкоголя детьми от первых месяцев жизни (Brunon, 1899) до молодых людей 20—25 лет (Никольский, 1910).

Трудносопоставимы данные распространенности и частоты .алкоголизации различных по характеру групп молодежи: городских школьников (Плотников, 1890; Матвеева, 1900; Дейчман, 1927; Канкарович, 1930; Скворцова, 1978; Barnes, 1974; и др.), сельских школьников (Коровин, 1910; Китайская, 1925; Виш, 1932; и др.), молодых рабочих (Чучелов, 1927; Вольфсон, 1929; Розенблюм, 1929; и др.), студентов университетов, вузов, колледжей (Малыгин, 1907; Никольский, 1910; Block, 1970; идр.), учащихся ФЗУ (Сигал, 1928; и др.), городских и сельских профшкол (Ваййштейн, 1929), несовершеннолетних правонару-

Шетелей (Озерецкий, 1927; Ребане, 1972; и др.)', трудных под-рЮстИЬв (Гиндикин,~1968), «пролетарских дертей» (Рюлэ, 1923) Ш т. д.

По мнению некоторых западных ученых, имеет свои особен-Нфсти алкоголизация различных этнических групп молодежи: иегров (Vitols, 1968), индейцев (Swanson et al., 1971), евреев (Shoham et al., 1974).

Критерием начала алкоголизации служила различная глубина опьянения. Так, М. Плотников (1890) учитывал тех, которые «пробовали и бывали пьяны», А. М. Коровин (1910) — «напивавшихся», Б. С. Сигал (1928) — «напивавшихся допья-г на», Е. С. Скворцова (1978) — «знакомых со вкусом алкоголя» и т. д.

Наибольшей разноплановостью отличаются данные по систематизации частоты потребления алкоголя различными контингентами молодежи. Выделяют пьющих «систематически»-(Горячкин, 1894; Scala, 1957; и др.) и «систематически по разным поводам» (Айдарова, 1928), «почти ежедневно» (Григорьев, 1900), «регулярно» (Wilker, 1909; Schroder, 1976; и др.), «регулярно по праздникам» (Богомолова, 1928), «часто и регулярно» (Шишков, Пенева, 1975), «часто» (Гиндикин, 1968; Mader, 1972), «редко» (Исхакова, 1929), «изредка» (Секей, 1972), «иногда»1' (Hecker, 1912), «периодически» (Китайская, 1925), «как «ридется» (Сигал, 1928), «случайно» (Михайлов, 1930; Herber, 1971), «неоднократно» (Попова, 1928), «перед едой» (Tomas-a6wska, 1948), «в свободное время» (Schroder, 1976) и т. д.

I Вследствие такого разнопланового подхода к оценке частоты и распространенности алкоголизации подростков существенно затруднено обобщение данных. Можно, однако, констатировать более раннюю и широкую алкоголизацию детей в Ж1Х в., что во многом являлось следствием менее критичного-отношения к ней взрослых. За последние сто лет изменяется <?гиль и язык исследований — от преимущественно публицисти-4 ческой драматизации вопросов детского пьянства к попыткам глубокого научного анализа. В работах последних десятилетий вре строже систематизируются получаемые показатели, растет репрезентативность выборок, формируется сравнительный подход к оценке алкоголизации различных возрастных групп» (табл. 7).

О росте употребления алкогольных напитков подростками и молодежью в последние десятилетия красноречиво свидетель-стэуют многолетние панельные и сравнительные исследования. Проведенные в США, Канаде, ФРГ и других странах. Например, данные панельного исследования в штате Калифорния (США) за 7 лет показали значительное увеличение употребления алкоголя учащимися (Blackford, 1974). Процент учеников, употреблявших алкоголь в течение последнего года, составил следующий динамический ряд: 1968 — 65%, 1969—73, 1970    74,

1971 — 77, 1972 — 81, 1973 — 85, 1974 — 86%.

Fejer, Smart (1974) при панельном обследовании учащихся с 1968 по 1974 г. в Торонто (Канада) установили увеличение числа школьников, употребляющих алкогольные напитки, с46% в 1968 г. до 73% в 1974 г.

С 1967 по 1974 г. Schroder (1976) провел опрос 1004 подростков относительно потребления ими алкоголя. Среди подростков 16—18 лет, происходящих из семей, где старшие потребляли алкоголь, 94% регулярно пили алкогольные напитки, остальные 6% имели к нему отчетливую склонность', соответствующие данные для девушек были 68 и 32%. Важным отрицательным фактором была безнадзорность детей. Среди подростков 16—18 лет, чьи родители не находили времени для общения с ними, 65% юношей и 62% девушек регулярно принимали алкоголь. Автор обращает внимание на то, что родители часто не подозревали о том, что их дети злоупотребляли спиртными напитками. Относительно регулярного потребления алкоголя детьми вне праздников многие родители не были информированы (в 58% случаев для возраста 10—14 лет, в 35% случаев для возраста 14—16 лет, в 11% случаев для возраста 16—18 лет).

Все исследователи отмечают, что распространенность употребления алкоголя среди мальчиков (юношей) больше, чем среди девочек (девушек). Но эта разница сокращается, что особенно подчеркивают американские исследователи. Так, Harford (1976), анализируя исследования, проведенные в своей стране за последние 13 лет, пришел к заключению, что число пьющих (по меньшей мере один раз в неделю) возросло среди девушек с 39% в 1969 г. до 67% в 1973 г. Demone, Wexler (1976) при сравнительном изучении результатов исследований указывали, что пиво в 1956 г. употребляли 56% девушек, а в 1976 уже 79%, тогда как у юношей употребление пива повысилось с 77 до 86%. В 1965 г. 63% юношей пробовали виски, в 1974 г. — 73%, а у девушек соответственно алкоголизация возросла с 51 до 76%.

Таким образом, темп роста употребления алкогольных напитков среди девочек (девушек) идет быстрее, чем у мальчиков (юношей). Девушки, как свидетельствуют исследования зарубежных авторов, по всем показателям употребления (дозе, частоте, крепости напитков и т. д.) догоняют юношей.

Переходя от рассмотрения ранней алкоголизации (преимущественно эпизодического потребления) к анализу алкоголизма, необходимо остановиться на промежуточном звене злоупотреблении спиртными налитками. Большинство исследователей, выделяя группу злоупотребляющих алкоголем, учитывает в основном такие параметры, как чрезмерная частота, количество, и проблемы, возникающие у молодейш в связи с частым употреблением алкоголя. Особенно большое значение придают последнему факту в американской литературе (Zucker, 1966; Fillmore, 1974; Barnes, 1975; Demone, Wexler, 1976; и др.). F

Гпесмотря на разноплановость критериев выявления злоупо-I |ц,бляющих алкоголем и больных алкоголизмом в подростко-ноношеском возрасте, данные различных авторов все-таки позволяют судить о том, что их число достаточно велико (табл. 8).

Анализ материалов, приведенных в таблице, свидетельствует, Ито за последние 100 лет независимо от уровня употребления и злоупотребления. спиртными напитками показатели распро-| Гранения собственно алкоголизма у молодежи сохраняются на достаточно стабильном уровне, не превышающем 5% больных •in 20 лет и 8—10% больных до 25 лет (от общего числа взятых HI учет). Этот факт имеет принципиальное значение, так как щижетельствует о динамике возникновения и развития ранних ферм алкоголизма в целостной структуре алкогольной забо-яшаемости.

Многие исследователи констатируют тенденцию к увеличению потребления алкогольных напитков и росту заболеваемости хроническим алкоголизмом в последние десятилетия.

Neubert (1962) в своей монографии «Юноши и алкоголь» Авывает, что только с 1952 по 1957 г. число молодых алкоголиков в Федеративной Республике Германии выросло на 25% и |Лвышает 100 000. Schmorl (1962) отмечает, что за последние •||тверть века юношеский алкоголизм очень распространился и (Добрел иные формы, чем в первой четверти столетия. В то время напивались студенты, чтобы показать свою «академическую зрелость», а ученики гимназии потребляли алкоголь тай-*Ю, наслаждаясь «запретным плодом». В настоящее время алкоголизм уже проник в среду 16-летних, что раньше наблюда-л|сь редко. Причиной этого названные авторы считают то, что нЬши и девушки одинаково со взрослыми получают высокую Доплату, которую в большинстве случаев не умеют правиль-Ш расходовать из-за отсутствия житейского опыта. Основная Д причина роста алкоголизма, по мнению авторов, кроется в (^достатках воспитания.    /

|По мнению австрийских специалистов, выступавших на Исихиатрическом симпозиуме в Ландеке (1974), все большее ‘Шсло подростков и юношей, страдающих различными формами Наркоманий, переходят к злоупотреблению алкоголем. В на-«Яоящее время эта тенденция отмечается во всех развитых капиталистических странах. Сравнительное исследование (Jasin-l^y, 1974) показало особенно большое увеличение сильно пьющих в возрасте до 15 лет — с 0,3 до 2,1%, т. е. более чем в 6 раз (сильно пьющими автор называет подростков, которые в Последние 2 месяца напивались более 5 раз).

, Gostynski, Marcinkowski, Daboa (1975) подвергли социоло-fPiecKOMy анализу 1888 случаев поступлений в вытрезвитель Иоло^дежи в Познани и 3119 — в Щецине за период с 1969 по 1074 г. Удельный вес молодых людей в общем числе поступлений оказался почти одинаковым (41% в Познани и 47% в Щецине). Авторами также отмечена выраженная тенденция к уве-


личению числа злоупотребляющих алкогольными напитками среди молодежи. Schroder (1976) прослеживает тенденцию к регулярному потреблению алкоголя в свободное время юношами в возрасте 16—18 лет. В 1967 и 1968 гг. положительный ответ на вопрос о регулярном потреблении алкоголя дали 4% опрошенных юношей указанного возраста, в 1969 г. —5%, в 1970 г. — 7, в 1971 г. — 12, в 1972 г. — 22, в 1973 г. — 39 и в 1974 г. — 51%.

По данным Keyserlingk (1963), вероятность того, что молодой человек станет алкоголиком, в европейских странах равна 1 :30, а в США —* 1 : 10. Zucker (1966), суммируя исследования пьянства подростков, заключил, что среди подростков, которые имели алкогольный опыт, до 90—95% пьют таким образом, что потребление алкогольных напитков не представляет для них «проблемы». Для других (5—10%) потребление алкоголя — отчетливая «проблема». Известные исследователи и инициаторы противоалкогольного движения в Болгарии Б. Братанов и Д. Братанов (1973) утверждают, что угроза алкоголизации молодого поколения в условиях современной индустриализации и урбанизации становится все более реальной. Harford (1976) отмечает, что у 28% обследованных им юношей увлечение спиртными напитками может .перейти в будущем в алкоголизм.

Зарубежные социологи и психологи в качестве основных причин тяги молодежи к алкоголю указывают на растущее психологическое напряжение, неумение правильно использовать свободное время, отчуждение, неустроенную жизнь и несостоятельность семьи в вопросах воспитания. Неблагополучие в семье» столкновение с действительностью, мода или конфликт с общественными (нормами — таковы причины роста алкоголизации и алкоголизма среди молодежи на Западе.